Тактическая медицина и первая помощь

Бас Руттен рассказывает о зависимости от обезболивающих препаратов

“Как-то раз, после семи лет без выступлений на профессиональном уровне, мне предложили провести бой за огромные деньги. Конечно, почему бы и нет? Мне как раз нужен был бассейн на заднем дворе, так что я согласился. Травм у меня не было, так что всё должно было пройти гладко.”

“Недель шесть всё было в порядке, и затем все те травмы, из-за которых мне пришлось завершить карьеру, громко напомнили о себе. Чтобы справиться с болью, я начал принимать викодин – всего одну таблетку перед тренировкой. В день боя принял одну утром – не хотелось, чтобы голова была в тумане в момент поединка, так что я принял её где-то в 10 утра.”

“Я победил техническим нокаутом в первом раунде. После боя хлопнул ещё таблетку с пивком, замечтавшись о новом бассейне. Вскоре одна таблетка превратилась в две. Две перешли в пять, а затем и в семь таблеток в день. Я помню, как выводил на зеркале тушью супруги цифру “9” – больше девяти в день не принимать! Да куда там.”

Себастьян «Бас» Руттен (род. 24 февраля 1965 года) — бывший профессиональный кикбоксер и боец ММА из Нидерландов. Руттен является бывшим чемпионом UFC в тяжёлом весе и трёхкратным чемпионом Pancrase. За карьеру Руттен побеждал чемпионов UFC Фрэнка Шемрока, Кевина Рэндлмена, Мориса Смита, Гая Мезгера, а также чемпионов Pancrase Масакацу Фунаки и Минору Судзуки. Кроме того, свою карьеру он завершил беспроигрышной 22-матчевой серией (21 победа и 1 ничья).

“Постепенно викодин превратился в оксикодон. Я перешёл на него, так как по словам моего врача в предыдущем препарате был какой-то ацетаминофен, который вредил моей печени из-за моего злоупотребления препаратами. В итоге все свелось к восьми-десяти 80-мг таблеткам “Окси” в день.”

“В давнишние времена один мой приятель подогнал мне 80-мг таблетку оксикодона. Он думал я в курсе, что целую принимать нельзя. А я-то не знал, и съел её целиком. Он запаниковал: “Ох, блин, давай-ка я с тобой пока побуду, с тобой сейчас странное начнёт твориться.” Как же он был прав. Приход был такой, что я не мог есть, потел, голова кружилась, это безумие длилось часами. Так вот, к финальной стадии своей зависимости я принимал по 8-10 штук в день. Поразительно, как организм ко всему приспосабливается – хотя ты от этого только в проигрыше.”

“Я понял, что у меня развилась зависимость, поэтому принялся чиститься с помощью налоксона. Это такой антидот, который дают героинщикам. Я попросил о нём врача, но он сперва отказывался. Я дико взбесился, сказал ему, что это именно он превратил меня в наркомана, и что мне нужны эти таблетки ПРЯМО СЕЙЧАС – и сразу же их получил. Как правило, с налоксоном надо закругляться после 7-10 дней приёма, дальше на нём сидеть нельзя, но меня-то об этом никто не предупредил. Я на этом дерьме 3,5 года просидел, пока не услышал, как по радио сказали: “Налоксон – это новый метадон”. Тут-то я и задумался. Приехал домой и начал искать информацию. Я был кретином, что не изучил вопрос заранее. Что ж, зато я хотя бы понимал, что с этого препарата пора соскакивать.”

“Говорят, что первую дозу налоксона надо принимать не раньше, чем через 16 часов после приёма последней таблетки обезболивающего. Я накинул ещё 4 часа, просто на всякий случай, так что в итоге получилось 20. Но всё равно это оказалось слишком рано.”

“Народ, если кто-то хочет бороться с зависимостью от таблеток с помощью налоксона – с этого момента прошу читать повнимательнее. Если принять налоксон слишком рано, ваш организм пройдёт полный детокс менее чем за 10 минут. То есть от нуля до ста меньше, чем за 10 минут.”

“Я много всякой чертовщины пережил, но хотите испытать настоящее зло? Поверьте на слово – это оно и есть! Моя кожа походила на шкуру ящерицы, мурашки, каких и представить нельзя, КАЖДЫЙ волосок на руках стоял колом. В животе что-то постоянно шевелилось, было очень страшно. В тот момент я висел на линии 911 и вёл машину (естественно, всё это должно было случиться именно в машине), но не мог сориентироваться, где я нахожусь, потому что пребывал в неописуемом состоянии. Ужасное, напряженное чувство, я потел как одержимый, орал, молотил по рулю, люди выглядывали на меня из своих машин. Наверное, психопатом меня считали.”

“К счастью, неподалёку нашёлся приятель, у которого было с собой 12 таблеток викодина, так что я направился к нему. Слёзы лили из меня ручьём, хотя я не плакал, с вами такое хоть раз было? Я нашёл своего приятеля, забрал у него все 12 колёс, купил сигарет (хоть и не курю). Я думал, никотин меня успокоит – я был в отчаянии. Кстати, мой друг ужаснулся, когда я сожрал все 12 штук у него на глазах. Потому что он принимал по половинке, когда чувствовал боль. Поэтому я говорю всем, кто начинает принимать обезболивающие препараты – вам в этой битве не победить, вы будете принимать всё больше и больше, ничем хорошим это не закончится.”

“Я хотел завязать со всем этим дерьмом. Сперва пробовал просто взять и резко отказаться от таблеток. Но через пять дней моя дочь устроила вечеринку у бассейна в нашем доме, и моей жене нужна была помощь. А помочь я не мог, поскольку целый день валялся в кровати при смерти, трясясь и потея. Так что пришлось вернуться к налоксону, так я хоть с вечеринкой смог помочь.”

“Но я решил изменить свой подход. Постепенно я начал снижать дозировку: со полутора таблеток до одной, до трёх четвертинок, до половинки и так далее. А затем и вовсе перестал. Я смог завязать!”

“Мой доктор не мог поверить, как мне это удалось. А я просто пил много воды, аминокислот, ел полезную пищу (есть совсем не хочется, но надо), и каждый день занимался на беговой дорожке. Я по полчаса каждый день ходил по дорожке под наклоном, и это было УЖАСНО трудно, потому что ты буквально ощущаешь, как гравитация тянет тебя на пол, а ты при этом весишь словно под четыреста кило. Но пришлось себя заставлять, потому что я не терял фокуса на конечной цели.”

“В течение нескольких недель все мои мучения сошли на нет. Просто поразительно.”

Источник