Тактика боя. Опыт войн и конфликтов

Основы партизанской войны: теория и практика. Часть 2

Начало публикации читать здесь.

Конечно, деятельность городских партизан — это не работа по контракту. Они отличаются и от исполнения обычных трудовых обязательств, и от театрального представления. Нужно помнить, что участие в городской герилье, как, впрочем, и в любой партизанской войне, независимо от места, это обязательство, которое каждый человек принимает на себя сам. Если он не в состоянии справляться с трудностями, если у него нет необходимого терпения и способности ждать — без нервных срывов и без приступов отчаяния, тогда ему лучше (для него самого) воздержаться от взятия на себя такого обязательства. Это же относится и к людям, которым очевидно не хватает самых элементарных навыков, необходимых для участника городской герильи».

ЗНАЧЕНИЕ разведки ни в коем случае нельзя недооценивать, разведка предшествует каждому шагу партизана. Партизаны могут нанести поражение регулярной армии только в том случае, когда им удается захватить и удержать инициативу, а это возможно только тогда, когда партизаны владеют максимально полной и точной информацией о противнике.

«Разведка предопределяет и ход действий партизан; последние редко могут открытой силой создать наивыгоднейшее исходное положение и только используют моменты в обстановке, руководствуясь данными разведки. Огромное значение имеет и скрытность разведки; последняя настолько разнообразна в своих формах и приемах, что не всегда подходит даже под понятие соприкосновения с противником» (П. Каратыгин).

В партизанской борьбе разведка является одним из важнейших видов боевой деятельности. Разведка представляет собой мероприятия руководства партизан, их штабов и действия самих бойцов, проводимые для добывания информации об уже действующем или потенциальном противнике, составе его сил, местоположении, особенностях действий и намерениях, а также и о местности в районе базирования, на маршрутах движения и в районах выполнения боевых задач.

По своей сути разведка есть вид оперативного обеспечения партизан. К силам и средствам разведки относятся разведывательные подразделения, обычные подразделения, выделяемые из состава партизанского отряда, и агентура. Способами ведения разведки являются наблюдение и слежение за противником, фотографирование, подслушивание, налеты, засады, ведение разведки боем, получение информации от местных жителей, допрос пленных и перебежчиков, изучение трофейных документов; могут использоваться также радиоперехват и пеленгование.

Тактическая разведка — это действия разведывательных подразделений, выделяемых для этой цели партизанским отрядом. Небольшая партизанская группа выделяет наблюдателей и разведывательные дозоры (2–3 человека); партизанский отряд отряжает для этой цели отдельных наблюдателей, наблюдательные посты и дозоры (5–6 человек) или разведывательные группы (10–12 человек).

Оперативной разведкой называются действия разведгрупп специального назначения и агентуры. Такие группы высылаются от отряда на расстояния до 100 км и более с задачей ведения разведки дальних объектов противника и выведения их из строя путем диверсий. В состав группы обычно входят специалист по войсковой разведке, один или два оперативника по агентурной работе и два-три диверсанта.

В свою очередь стратегическая разведка подразумевает исключительно агентурную работу (хотя использование агентуры, конечно, не исключается и на тактическом, и на оперативном уровнях). Эту работу ведут заранее подготовленные или завербованные во время разведывательных операций агенты. Отметим, что именно агентурная разведка позволяет партизанам проникать в карательные органы противника, спецслужбы, административные учреждения.

Учитывая исключительную важность агентурной разведки, руководство ею осуществляет либо сам командир партизанского формирования, либо его заместитель по разведке (или контрразведке).

Агентурная разведка в тактических целях ведется в населенных пунктах и на маршрутах движения. Основными объектами служат вражеские военные и экономические объекты, карательные органы и местная администрация.

В оперативном масштабе агентурную разведку ведут в основном крупные партизанские формирования. Задачи здесь такие: добывание информации о составе, вооружении и специфике действий регулярных частей и карательных сил противника на основных операционных направлениях, о перемещении различных частей противника, грузов и живой силы разными видами транспорта, о маскировочных мероприятиях врага.

На стратегическом уровне агентурная разведка должна устанавливать состав и характер действий вражеских сил на стратегически важном участке театра военных действий, местоположение важнейших военных объектов, командных пунктов, баз снабжения и оборонительных рубежей.

Жизненно важным видом деятельности партизан является контрразведка. Контрразведкой называется комплекс мер по борьбе с агентурой противника и его войсковой разведкой. В целом контрразведывательные мероприятия включают установление режима в районе базирования и на маршрутах движения партизанского формирования, охрану и оборону объектов жизнедеятельности партизан, а кроме того, маскировку, дезинформацию, борьбу с лжепартизанскими отрядами, конспирацию и собственно контрразведку.

Режим на маршрутах движения и в районе базирования устанавливается командиром партизанского отряда и предусматривает установление порядка жизнедеятельности местного населения в партизанских зонах; выдачу специальных удостоверений и установку паролей для взаимного опознавания партизан; запрет на передвижения местного населения и самих партизан в определенных зонах; регулярные проверки документов и пропусков; ограничение работы средств связи и транспорта; введение комендантского часа; установление жесткого контроля за производством, хранением и сбережением оружия, боеприпасов и средств взрывания; охрану сельскохозяйственных участков местных жителей, помогающих партизанам; контроль за распределением и расходованием денежных средств.

Охрана и оборона партизанских объектов включает всевозможные меры по войсковому и оперативному прикрытию объектов жизнедеятельности. При этом особенно тщательно должны прикрываться районы базирования и маршруты движения. Охрана и оборона объектов обычно организуются по трем рубежам: на дальних подступах к объектам (от десяти до пятнадцати километров), на ближних подступах (от трех до четырех километров) и непосредственно у жизненно важных центров. С этой целью партизанское формирование выставляет сторожевое охранение, секреты, дозоры, патрули и часовых.

Маскировка представляет собой один из эффективных способов введения противника в заблуждение, поскольку позволяет скрыть партизанский объект от всех видов наблюдения противника, изменить внешний вид объекта, убрать демаскирующие признаки, создать помехи для технических средств и разведки противника и тем обеспечить живучесть партизанского формирования. Маскировка должна соблюдаться не только в масштабе партизанского отряда, но и каждым бойцом в отдельности.

Под дезинформацией подразумевается активное скрытное продвижение специально подготовленной информации с целью ввести противника в заблуждение и побудить его к желаемым решениям и действиям. Это может быть полное искажение сведений о каком-либо объекте, частичное искажение информации, а может быть и подготовка полностью достоверных сведений, которые, однако, будут восприняты противником как ложные.

Конспирация предполагает сохранение в тайне от спецслужб противника и от отдельных лиц любой информации о деятельности партизан. Конспирация должна строго соблюдаться на всех уровнях — от устного распоряжения и подготовки штабной документации до действий отдельных подразделений.

Собственно контрразведка включает в себя комплекс мер по борьбе со шпионажем, предотвращению измены, борьбе с экстремистскими элементами, дискредитирующими партизанское движение, проверке лиц, зачисляемых в партизанский отряд, обеспечению безопасности партизанского руководства, участию в дезинформации противника, а также выполнение специальных заданий руководства.

Чаще всего в партизанских формированиях контрразведывательную работу выполняют подразделения разведки или отдельные их сотрудники, поскольку на вражеской территории разведывательные и контрразведывательные задачи часто взаимосвязаны.

Основными поставщиками информации являются резиденты, агенты и доверенные лица, которые замыкаются на заместителя командира по разведке или контрразведывательную секцию партизанского штаба.

ВАЖНОЙ составной частью партизанства является его морально-психологическое обеспечение. Это система мероприятий, направленных на формирование и поддержание высокого морального духа, соблюдение дисциплины и установленного правопорядка, на сплочение боевого коллектива партизанского отряда, а также осуществление информационно-психологического воздействия на противника. При этом используются все доступные средства — печать, телевидение, радио, Интернет.

Целями морально-психологической подготовки партизан являются: утверждение в сознании бойцов таких моральных ценностей, как патриотизм, чувство долга, дисциплинированность, честность и т.д.; формирование необходимых для участия в партизанской борьбе морально-волевых качеств, обеспечивающих психологическую устойчивость бойцов в любой обстановке (стойкость, самообладание, самоотверженность); развитие норм и правил взаимоотношений внутри формирования, без которых невозможно существование и боевая деятельность боевого коллектива (товарищество, взаимовыручка, уважительное отношение к командирам и подчиненным).

Морально-психологическая подготовка есть самостоятельная задача обучения и воспитания партизан. Она проводится в процессе повседневной и боевой деятельности, а также и в ходе таких спецмероприятий, как защита бойцов от психологических операций противника, проведение индивидуального отбора бойцов, проверка новых партизан на выполнении отдельных боевых заданий. Основное методическое руководство и непосредственное проведение такого рода мероприятий осуществляют командиры подразделений и специально назначенные лица.

Классическим и хрестоматийным примером почти идеального «идейного вожака» партизан продолжает служить С. В. Руднев — комиссар партизанского соединения С. А. Ковпака. Это был не только по-настоящему честный и бескомпромиссный человек; он обладал личным обаянием, умел вести за собой людей и, кроме того, будучи профессиональным военным, имел базовую теоретическую партизанскую подготовку, полученную на спецкурсах. В соединении комиссар Руднев пользовался непререкаемым авторитетом и уважением. Его гибель во время Карпатского рейда стала настоящей трагедией для всех партизан соединения.

НАКОНЕЦ, нужно еще упомянуть и о тыловом обеспечении партизан. Оно включает в себя материальное, транспортное, медицинское, бытовое и финансовое обеспечение.

Под материальным обеспечением понимается весь комплекс мер, направленных на удовлетворение потребностей партизан в материальных средствах. Материальные средства — это вооружение и боевая техника, боеприпасы и минно-взрывные средства, продовольствие и медикаменты, которые необходимы для жизни и боевой деятельности партизанского отряда. Источниками пополнения этих материальных средств служат трофеи, захваченные у врага, продукция собственного производства, помощь местного населения, сбор в местах прошедших боев, приобретение через торговую сеть противника и, наконец, поставки с Большой земли (если они есть).

Захват трофеев партизанами традиционно осуществляется с помощью налетов на вражеские склады, базы снабжения, мелкие гарнизоны, административные учреждения и другие объекты противника. Кроме того, для этой же цели могут проводиться засады и диверсии на путях сообщения.

Собственное производство материальных средств обычно имеет место в условиях развитого партизанского движения, когда партизанские силы контролируют значительную территорию и имеют свои партизанские зоны. Прежде всего партизанское руководство стремится наладить производство ручных гранат, мин, взрывчатки, минометов, гранатометов, а в некоторых случаях — и отдельных образцов стрелкового оружия.

Помощь местного населения является наиболее распространенным и доступным способом обеспечения партизан продовольствием, одеждой, обувью, медикаментами, деньгами. В основном же партизанские формирования могут рассчитывать на помощь в виде продовольствия, особенно в начальный период своей боевой деятельности. В то же время партизаны не должны злоупотреблять помощью местных жителей и обязаны расплачиваться за продукты и другие товары или, по крайней мере, выдавать расписки.

Наконец, медицинское обеспечение партизан должно включать лечебно-профилактические, лечебно-эвакуационные, санитарные и противоэпидемические мероприятия. Сюда же относятся и меры по защите от оружия массового поражения.

Вполне естественно, что длительное нахождение в полевых условиях оказывает неблагоприятное воздействие на здоровье бойцов. Кроме того, плохое обеспечение одеждой, обувью, трудности в лечении больных и раненых, недостаток в медикаментах и квалифицированных медицинских работниках также являются обычным, рядовым явлением для партизанской жизни.

Относительно значения медицины в партизанской жизни можно сослаться на авторитетное мнение Че Гевары (напомним, что в отряде Фиделя Кастро он выполнял роль врача) о том, что «роль врача в партизанском отряде велика. В ходе партизанской войны врач оказывает бойцам не только всестороннюю медицинскую помощь. Если необходимо, он борется за спасение их жизни. А если средства, которыми он располагает, оказываются недостаточными, он морально поддерживает пациента своим присутствием, старается по возможности облегчить его страдания. Он не покидает раненого до тех пор, пока тот не будет здоров.

Постановка работы в госпиталях определяется степенью развития партизанских отрядов. В зависимости от этого различается три основных типа организации госпиталей. …Врач, если он имеется, на равных со своими товарищами участвует в жизни отряда. Собственно, это еще один боец, нередко выполняющий те же задачи, что и партизан. Как и все партизаны, он ходит в атаку. Наряду с этим он выполняет трудную и порой совершенно безнадежную задачу по спасению жизни раненого бойца при отсутствии необходимых условий. На этом этапе врач занимает далеко не последнее место в партизанской армии.

Хотелось бы отметить моральное значение присутствия врача в партизанском отряде. Бойцы нередко видят в нем истинного святого отца, несущего им утешение. На человека, который страдает, простая таблетка аспирина, поданная рукой друга, понимающего и разделяющего его страдания, оказывает большое воздействие».

* * *

РОССИЙСКОЕ правительство, продолжая традиции правительства советского, полностью игнорирует изменившийся характер современной войны и потому отвергает все предложения по созданию российских войск специального назначения, хотя предложения в этой области неоднократно поступали. В частности, несколько раз выходил со своими предложениями В. Квачков — один из лучших современных теоретиков и практиков партизанской войны в России, автор небольшой, но очень емкой по содержанию монографии «Спецназ России». Реакции со стороны правительства не последовало, что не является чем-то удивительным.

Для того чтобы оценить, насколько Российская армия отстала от армий западных и, прежде всего от армии Соединенных Штатов, посмотрим, как обстоит дело с подготовкой к «малой войне» у них.

Отметим, что само понятие «партизанская война» полностью укладывается в определение «специальной операции». С точки зрения большинства современных западных военных специалистов, специальные операции представляют собой операции, проводимые специально созданными, подготовленными и оснащенными соответствующим образом военными и полувоенными формированиями для достижения военных, политических, экономических или информационных целей посредством использования так называемых «неконвенционных» военных средств на территории противника, в запретных, недоступных для проникновения или в политически нестабильных районах. Неконвенционные действия включают взаимосвязанные формы и способы партизанской войны, выход с территории, находящейся под контролем противника, и организацию побегов из плена, подрывную деятельность и саботаж, а также другие малозаметные операции, скрытые или тайные по своему характеру. Все взаимосвязанные виды неконвенционных действий могут осуществляться как отдельными лицами, так и коллективно во всех условиях мирного и военного времени. Эти операции ведутся по всему спектру операции вооруженными силами самостоятельно или во взаимодействии с обычными, неспециальными силами.

Складывающаяся военно-политическая обстановка определяет, как проводить специальные операции, исходя из потребности применения скрытых или тайных их форм и способов, необходимости постоянного контроля за их ходом со стороны военно-политического руководства. Специальные операции отличаются от обычных операций вооруженных сил по степени физического и политического рисков, формам и способам ведения автономных действий, зависимости от детальных разведданных и местных условий и возможностей.

Специальные операции стали неотъемлемой частью военных кампаний на театрах военных действий по всему спектру операций вооруженных сил. В то время как ряд специальных операций может проводиться самостоятельно на отдельно взятом театре или в интересах обеспечения национальных приоритетов, большинство специальных операций предназначено и проводится для развития вероятного успеха в ходе военной кампании на театре военных действий. Специальные операции обычно дополняют действия вооруженных сил.

Успешное ведение специальных операций основывается на личном мастерстве военнослужащих и профессиональной подготовке подразделений с применением множества специальных, неконвенционных боевых приемов, характеризующихся адаптацией к условиям обстановки, а также импровизацией, новизной и способностью полагаться на собственные силы.

Небольшая численность, особенности подготовки и самодостаточность (на короткие промежутки времени) боевых подразделений сил специальных операций дают возможность реагировать соответствующим образом на возникающие угрозы и вызовы. В то же время подобное, дозированное применение военной силы не влечет за собой усиление степени политической ответственности за данные действия или возможности эскалации конфликта, что сопровождается в соответствии со сложившейся практикой задействованием значительно больших по численности обычных сил, использование которых невозможно скрыть.

Специальные операции могут проводиться с целью прямого боестолкновения с противником, как, например, при проведении рейда по уничтожению военных коммуникационных узлов. Они также могут оказывать косвенное воздействие на противоборствующую сторону путем организации, подготовки и обеспечения местных формирований соседнего с ней государства через укрепление его обороноспособности, а с помощью психологических операций — получать необходимую идеологическую поддержку со стороны местных военно-политических кругов и населения. В любом случае достигнутые результаты несопоставимы с малой численностью задействованных частей и подразделений.

Отличительной чертой современных специальных операций является их совместный характер. Хотя они могут проводиться в рамках одного вида вооруженных сил, обычно они требуют объединения и взаимодействия видов и родов войск.

Несмотря на то, что специальные операции ведутся по всему спектру действий вооруженных сил, цели и задачи специальных операций могут быть сконцентрированы на стратегическом, оперативном и тактическом уровнях в зависимости от складывающейся военно-политической обстановки на театре военных действий.

Военно-политическое руководство страны определяет задачи по достижению целей национальной стратегии и санкционирует применение необходимой военной силы для их реализации, в том числе силами специальных операций, действия которых в этих случаях контролируются на самом высоком уровне.

Как правило, специальные операции нацелены на решение стратегических и оперативных задач, однако они могут проводиться для обеспечения действий обычных сил и на тактическом уровне.

Специальным операциям свойственен ряд характерных признаков, которые в совокупности отличают их от обычных действий. Специальные операции могут планироваться и проводиться с целью оказания влияния на руководство какой-то страны, чтобы создать условия обстановки, благоприятные для стратегических целей и задач США. В то же время они носят в основном наступательный характер с высокой степенью физического и политического рисков и ведутся по очень высоким целям, часто ограниченными временными рамками. Данные операции основываются на внезапности, безопасности своего личного состава, решимости и введении противника в заблуждение. Кроме того, эффективность специальных операций достигается скрытым характером их проведения. Поэтому в силу перечисленных выше факторов успех в этих операциях достигается только с первой попытки.

Специальные операции требуют тщательного оперативного планирования, подробных разведданных и знаний культурных и языковых особенностей района предстоящих действий. Жесткая боевая подготовка и отработка предстоящих действий является неотъемлемой частью успешного проведения специальных операций.

Специальные операции часто ведутся на больших удалениях от оперативных баз. Для них характерно использование современных систем связи и средств доставки выделенных сил по воздуху к местам назначения, средств поддержки и эвакуации для проникновения на территорию и возвращения с территории, удерживаемой противником, находящейся под усиленной охраной или отличающейся политической нестабильностью. Специальные операции требуют особого и точечного применения военной силы, что вызывает потребность в разработке, закупке и применении особого вооружения и снаряжения, стандарты которых отличаются от общепринятых стандартов министерства обороны.

Исторический опыт, когда отдельные подразделения успешно решали задачи стратегического или оперативного значения, подтвердил необходимость создания частей и подразделений, сочетающих в себе специально подготовленный личный состав, специальное оружие и снаряжение и специальную тактику действий, не имеющих аналогов в обычных войсках. Это позволяет применять неконвенционные способы противоборства, к отражению которых противник чаще всего бывает не готов.

Обычные войска не проходят специальную подготовку, их организация и вооружение не предназначены для ведения специальных операций. Любые значительные изменения в их предназначении неизбежно скажутся на способности эффективно реагировать на широкий спектр угроз. Потребность и возможность наносить удары небольшим количеством личного состава по стратегическим и боевым целям привели к созданию специальных подразделений, обладающих специфичными, четко сфокусированными возможностями.

Силы, особо выделенные для проведения специальных операций, включают силы специальных операций сухопутных войск, состоящие из регулярного (по американской терминологии — активного) компонента, Национальной гвардии и резервного компонента, включая войска специального назначения, части и подразделения рейнджеров, армейского авиационного специального назначения, подразделения психологических операций, связи с гражданской администрацией; силы специальных операций ВМС (активного и резервного компонентов), состоящие из групп специального назначения, включающих разведывательно-диверсионные отряды, отряды специальных транспортировочных средств, эскадры катеров специального назначения, патрульные катера для действий в прибрежной зоне; силы специальных операций ВМС (активного и резервного компонентов), включающие части и подразделения специальных операций, группы специальных операций, подразделения психологических операций, а также подразделения по оказанию помощи в укреплении внутренней обороны иностранных государств.

Силы специальных операций наилучшим образом приспособлены для ведения подавляющего большинства специальных действий. Тем не менее, в ряде случаев для проведения какой-то специальной операции могут привлекаться и обычные силы. Не обученные по своей сути подобным действиям, они должны пройти усиленную подготовку и получить необходимое снаряжение для поддержки или проведения специальной операции по выполнению какой-то особой задачи. Они могут включать выделенные надводные, подводные и авиационные силы и средства ВМС, части и подразделения от морской пехоты, дислоцированные на кораблях, а также воздушно-наземные тактические группы передового базирования, такие, как экспедиционная бригада морской пехоты, изначально приспособленная к ведению специальных действий.

При анализе роли и значения специальных операций был сделан вывод о том, что, несмотря на их постоянно растущую значимость, войны ими все же не выигрываются; специальные операции способны лишь усиливать и дополнять действия обычных сил. Несмотря на их способность вести самостоятельные действия и решать задачи по выводу из строя или уничтожению ключевых объектов противника, они не могут рассматриваться изолированно от действий обычных сил. По мере перерастания конфликта в боевые действия грань между обычными специальными операциями и, к примеру, войсковой разведкой становится трудноразличимой.

Следует отметить, что все перечисленные формы специальных действий (или некоторые из них) могут осуществляться как одновременно, так и последовательно, а также изолированно друг от друга по времени и месту. В большинстве случаев специальные действия реализуются в комплексе и взаимно дополняют друг друга. Более того, в них могут принимать участие спецформирования различного назначения. В то же время каждый из компонентов спецформирований может привлекаться для решения задач различных форм боевых действий. Но их главная цель, по мнению западных специалистов, «обеспечить стратегическую внезапность, высокую эффективность разведывательно-диверсионного и подрывного воздействия, широкий маневр по фронту и в глубину с решением отдельных задач при помощи агентуры, повстанцев и партизан».

Однако совершенно очевидно, что каждой из этих форм специальных действий присущи свои особенности и отличительные черты, а каждый компонент войск специального назначения выполняет, как правило, наиболее типичные для него задачи. Подразделения специального назначения сухопутных войск западных стран, бесспорно, являются наиболее универсальными по своему использованию структурами специального назначения.

В полевых уставах ведущих государств сформулированы их задачи как в стратегических, так и в оперативно-тактических операциях.

Основными задачами подразделений специального назначения в стратегических операциях являются: действия против повстанческого движения; ведение партизанской войны (организация и осуществление актов саботажа, диверсий, вывод из строя особо важных объектов, убийство и похищение политических и военных деятелей); организация побега из плена своих военнослужащих, освобождение заложников, вывоз особо ценного имущества; нарушение работы тыла и коммуникаций вооруженных сил противника; ведение разведки в интересах стратегического командования.

Специальные операции в интересах обеспечения действий войсковых соединений и частей в тактическом звене планируются на оперативно-тактическом уровне (командир армейского корпуса — дивизии).

К задачам специальных войск в оперативно-тактических операциях относятся нападение на военные базы и места сосредоточения войск противника в пределах операционного направления; освобождение своих военнопленных; уничтожение старшего командного состава войск противника; организация ложных нападений с целью введения противника в заблуждение и экономии сил своих войск; нарушение работы оперативного и войскового тыла, линий коммуникаций и путей маневра; захват и уничтожение важных объектов войскового управления и средств ядерного нападения; агентурная и войсковая разведка; рейды и засады на путях выдвижения вторых эшелонов и резервов противника.

Ответственность за всестороннее обеспечение специальных операций возлагается на командующего (командира), осуществляющего непосредственное оперативное управление в ходе их проведения.

Специальные операции в зависимости от складывающейся международной обстановки и целевых установок могут проводиться в форме разведывательно-диверсионных и специальных действий; подрывных действий с использованием специальной тактики; действий по обеспечению внутренней безопасности государств.

В ходе партизанских действий, направленных на свержение неугодного режима в какой-либо стране, подразделения спецназа организуют, осуществляют подготовку и руководство местными повстанческими отрядами, определяют потребности в оружии и военной технике, принимают активное участие в их доставке и распределении, планируют действия местных сил, непосредственно участвуют в самых важных подрывных мероприятиях. Действия групп специального назначения в ряде случаев обеспечиваются армейской авиацией специального назначения, подразделениями ВВС, формированиями психологических операций и по связи с гражданской администрацией.

Ведение противоповстанческих (противопартизанских) операций предполагает аналогичные действия, которые проводятся в комплексе с экономическими, политическими и идеологическими мерами. Боевое использование «зеленых беретов» в конфликтах среднего и высокого уровня отличается большими масштабами и привлечением значительных сил и средств.

Мировой опыт свидетельствует о том, что процесс подготовки и ведения партизанской (противопартизанской) войны может быть подразделен на несколько стадий: политическая и психологическая подготовка партизанской войны; контакты представителей спецподразделений с будущими местными руководителями партизанского движения и подполья, а также с нелегально действующими агентами разведки; проникновение специалистов спецподразделений в район будущих партизанских действий; организация партизанского движения; развертывание партизанской войны; использование партизанских сил; централизация руководства партизанским движением; роспуск партизанских формирований после завершения боевых действий.

Совершенно особое место в специальных действиях занимают подразделения типа «рейнджерс». Наиболее распространенным способом их специальных действий являются рейды. К ним относятся действия, характеризующиеся скоротечностью, внезапностью ударов, наносимых по жизненно важным объектам с целью вывода их из строя или полного уничтожения. Успех рейдов обеспечивается стремительным передвижением этих подразделений по определенному маршруту, широким использованием маневра и быстрым выходом из боя. Осуществление рейдов, как правило, не предусматривает захват и удержание объектов на территории противника. Отличительная особенность действий рейнджеров от действий «зеленых беретов» заключается в их продолжительности: рейды рейнджеров скоротечны и предусматривают выход на свою территорию после выполнения поставленных перед ними задач. Обычно рейды проводятся ночью с целью уничтожения важных государственных, экономических или военных объектов, нарушения линий коммуникаций, физического устранения или похищения известных политических лидеров и военных деятелей.

Ведение разведки силами рейнджеров предполагает определение точных координат стационарных и подвижных целей, обозначение их радиомаяками для последующих ударов по ним авиацией или силами флота, а также добывание разведывательной информации о дислокации, численном составе и вооружении военных и полувоенных формирований противника. Батальоны и роты типа «рейнджерс» могут быть использованы в качестве легких пехотных подразделений для оказания содействия группам спецназа. Они действуют самостоятельно или совместно с подразделениями спецназа и формированиями местных союзников.

Другая форма специальных действий, использующих спецподразделения, — психологические операции, которые проводятся в ходе реагирования на кризисы или в конфликтах всех уровней и преследуют следующие цели: оказать помощь правительству конкретной страны пребывания в завоевании поддержки в массах и в подрыве позиций и влияния организаций и партий — противников режима; не допустить распространения негативных настроений и создать представление о бескорыстии своей помощи.

Основные функции в осуществлении операций этого типа возлагаются на специальные части и подразделения психологических операций, которые преднамеренно введены непосредственно в структуру спецназа и могут как действовать самостоятельно, так и придаваться этим подразделениям. Подразделения психологических операций решают задачи по ведению пропаганды, идеологической обработке пленных и интернированных лиц, сбору информации о настроениях, намерениях отдельных групп и потребностях населения. В последние годы психологические операции много раз проводились в различных регионах мира: зоне Персидского залива, на территории бывшей Югославии, в иракском Курдистане, Сомали, Гаити, Афганистане и др. В настоящее время западные специалисты в области психологических операций присутствуют на временной или постоянно-ротационной основе в зонах потенциальных или имеющих место конфликтов.

Поддержание внутреннего порядка в стране пребывания осуществляется совместно с органами местной гражданской и военной администрации и предусматривает проведение мероприятий по оказанию помощи в рамках программы «обеспечения внутренней безопасности»; разработку комплекса специальных мер; обучение подразделений гражданской администрации в вооруженных силах союзников. В конфликтах, направленных на свержение существующего режима, формирования связи с гражданской администрацией организуют временные органы управления на захваченной территории, а в случае успеха — создают новую структуру органов местной власти.

Спецоперации ВМС разработаны на основе опыта локальных конфликтов, имевших место в 70–90-е годы прошлого столетия, и новых теоретических разработок, в которых рассматриваются перспективные возможности сил специальных операций. Силы специальных операций ВМС используются для проведения операций в территориальных водах, а также в прибрежной полосе территории на глубину до 20 км. Специальные операции, по опыту западных стран, включают в себя действия против кораблей и судов противника на стоянках и в базах, районах рассредоточения и временного базирования; разведку и уничтожение противодесантных заграждений и естественных препятствий в воде и на берегу; разминирование проходов для десантно-высадочных средств в районах высадки десанта; минирование прибрежных акваторий и акваторий портов противника; разведывательно-диверсионные действия в прибрежной полосе с целью уничтожения важных военных, военно-промышленных и транспортных объектов.

Обеспечение действий сил специальных операций ВМС осуществляют отряды специальных транспортных средств и отряды катеров, предназначенные для доставки подразделений спецназа в заданные районы, их эвакуации и огневой поддержки.

Все вышеизложенные положения относительно боевого использования сил специальных операций, нашедшие теоретическое отражение в специальных нормативных документах, были подтверждены и развиты на практике: в ходе операции по захвату Гренады, при проведении боевых акций против Ливии, во время военных действий в Панаме, в зоне Персидского залива, во время проведения военных акций против Ирака, в ходе миротворческих операций в Сомали и бывшей Югославии.

В соответствии со своим предназначением силы специальных операций могут принимать участие и в небоевых действиях, продиктованных национальными интересами страны. Эти действия называются операциями по стабилизации обстановки.

Частота, интенсивность, формы и способы применения частей и подразделений специального назначения в операциях по стабилизации обстановки меняются в зависимости от складывающейся военно-политической обстановки на конкретном театре военных действий.

Операции по стабилизации обстановки могут проводиться до начала военных действий в угрожаемый период, в ходе боевых действий или после их завершения. Подобного рода операции предназначены для обеспечения региональной стабильности, поддержания или достижения западных ценностей, сохранения влияния и доступа в любые регионы мира, обеспечения гуманитарной помощи и защиты собственных интересов. Военно-политическое руководство западных стран проводит мероприятия по участию в этих операциях в соответствии с установками национальных военно-стратегических концепций. Они минимизируют потребность участия в военных или боевых действиях и способствуют мирному разрешению спорных вопросов.

Операции по стабилизации обстановки не всегда заканчиваются мирным исходом. Несмотря на существующие ограничения по использованию военной силы, участвующие в подобного рода операциях войска безусловно сохраняют право на самооборону.

Помощь в обеспечении внутренней безопасности иностранного государства в мирное время относится к основному виду деятельности в операциях по стабилизации обстановки и заключается в оказании помощи местным властям в проведении прозападной политики с опорой на местные ресурсы. При этом предусматривается создание долгосрочной стабильности, содействие развитию соответствующих институтов власти и инфраструктуры страны, рыночной экономики, регулируемого политического и экономического процессов.

Путем предоставления помощи в обеспечении внутренней безопасности осуществляется поставка вооружений, военная подготовка и обучение личного состава вооруженных сил страны пребывания в интересах западных стран.

Гуманитарная и гражданская помощь оказывается по решению своего правительства или просьбе иностранных правительств (международных организаций) и предусматривает помощь беженцам, поставки продовольствия, средств медицинского обеспечения, восстановление законности и порядка, оценку степени нанесенного ущерба и т.д.

Поддержка борьбы с незаконным оборотом наркотиков дополняет, но не заменяет военной составляющей действий гражданских органов власти.

Миротворческие операции дополняют дипломатические усилия по поддержанию мира в зонах потенциальных конфликтов. Миротворческие силы удерживают от вооруженных столкновений и актов насилия враждующие стороны или силы, вовлеченные в конфликт.

Участие в контроле над вооружениями способствует поддержанию военно-стратегической стабильности.

Борьба с терроризмом подразделяется на две главные составляющие — антитерроризм и контртерроризм. В мирное время основной упор делается на антитерроризм — пассивные мероприятия оборонительного характера с целью минимизации уязвимости от террористических нападений. Антитерроризм дополняет контртерроризм, представляющий собой полномасштабные наступательные мероприятия по предупреждению, устрашению и ответу на террористические нападения. Мероприятия по контртерроризму проводятся в период войн и конфликтов, а по антитерроризму — по всему спектру операций вооруженных сил.

Демонстрация силы осуществляется с целью показать решимость оказать влияние на обстановку, чреватую угрозами национальным интересам. Она повышает доверие к стране, готовой выполнить свои обязательства, усиливает ее влияние в регионе и демонстрирует решимость в проведении существующего на данный момент военно-политического курса.

Проведение эвакуации гражданского населения осуществляется для вывоза подвергающихся опасности людей из иностранного государства или с территории принимающей стороны.

Поддержка повстанческих и противоповстанческих действий осуществляется войсками специального назначения по указанию своего военно-политического руководства для решения с помощью военной силы политических, экономических, информационных и чисто военных задач.

Поддержка действий гражданской администрации в собственной стране ведется для оказания помощи при бедствиях, в операциях по борьбе с наркотиками антитеррористических действиях и аналогичных мероприятиях.

Как показывает практика послевоенного периода, специальные действия ведутся не только в военное, но и в мирное время. Хотя в большинстве случаев они носят вспомогательный и обеспечивающий характер, их роль в современных условиях возрастает, о чем свидетельствуют события в мире. Формы, способы и задачи специальных действий обусловливаются ходом и условиями вооруженного противоборства в военное время и развитием военно-политической обстановки в период мирного существования.

В ряде случаев специальные действия, такие, как дестабилизация обстановки, создание партизанско-повстанческого движения, вывод из строя ключевых объектов инфраструктуры, овладение ситуацией, восстановление положения в ходе миротворческих операций с последующей передачей власти дружественным силам, имеют стратегическое значение и способны кардинально изменить соотношение сил в пользу страны, их проводящей.

Масштаб задач, решаемых при проведении специальных действий в военное время, весьма и весьма значителен: от осуществления диверсий в центрах управления и связи до вывода из строя пусковых ракетных установок, от действий в тылу противника на главных направлениях до уничтожения командного состава высшего и среднего звена. Вместе с тем при любой войсковой операции специальные действия носят в основном вспомогательный характер и обеспечивают выполнение задач, поставленных перед вооруженными силами.

В условиях мирного времени увеличивается нагрузка на силы специальных операций, повышается их роль и значение в проведении операций по стабилизации обстановки.

Проведение специальных операций требует наличия таких сил (войск), формы и способы действия которых, равно как и их организация и вооружение, отличались бы от обычных сил (войск). Личный состав сил специальных операций проходит тщательный процесс отбора и особую подготовку по выполнению специальных задач сверх обычных, базовых форм обучения по военно-учетным специальностям, принятым в вооруженных силах. Специальные программы подготовки делают невозможным быструю замену или генерацию личного состава и его возможностей.

Личный состав сил специальных операций состоит из зрелых и опытных военнослужащих, многие из которых являются высококвалифицированными специалистами по нескольким военно-учетным специальностям.

Подготовка сил специальных операций ведется с учетом особенностей регионов их возможного применения, включая языковую и культурную специфику.

Силы специальных операций не могут заменить обычные силы, они только необходимое дополнение к имеющимся конвенционным возможностям. В зависимости от складывающихся условий обстановки силы специальных операций могут действовать самостоятельно или совместно с обычными силами. Они могут дополнять и усиливать действия обычных сил для выполнения поставленной задачи, что без их применения было бы невозможным. Специальные навыки вооруженного противоборства и способность действовать скрытно дают возможность реагировать адекватно обстановке в ситуациях или кризисных условиях, требующих точечного, дозированного использования силы.

Прямые действия сил специальных операций представляют собой кратковременные налеты и другие маломасштабные атакующие действия, проводимые с целью захвата, уничтожения, пленения и нанесения ущерба личному составу и материальной части противника, а также для освобождения и возвращения в места расположения своих войск захваченных военнослужащих и образцов военной техники. В этих целях применяются засады, проводятся рейды, используется тактика штурмовых действий; постановка мин и других взрывных устройств; ведется огонь на поражение с безопасного удаления с воздуха, земли, морских платформ: обеспечивается применение высокоточного оружия; ведутся противокорабельные действия; применяются акции саботажа.

Рейды, засады, штурмовые действия предназначены для достижения планируемых результатов стратегического или оперативного уровня, часто зависящих от временных факторов. Они проводятся в зонах за пределами радиуса действия тактического оружия и там, где не ведутся действия обычных сил. Такие операции обычно включают нападения на важные объекты; поиск и захват определенных лиц и образцов вооружения; уничтожение или вывод из строя имущества противника для обеспечения действий своих войск в полосе готовящегося наступления.

Нанесение ударов с безопасного для нападающей стороны удаления ведется с помощью имеющихся на вооружении систем оружия. Считается, что эти действия носят самостоятельный характер, когда объекту причиняется значительный ущерб или он уничтожается без непосредственного соприкосновения с противником.

Действия по наведению на цель ведутся с целью корректировки огня по заранее выбранным объектам.

Операции по освобождению ведутся с целью обнаружения местонахождения и возврата в район дислокации своих войск военнослужащих или материальной части захваченных противником, или при явной угрозе их захвата. Для операций по освобождению характерны тщательное планирование, детальный анализ разведывательных данных, предварительная отработка на учениях поставленных задач.

Их отличают особые формы и способы действий наземного компонента сил специальных операций, скрытый характер поиска с опорой на местные силы.

Операции по точечному уничтожению объектов с помощью направленных взрывов ведутся по целям, где допустим только минимальный или косвенный ущерб. Они проводятся в тех случаях, когда нет гарантии получения требуемого результата при применении высокоточного оружия или когда должен быть уничтожен не сам объект, а его содержимое.

Действия по наземным целям ведутся по всем целям противника, включая личный состав. Амфибийные операции проводятся силами десанта и с соответствующей поддержкой с моря с высадкой на прибрежную полосу, занимаемую противником. Они включают разведывательные и диверсионные мероприятия, проводимые перед высадкой, поддержку корабельной артиллерии, наведение на места высадки на побережье амфибийных сил, наблюдение за уровнем приливов и отливов, расчистку полосы препятствий

Минная война подразумевает постановку мин на стратегическом и оперативном уровнях и применение соответствующих мер противодействия на аналогичные действия противника. Проводимые в этих целях мероприятия заключают создание минных полей при наступлении и обороне, определение местонахождения минных полей противника, поиск и разминирование подводных мин, установленных на малой глубине.

Специальная разведка включает: разведку окружающей среды, в ходе которой осуществляется сбор крайне необходимой информации гидрографических, геологических и метеорологических условий местности; разведку с использованием огневых средств, которая в основном относится к авиаразведке, чье содержание заключается в том, чтобы во время нахождения в воздухе наносить огневые удары по возникающим целям противника — личному составу, вооружению, оборудованию вдоль выделенных участков ведения разведки или наземных коммуникационных линий (отметим, что данный вид разведки не предназначен для нанесения ударов по конкретно обнаруженным целям); прибрежное патрулирование и изоляция района, как вид боевого обеспечения, представляет собой воспрепятствование действиям противника в каком-либо районе, изоляцию района, а также ведение разведки в прибрежных полосах (цель подобных действий заключается в сведении на нет боевых возможностей противника или их ограничении за счет нарушения функционирования линий коммуникаций, по которым поступают средства передвижения и поддержки; при этом прибрежное патрулирование и изоляция района может быть как самостоятельной задачей, так и действиями по поддержке высадки амфибийных сил, блокады прибрежной полосы, операций по борьбе с наркотиками); оценка характера цели и возможностей угрозы заключается в обнаружении, определении, нахождении местоположения и оценке цели для выбора наиболее эффективного средства ее поражения или в изучении результатов применения обычного или ядерного, биологического и химического оружия. Разведка после нанесения ударов ведется с целью сбора информации для оценки их результатов.

Обеспечение внутренней обороны иностранного государства применительно к силам специальных операций заключается в их участии в организации, обучении, боевой подготовке регулярных и иррегулярных формирований в стране пребывания с целью поддержания в ней внутренней стабильности, борьбы с подрывной деятельностью и насилием. Успешное выполнение этих задач отвечает долгосрочным целям военной политики США.

«Неконвенционная» война представляет собой действия широкого спектра регулярных и иррегулярных формирований, как правило, длительных по временному параметру и проводимых в основном местными силами, сформированными, оснащенными, снабжаемыми и контролируемыми в различной степени интенсивности посредством зарубежных инструкторов, поставок вооружений и финансовых средств. «Неконвенционная война» подразумевает ведение партизанской войны и других тайных или скрытых операций атакующего характера, а также совершение актов саботажа, подрывных акций, ведение разведки и проход через занятую противником территорию в расположение своих войск.

Партизанская война ведется в виде боевых и иных действий местными силами на занятой противником территории или в районах с нестабильной внутриполитической обстановкой. Она является открытым проявлением повстанческого движения или любого иного вооруженного сопротивления. Основными приемами тактической борьбы являются рейды и засады.

Основную сущность борьбы с терроризмом составляют антитеррористические и противотеррористические действия, предпринимаемые по всему спектру террористических угроз. Роль сил специальных операций в борьбе с терроризмом заключается в предотвращении, предупреждении и разрешении случаев терроризма. По указанию военно-политического руководства или соответствующего должностного лица силы специальных операций могут проводить или поддерживать операции по борьбе с терроризмом, включающие освобождение заложников; ликвидацию опасных для жизни материалов, находящихся в распоряжении террористических организаций, а также нанесение ударов по объектам инфраструктуры террористов. Силы специальных операций могут принимать участие в усилении мер безопасности по охране военных лиц и проводимых мероприятий.

Психологические операции представляют собой спланированные действия по доведению выборочной информации до зарубежной аудитории с целью оказания влияния на ее чувства, побуждения, способность к рассуждению для последующего воздействия в нужном направлении на правительственные структуры, организации, общественные группы и даже отдельные личности. Задача проведения психологических операций в отношении зарубежной аудитории заключается в выработке определенных убеждений и закреплении этих убеждений, соответствующих поставленным целям проводящей психологические операции страны.

Силы специальных операций ведут психологические операции на стратегическом, оперативном и тактическом уровнях. Используя знание языка, культуры и местных обычаев, подразделения сил специальных операций обеспечивают полевых командиров большими возможностями оказывать психологическое воздействие в зависимости от складывающейся обстановки. Связи с гражданской администрацией имеют своим основным предназначением оказание помощи командирам в установлении связи и дружественных отношений с местной администрацией и гражданским населением страны. Личный состав формирований связи с гражданской администрацией стремится обосновать легитимность проведения той или иной операции на территории других государств, способствуя тем самым повышению их эффективности.

Распространение оружия массового поражения способствует усилению региональной нестабильности и дает возможность террористическим организациям получить доступ к новому оружию. Силы специальных операций участвуют или обеспечивают проведение операций по сдерживанию или предотвращению приобретения или применения оружия массового поражения, участвуют в ликвидации угроз по его использованию, а также уничтожают средства его доставки.

Силы специальных операций укомплектованы, подготовлены и оснащены для выполнения основных стоящих перед ними задач. Однако в ряде случаев, исходя из особенностей развития военно-политической обстановки, они могут участвовать в выполнении дополнительных задач, к числу которых относятся следующие: поддержка действий коалиционных сил; поиск и спасение военнослужащих в боевой обстановке; борьба с распространением наркотиков; участие в операциях по разминированию; участие в программах гуманитарной помощи за рубежом; предоставление помощи в обеспечении безопасности и выполнение специальных задач, результаты которых никогда не признаются публично.

КАК ВИДИМ, наш потенциальный противник относится к партизанской войне и иным нетрадиционным способам ведения вооруженной борьбы вполне серьезно. Когда мы говорим про косность американских военных и их нездоровую приверженность к традициям, нужно бы внимательнее посмотреть на то, что и как делается в Российской армии. На сегодняшний день нужно признать, что по уровню технической оснащенности войск, качеству подготовки личного состава и материальным условиям службы наша армия отстает очень и очень сильно. Отдельные элитные части, имеющие действительно хорошую подготовку, и отдельные удачные образцы боевой техники и оружия, не имеющие аналогов в мире, но и у нас имеющиеся в единичных экземплярах, — не в счет. Исходя из этого, пора задуматься над тем, какие противники нам могут реально угрожать в ближайшем будущем и как возможно им противостоять.

Противником, обладающим господством в воздухе, космосе, на море и в информационно-технической сфере, является НАТО (и прежде всего — США). Единственно возможным адекватным способом достижения победы в таких условиях является партизанская (диверсионная) война.

Если партизанские методы ведения вооруженной борьбы и раньше были весьма эффективны, то на сегодняшний день их значение еще больше увеличилось. Причин для этого несколько. Прежде всего, регулярные армии стали еще более зависимы от устойчивой работы тыловых служб. Во-вторых, большинство образцов современной военной техники и вооружения весьма уязвимы — их возможно вывести из строя даже при незначительном повреждении. Наконец, третьей причиной является резкое увеличение реальных боевых возможностей носимых образцов вооружения (ПТУРС, РПГ, ПЗРК, разнообразные мины и фугасы), которые могут быть использованы партизанами.

По мнению ряда специалистов, «применение этих образцов вооружения в тылу противника в засадах и налётах оказалось в десятки раз более эффективным, чем при действиях в открытом бою на фронте… Общепринято, что боевой потенциал ручного противотанкового гранатомёта по отношению к боевому потенциалу танка равен 1:10. То есть, чтобы уничтожить 1 танк, нужно противопоставить ему 10 РПГ, поскольку пока гранатомётчик выстрелит с доступного расстояния и попадёт в уязвимое место танка, последний из орудия и пулемётов успеет уничтожить 9 гранатомётчиков. Однако в диверсионной или в партизанской войне ситуация резко меняется, и боевые потенциалы танка и РПГ могут стать равными, а то и даже измениться в пользу гранатомётчика. По расчётам, в 60–70 раз возрастает эффективность применения противопехотных и противотанковых мин и фугасов специальными способами в тылу противника по сравнению с их установкой в традиционных минных полях. Резко увеличивается вероятность поражения самолётов и вертолётов при использовании ПЗРК при взлёте и посадке в районе аэродромов и на маршрутах полётов в тылу противника по сравнению с применением ПЗРК в боевых порядках войск. Увеличение боевых возможностей отмечается при использовании практически большинства образцов вооружения и техники при их применении специальными способами в тылу противника (на территории полностью или частично контролируемой противником). Две страны — СССР и США создали малогабаритные ядерные фугасы, переносимые 2–3 разведчиками-диверсантами. Поэтому появившиеся мифы о феноменальных возможностях спецназа имеют под собой некоторую объективную основу».

Использование партизанских методов вооруженной борьбы может стать решающим фактором при ведении оборонительных действий против возможной вооруженной агрессии гораздо более сильных противников.

Но не будем забывать и кровавый опыт ведения боевых действий в Чечне. Вполне возможно, что этот «конфликт низкой интенсивности» — не последний на территории России. А это, в свою очередь, означает, что нужно прорабатывать и такой сценарий как боевые действия против иррегулярных вооруженных формирований. В этом случае борьба с партизанскими, повстанческими и иными иррегулярными вооруженными формированиями, а также с диверсионно-разведывательными группами и отрядами сил специальных операций иностранных армий будет являться основной частью боевых действий на всех театрах военных действий.

Но при любом из этих двух вариантах развития событий решающую роль могут сыграть только хорошо подготовленные и соответствующим образом оснащенные части специального назначения, действующие при поддержке армейской авиации и аэромобильных частей.

Напомним, что еще в первой четверти девятнадцатого столетия легендарный Денис Давыдов на практике и в теории отработал оптимальную русскую модель партизанских действий («…для нас, русских, партизанская война всегда будет крайне необходима и полезна»), которые осуществляются регулярными войсковыми частями. Эти части должны быть мобильными (по Давыдову — «летучие отряды» легкой кавалерии), хорошо вооружены и специально подготовлены для ведения специфических боевых действий во вражеском тылу, способны при необходимости стать ядром для разжигания народной войны. Этими отрядами должны командовать опытные, инициативные и владеющие искусством партизанства офицеры. Иначе говоря, в каком бы виде ни велась партизанская война, она должна быть хорошо подготовлена.

Вряд ли стоит здесь излагать возможную концепцию отечественных войск специального назначения — в России пока еще есть грамотные офицеры, имеющие боевой опыт Афганистана, Таджикистана, Чечни, которые могут создать на основе своего опыта теоретическую базу, выработать оптимальные учебные программы, отобрать и подготовить надлежащим образом личный состав. Русские офицеры способны на многое, на очень многое — нужна только государственная воля, поддержка на самом высоком уровне.

Российские гражданские и военные руководители должны, наконец, осознать происшедшие за последние годы кардинальные изменения в военном деле и выработать соответствующую сегодняшнему моменту серьезную и глубоко продуманную философию войны (подобную той, которая разработана была Клаузевицем, Жомини и Шлиффеном) — она необходима для осознания и правильного понимания природы и сущности войны нового типа в условиях современного мира. В свою очередь, на основе этой философии должна быть создана российская военная доктрина, в которой приоритетное место должно быть отведено именно партизанской войне во всех ее ипостасях. Российская военная доктрина должна предусматривать не только возможность ведения широкомасштабных партизанских действий на своей территории, захваченной противником, но также и возможные способы и методы ведения противоповстанческих операций. Дальнейшее строительство Вооруженных сил России должно производиться в соответствии с этой новой доктриной — с ориентацией на действия в «малой войне»; в то же время в рамках ВС РФ должны быть созданы мобильные, высокопрофессионально подготовленные и отлично экипированные Войска специального назначения — ориентированные именно на действия в условиях партизанской и контрпартизанской войны. Только в этом случае Россия и ее армия будут готовы к тем войнам, которые вполне могут случиться в XXI веке и новом тысячелетии.

Автор Рязанов О. Братишка. 2008. №1-3

Источник