Люди, аналитика, события, комментарии

Спецслужбы олигархов. “Вторая пуля”

На верхнем фото-Сергей Соколов, директор ЧОП «Атолл»..

Александр Евсеевич Хинштейн-депутат Государственной Думы РФ шестого созыва, заместитель председателя комитета по безопасности и противодействию коррупции, член фракции “Единая Россия”. Ранее – депутат Госдумы четвертого и пятого созывов. Скандально известный журналист, автор публикаций, направленных, в том числе, против предпринимателя Бориса Березовского, бывшего министра МВД Владимира Рушайло и министра здравоохранения и социального развития РФ Михаила Зурабова. Назывался в СМИ инициатором возбуждения уголовного дела против экс-председателя правительства Михаила Касьянова.В 1999-2006 годах Хинштейн выступил автором ряда статей, направленных против предпринимателя Бориса Березовского и его спецслужбы – частного охранного
предприятия “Атолл”.

Один из руководителей Секретной службы США — ведомства, которое охраняет президента, — сказал как-то: «Мы даем гарантию только от второй пули».
Вызывающе? Да, вызывающе, но зато откровенно, и то не до конца — в Кеннеди успели выстрелить трижды…
Если уж так обстоят дела в США, о чем можно говорить нам, гражданам страны, где убийства и терроризм стали неотъемлемой частью национального колорита. Страны, где от рук наемных убийц гибнут десятки и сотни людей — политиков, чиновников, бизнесменов. Страны, в которой то и дело взрывают святая святых, штаб-квартиры спецслужб — ФСБ, МВД.
Возможно, моя мысль покажется вам дикой. Но прежде чем по инерции возмутиться, задумайтесь над ней: для того чтобы остановить преступность, необходимо совершить всего одно преступление — убить президента. Президента, у которого нет ни сил, ни желания бороться с беспределом.
У тех, кто придет на смену погибшему, просто не останется выбора. Они обязаны будут положить конец террору, ведь на кону слишком дорогая ставка — их собственная жизнь.
…Скажете, это нереально? Президент, мол, не граница, и охраняют его по-настоящему.
Но вспомните: ещё полгода назад и в голову никому не могло прийти, что какое-то частное охранное бюро может шпионить за президентской семьей. Сегодня же о фирме «Атолл» знают все.
В стране, где «домашние» спецслужбы, принадлежащие олигархам, работают не хуже спецслужб государственных (а может, и лучше — с финансированием проблем у них нет), возможно все. И убийство президента — в том числе.
Тем более что гарантию дают только от второй пули…

В одном из своих интервью Сергей Соколов, руководитель частного охранного предприятия «Атолл», посетовал на то, что фирма его терпит сегодня серьезные убытки. «Кто сейчас будет работать „с тем самым“ „Атоллом“?»
Конечно, не о такой известности мечтал Соколов. Да и мечтал ли он о славе вообще — уж слишком тонка специфика его работы. Спецслужба — она и есть спецслужба, пусть даже частная.
Впрочем, и Соколов, и его патрон Березовский, выражаясь милицейским жаргоном, «идут в отказ». Березовский категорически отрицает свою причастность к «Атоллу». Руководители и сотрудники «Атолла» — что они шпионили за президентской семьей и другими видными гражданами.
Более того, атолловцы требуют от прокуратуры возбудить уголовное дело против автора этих строк, хотя сами уже полгода «ходят под статьей».
Интересно, что скажут теперь Борис Абрамович и его верные слуги? В распоряжении редакции есть неопровержимые доказательства преступных дел «Атолла». Диапазон их велик — от слежки за президентом и премьером до… убийств и диверсий.
И самое главное: уличить нас в какой-то необъективности этим господам будет затруднительно. Ведь в содеянном сознается не кто-нибудь — они сами…

В наших руках — сенсационная видеопленка. Это откровения сотрудников «Атолла», записанные три года назад, накануне президентских выборов.
Какие причины толкнули атолловцев на саморазоблачения, можно только догадываться. Возможно, они таким образом рассчитывали разбередить больную душу Березовского («папы», как ласково зовут его меж собой) и «выбить» у него дополнительные субсидии.
А может, никакой особой идеи и не было. Снимают ведь на видео чеченцы пытки и казни…
От ощущения полной безнаказанности крыша уедет у кого угодно. Особенно если над головой — серьезная «крыша».

«Крыши» серьезней, чем Борис Абрамович Березовский, в 96-м году в России не было…

Крупным планом — компьютерный дисплей. Отчетливо читаются пейджерные сообщения.

Сотрудник «Атолла» Юрий Иванов:
— Это пейджерные сообщения, полученные из разных систем одновременно… Пейджерный перехват сейчас стоит пока восьмиканальный. Каждый сканер настроен на свою частоту. Соответственно все данные обрабатываются и записываются на жесткий диск, на винчестер компьютера. Предположим, нам известен номер пейджера. Мы на этот номер ставим «маску», и из всех сообщений — я показывать, естественно, не буду — выбираются только те, которые нам нужны. «Маску» можно поставить на любой номер. Потом, есть программа поиска по связям. То есть я могу очертить круг людей из этих пейджерных сообщений, кто с кем связан, отдать аналитикам, они проанализируют.

Здесь сейчас стоит восемь систем — «Радиопейдж», «Вессолинк», «Информ-Экском»…

(В разговор вступает руководитель «Атолла» Сергей Соколов.)

Соколов:
— Сюда привозили фирменный аппарат для прослушивания сотовых телефонов. Стоит он 300 тысяч долларов. Но нужно его ещё адаптировать. А вообще, в принципе, все заново изобретается. То же самое — пейджерные перехваты. По нашей программе можно взять и найти все сообщения, которые связаны с конкретным телефоном. Наш профессор Мориарти (то есть Иванов. — А.Х.) садится, и все сообщения выходят. Или по фамилии — Иванов Иван Иванович — он программу забивает, и все сообщения, связанные каким-то образом с этой фамилией, всплывают.

…Все наши спецслужбы работают по пейджерам. Например — «десятый» выехал на трассу, «одиннадцатый» выехал с дачи. «Десятый» — это Ельцин, «одиннадцатый» — Черномырдин..«Десятый» — это действительно кодовое обозначение президента. «Одиннадцатый» — премьера. Так на своем языке именуют руководителей государства низовые сотрудники охраны и ДПС.
Вообще-то, если быть до конца точным, Ельцина называют «сто десятым». Премьера соответственно «сто одиннадцатым». Но для простоты длинные клички сокращают.
Откуда Соколов может знать столь специфическую информацию? Ответ один: только если «Атолл» пеленгует волны, на которых работают спецслужбы. Или снимает информацию с пейджеров.
Мы уже писали о том, что «Атолл» занимался перехватом пейджеров Татьяны Дьяченко, Валентина Юмашева, других официальных и неофициальных лиц. Выдержки из пейджерной «сводки» Дьяченко «МК» даже публиковал. (Впоследствии все эти документы я передал в Генпрокуратуру.)
Однако Соколов приведенные нами факты отрицает. «Что касается той спецтехники, которая у нас была, — утверждает он в интервью „Общей газете“, — ей просто не по зубам прослушивать лиц, охрану которых осуществляет ФСО».
Но ведь кто-то же снимал информацию с пейджера Дьяченко? В противном случае дочь президента давно бы уже открестилась от напечатанных нами выдержек.
Кто? Не я же?

То, что возможности такие у «Атолла» были, становится ясно, если ознакомиться с дальнейшими откровениями его сотрудников.

Интервьюер:
— Вы можете поймать любые переговоры по рации Коржакова (напомню — дело происходит перед президентскими выборами, шеф СБП ещё в силе. — А.Х.), Ельцина? Пейджеры?

Соколов:
— Пейджеры — абсолютно. Бытовые приборы — абсолютно. Телефон «БиЛайн» в руках Ельцина — это тот же самый телефон. Неважно, кто пользователь, важно, что можно поймать, расшифровать разговор. Но есть у них своя кодированная связь. Это очень сложно. Это нужно поймать перехват, потом раскодировать, о чем они говорят. (…) Но если встанет задача — люди могут сделать все.

— Радиотелефонные разговоры можно записывать? Допустим, один из последних разговоров Бородина (управделами президента. — А.Х.)?

— Для этого надо присутствовать там, находиться где-то рядом… Но любая задача решаема… Понимаешь, существует такое понятие — перехват. Перехват разговоров по рации, телефона сотового, обыкновенного, пейджера. Из каждого перехвата узнаешь какую-то информацию.

— Качество можешь показать, когда перехватываете телефонные переговоры?

— Конечно.

(Вставляет кассету в магнитофон. Звучит запись мужского голоса: «Ну, понятно. Я думаю, сейчас в течение получаса я этот вопрос разрешу. Я понимаю, что вопрос-то серьезный».)

Соколов (выключая магнитофон):

— Какой вопрос — мы, естественно, осветить не можем, потому что все это конфиденциально. И технику работы тоже не можем рассказать. Я могу сказать, что таким способом не пользуется никто. Он настолько оригинальный, что хотелось бы все сохранить в тайне.

— Ты знаешь, о чем разговор идет?

— Естественно, знаю. Мы не ищем информацию просто ради информации. Как сейчас создают все эти базы данных… У нас информация прикладная. Если шеф дает команду — то-то, то-то, — мы работаем. А потом, у нас информация не для аналитического отдела, а оперативная, для проведения какой-то операции конкретной.

К личности «шефа», по команде которого работает «Атолл», мы ещё вернемся. Тут все понятно.
Гораздо больше меня интересует другое. О каких конкретных операциях говорит Соколов, руководитель ЧАСТНОГО охранного предприятия?
ЧАСТНОЕ охранное предприятие существует для того, чтобы охранять, а не проводить операции. Тем более если собирают они информацию о руководителях государства.
Заметьте: Соколов говорит — «мы не ищем информацию ради информации». Выходит, слушали они переговоры президентской охраны, пеленговали пейджер Дьяченко с какой-то конкретной целью. Для каких-то конкретных операций.

Каких?

Не думайте только, что «Атолл» занимался исключительно прослушиванием телефонов и пейджеров. Сотрудники этой частной спецслужбы были профессионалами и в других областях.

Соколов:
— Наша сила не конкретно в чем-то, а в симбиозе. Таких людей просто нет. Если мне покажут человека, который может угнать вертолет, выйти на ринг, опуститься под воду, прыгнуть с парашютом, угнать БТР, вскрыть… открыть сейф любой — у нас каждый боец это знает. Работать со спецтехникой — приборами обнаружения, локации, нелинейной локации, рацией, это каждый боец у нас может. Критерий может быть только один: с любым подразделением — нас двадцать человек, их двадцать… нет, сорок человек, мы готовы встретиться по всем программам — горная, летная, парашютная, единоборства… Вот поехали наши ребята инструкторами в Иорданию. Когда человек узнал, что они московские, просто ох…ел — там нет таких.

…В Югославию нас просто кадрили. В Чечне… (Обращается к другим.) Там у нас Смит был, помнишь? Который в Анголе был. Он говорит: ребята, вот, сразу десятка «грин» каждому. Арендуем вам дома, живете. Вы не будете воевать вообще, только тренировать.

— Но зовут-то, как правило, не воевать, на конкретную операцию?

(Человека, который вступает в беседу, идентифицировать мы не смогли, хотя в том, что работает он в «Атолле», сомнений нет. За неимением более точного имени, будем называть его «снайпер».)

Снайпер:
— Ну… Говорят: месяц отработаете. А чего там делать? Куда хочешь могут поставить. Нам-то разницы никакой нет — караван сопроводить, взорвать чего-нибудь… Но это чисто делается, если заработать денег, когда вообще ничего не будет.

— А у тебя в Чечне какие задачи были?

— Снайпером.

— Сколько? (Имеется в виду сколько убитых. — А.Х.)

— Шесть… Хитрое дело. Одного вообще за…бись… За коровой. Корова идет так, а смотрю, у коровы что-то ног до х… . А он за коровой идет, наблюдатель. Две пустил туда, и все…

Они перебегали к нам много раз. У всех паспорта. «Я заложник!» Раздеваешь — все плечо синее. «Я с Кизляра, водитель „КамАЗа“. — „Много вас там?“ — „Кого?“ — „Заложников“. — „Не знаю, не знаю, я тут три дня просидел, ничего не помню“. Ну, пи…дить его не стали. Два раза напильником по зубам — все сказал. Я не верю, что раньше в гестапо Зоя Космодемьянская молчала. Х…йня! Любого за десять минут! Раз в коленку выстрелил, в другую…

Это не пустая бравада. Когда я показывал видеозапись профессионалам, людям, проведшим в «горячих точках» не один день, мнение их было единым: говорит человек бывалый. Действительно снайпер.
А чтобы все сомнения развеялись, проведу небольшую экскурсию. Вот каким вооружением и оборудованием располагает «Атолл». В процессе съемки свои «орудия производства» они демонстрируют подробно.
Стеклорезы. (Соколов: «Только в кино можно увидеть. Это стеклорезы, которые вскрывают любое стекло… У нас же программа есть „Медведь“.)
Полуавтомат. (Андрей Смирнов, сотрудник «Атолла»: «Останавливает любую машину на полном ходу. Несется, высаживаешь рожок, она останавливается».)
Нечто напоминающее оружие из повести Конан Дойла «Знак четырех»: длинная трубка, из которой плевался стрелами дикарь Тонга. Атолловцы называют это «дартсом». (Соколов: «Эта штука прошибает человека насквозь».)
Аналогичные «дартсы» для подводного боя.
Подводное и альпинистское снаряжение.
Опять же бьющая стрелами пневматическая винтовка с оптическим прицелом. (Смирнов: «Раны очень плохо заживают. Ее ещё во время Первой мировой запретили». Соколов: «И невозможно идентифицировать — наконечник, он и есть наконечник». Снайпер: «Тефлоновое покрытие — отпечатки пальцев не остаются».)
Гидравлический домкрат для выдавливания металлических дверей вместе с коробкой. (Смирнов: «Ни тебе кувалды, и усилий никаких».)
Ножи для метания. Тесаки. (Соколов: «У нас товарищ — он сейчас вышел, не хочет сниматься — просто за долю секунды отрезал голову под основание, без усилий. Один петух стал х…ми мериться, говорит: вы мне не нравитесь, чего-то вы молчите. Тот говорит: я не молчу. Х…як — и отрезал голову, показал его друзьям, те замолчали».)
Арбалеты. (Смирнов: «Прошибает нормально. Если надо куда-то пролезть, чтобы было неслышно…»)
Пистолет, стреляющий пулями со снотворным. (Соколов: «Абсолютно бесшумная вещь, прицел точный. И нельзя идентифицировать оружие, что очень важно».)
«Тревожные» рюкзаки. (Соколов: «Абсолютно все, что надо, здесь есть. Через десять минут — надел, пошел».)
Светошок. (Смирнов: «Вся эта штука заполнена вольфрамовой нитью. В спецподразделениях используется, называется „Заря“. Включать не буду — камера не выдержит… Была ситуация — захват заложников. Человек был вооружен, а его надо было вывести на переговоры… Человек больше не видел суток двое. У него потом глаза посмотрели — на роговицах пятно белое осталось».)
Бронежилеты. Надувные лодки. Особые жилеты для спецопераций. Таблетки, убивающие бактерий в воде. Компактные палатки. Примусы с сухим топливом. Солнечные очки со встроенной видеокамерой.
Фонарь-полумиллионник. (Соколов: «Засадили из такого одного человека без единого выстрела. Было задание. Человек шел на „мерседесе“ на больших скоростях, три машины сопровождения. Нельзя было разводить шум. В темное время он несется, скорость — километров 130. По лобовому стеклу — ба-бам. Когда открыли „мерседес“, там было чахохбили. Весь эскорт улетел, без одного выстрела, без риска».)

Теперь вам понятно, для каких «конкретных операций» собирал информацию «Атолл». Вот одна из них.

(Надеюсь, Генеральная прокуратура, куда после выхода материала я передам эту кассету, выяснит, что же за человек был ликвидирован атолловцами. Благо нераскрытых убийств в стране — полным-полно.)
Грешным делом, в прежних своих материалах я высказывал предположение, что Березовский создал «Атолл», остро нуждаясь в разного рода информации, ибо знать о людях то, что они сами хотели бы позабыть, — мечта любого политического интригана. Компромат — оружие ХХ века.
Так-то оно так, да не совсем…

Интервьюер:
— Сереж, нет такой опасности, что служба будет выполнять не охранные задачи, а атакующие? Все эти поездки в Чечню, в Сербию…

Соколов:
— Все зависит от направления коллективной идеи, от внутренних задач. Никто не может обязать одного человека убить другого. А вообще два этих понятия — как атаковать и защищать, — они неразрывны. Защищая человека, ты нападаешь на бандита, убиваешь его. Нельзя заниматься чистой защитой или чистым нападением.

(…) Воевать не количеством нужно, а качеством. Вот наша группа способна захватить любой город за считанные часы.

— Сколько вас человек?

— Немного. Меньше тридцати.

— Вы что, круче «Альфы»?

— Как тут мериться!

Снайпер:

— Кто на что научился. Их что учат? Самолет, корабль, дом. Все, п..ц. А в лес их выкини, они стоят, лапки скрючив.

Оставим критику в адрес «Альфы» — самого профессионального спецподразделения страны — на совести атолловцев.
В конце концов свое мастерство «Альфа» доказывала не раз. «Атолла» в деле мы ещё не видели. Или видели, но просто не знали, что это «Атолл»?

(окончание здесь)

Источник. “Какого цвета страх”.Автор-Александр Хинштейн.