Деловая разведка Работа телохранителя

Определение угрозы по признакам неадекватности поведения окружающих лиц

Контролируя окружающих людей, телохранитель старается выделить, прежде всего, первичные признаки угрозы. В перечне прочих признаков особое место занимают признаки неадекватности поведения.

Под этим термином прежде всего подразумеваются отличительные особенности поведения (состояния) человека, их несоответствия окружающей обстановке и поведению прочих людей, а также функциональные признаки повышенной готовности к активным физическим действиям.

Прежде всего, заметны люди с выраженным неадекватным поведением, которые всегда могут создать проблему: пьяные, агрессивно настроенные, с признаками психических расстройств и т.д. Однако контролируя их, необходимо помнить, что преступники нередко используют своих сообщников с излишне демонстративной (привлекающей внимание) манерой поведения с целью отвлечь внимание от истинного направления атаки. Внутреннее состояние человека в ходе слежки, а тем более готовящегося напасть, очень напряженное, и хотя он старается вести себя естественным образом, тем не менее, как правило, присутствует ряд сопутствующих или фоновых признаков, которые указывают на внутреннюю нестабильность, напряженность человека.

Прежде всего, это признаки нервозности, беспокойства, особенно хорошо заметные на фоне отдыхающих расслабленных людей в местах досуга. Или обратная ситуация, чего-то ожидающий человек на фоне спешащих по своим делам людей тоже привлекает внимание. Для человека, который не готовит для себя пути отступления, бегства (смертник или готовый к наказанию, возмездию фанатик) часто характерно состояние отрешенности, своеобразная «печать смерти» в выражении лица. Прежде всего, следует выделять внешние признаки нервозности – рассогласования в манере вести себя и в тональности речи. Непропорциональная асинхронность в мимической мускулатуре правой и левой половины лица. Потирания, постукивания, подергивания, подтоптывания конечностями, особенно левой стороны тела. Наличие так называемых «закрытых» позиций тела (скрещенных рук и лодыжек, сцепленных пальцев), сильного напряжения мускулатуры (мимическая напряженность лицевых мышц, стиснуты зубы, ходят желваки, нервный тик, приподняты и напряжены плечи, судорожно сжимаются кулаки).

На признаки волнения указывают изменения в ритме, тональности, манере речи, изменение естественного цвета кожных покровов (побледнение, покраснение, пятнистость), повышенная потливость (запах, мокрые пятна под мышками, вытирание рук, испарина на висках, крыльях носа). Пересыхание горла (стремление больше пить в это время, облизывание губ, фальцет в тональности голоса). Состояние волнения требуют повышенного потребления кислорода, а отсюда частые и непроизвольные зевки, учащенное или прерывистое дыхание, иногда заметная пульсация кровеносных сосудов. Непроизвольные физиологические реакции (урчание в животе, постоянные позывы к мочеиспусканию (признаки «медвежьей болезни»), непрерывное курение, при этом сигареты, как правило, не докуриваются до конца, и окурки накапливаются, табачный дым выпускается достаточно резко и вниз от себя.

Признаков может быть достаточно много, по зонам сосредоточения их обычно выделяют в следующие группы:

  • взгляд и глаза;
  • мимика;
  • поза и ее детали ;
  • жесты и телодвижения;
  • фоновые признаки, непроизвольные реакции.

Ни в коем случае не следует делать вывод о состоянии человека по какому-нибудь одному внешнему признаку, так как это может быть вызвано массой причин не связанных с состоянием внутреннего напряжения и беспокойства. Обоснованный вывод можно сделать только на основе суммированного анализа ряда факторов и проявлений.

Зачастую исполнитель, продумывая подготовку преступления, чтобы не привлекать внимания в период ожидания, наблюдения обеспечивает некую « легенду» обосновывающую его факт пребывания в этом месте. Под эту легенду подбирается одежда («униформа»), инвентарь, имитируется какой-либо вид деятельности характерной для данного участка местности, но не привлекающий внимание. Однако и здесь внимательный сотрудник охраны может заметить целый ряд демаскирующих признаков. Так человек занимающийся рутинной уборочной или ремонтной работой может быть одет в слишком новую спецовку, иметь достаточно чистые и ухоженные руки (ногти), дорогую обувь или часы нехарактерные для категории простых «работяг», просто не владеть навыками имитируемой работы. Можно вспомнить классический начальный эпизод из фильма «Телохранитель», когда герой в исполнении К.Костнера спасает своего клиента и поражает киллера в многоярусном гараже. На вопрос клиента как он успел выделить и просчитать преступника, телохранитель коротко отвечает: «На верхнем ярусе машины не моют». В данном эпизоде преступник решил «раствориться» на фоне многочисленных машин, а чтобы не привлекать внимания сделал вид, что моет машину. Неадекватность поведения, которую выделил телохранитель, заключалась в том, что в том месте, где находился преступник (на наиболее удобной позиции для нападения), не принято мыть машины (грязь стекает на нижние ярусы, создавая неудобства для остальных). Обычный человек вряд ли стал забивать себе голову анализом поведения обычного мойщика машин, но профессиональный телохранитель все прогоняющий через призму угрозы совместно с другими признаками выделил факты как подозрительные, что и позволило ему вовремя среагировать на нападение, упредив его. Приведу пару схожих примеров из собственной учебной практики, когда обученные и внимательные телохранители просчитывают противника по малейшим признакам неадекватности. Достаточно часто при организации боевой учебы (начиная с определенного этапа) мне приходится организовывать комплексные тактико-специальные учения для команд личной охраны, приближенные к условиям их работы с максимальной подводкой к реалиям подготовки и реализации в отношении них «преступных» замыслов.

Проводятся подобные учения в условиях реальной жизнедеятельности подразделения, т.е. на объектах, маршрутах, которые используются в работе и в окружении обычных людей, которые здесь живут, работают или просто находятся по какой-либо своей надобности, не предполагая, что кто-то здесь занимается вопросами оперативной и боевой подготовки. В первом случае, сотрудник выездной охраны достаточно быстро вычислил «сигнальщика», члена «преступной» группы который должен был предупредить своих сообщников, собиравшихся имитировать нападение на кортеж на ближайшем магистральном перекрестке маршрута. Наблюдатель был легендирован под газонокосильщика, соответствующим образом экипирован (униформой которой использовали местные коммунальные службы и агрегатом для стрижки лужаек.

В этом месте находились лужайки городского сквера, и здесь действительно постоянно по утрам, примерно в это время и производилась стрижка травы. Что было и решено использовать для организации «покушения», так как с этого участка прекрасно просматривался момент выезда кортежа из объекта проживания клиента и одновременно участок следующего перекрестка, где в готовности находились исполнители. Те в свою очередь чтобы не быть выявленными передовой группой рассредоточились недалеко от участка засады, но при этом должны были вовремя получить «отмашку» сигнальщика чтобы сосредоточиться в выбранном месте и в соответствии с отрепетированным сценарием произвести нападение.

В ходе разбора занятия на вопрос, каким образом сотруднику охраны удалось в одном из самых оживленных районов города, где постоянно находится множество людей так точно определить «топтуна» и направить на него своих напарников, он пояснил следующее. В зоне своей персональной ответственности (контроля) в ходе предшествующего осмотра он выделил газонокосильщика по следующим факторам неадекватного поведения:

  • рабочий был не из тех, кто обычно подстригал лужайки (сам по себе этот факт ничего не значил т.к. в этой категории работников «текучка» была обычным делом, и люди часто менялись);
  • рабочий был обут в приличные туфли (прежний персонал всегда был обут в дешевую и практичную обувь, более соответствующую работе на сырых лужайках);
  • рабочий практически не менял участка стрижки (при обычной работе у газонокосильщиков была определенная последовательность продвижения по обширным участкам сквера. «Сигнальщик», вынужденный быть привязанным к одному месту, ее не соблюдал, к тому же часто поглядывал на участок появления кортежа);
  • и наконец, никогда прежде не занимающийся подобным делом сигнальщик не смог запустить агрегат и гонял его вхолостую только имитируя работу.

Другой пример из схожего учения уже с другой командой охраны. По сценарию учений «охраняемое лицо» среди прочих многочисленных посещений и визитов должно было заехать в придорожный ресторан. Группа «наружки», которая вела его, припарковала свою машину на противоположной стороне дороги от ресторана, на обочине среди прочих машин. Один «сигнальщик» зашел через какое-то время за клиентом и охраной в ресторан и расположился в смежном помещении у бара. Его задача заключалась в том, чтобы вовремя дать сигнал группе наружного наблюдения в машине о скором выходе клиента.

«Наружка» должна была оповестить исполнителя для того, чтобы синхронно вывести его на группу телохранителей с клиентом в момент пересечения тротуара и посадки в машину. Исполнителя нужно было вывести на позицию нападения синхронно с выходом клиента, в потоке довольно редких прохожих идущих по тротуару между рестораном и подаваемыми для посадки машинами. Более раннее появление и ожидание в этом месте исполнителя наверняка привлекло бы внимание бдительных выездных и водителей, контролирующих этот участок.

Роль « киллера» была отведена молодой женщине с коляской, где находился автоматический пейнтбольный маркер, из которого должна была происходить имитация расстрела. Во время выхода клиента, когда он направлялся к машине (в момент пересечения тротуара), один из телохранителей страховал его со стороны потока прохожих на участке пересечения. Этот телохранитель практически сразу выделил «мамашу» из общего потока людей и начал блокировать, не допуская ее приближения к участку посадки в машину.

Причем было заметно, что это не стандартная подстраховка от прохожих, а целенаправленные и достаточно решительные действия сотрудника охраны, просчитавшего угрозу и подающего команды для предупреждении противника о намерении применить оружия и своих напарников. К тому моменту, когда женщина достаточно сноровисто извлекла свой «автомат», на нее уже был направлен «ствол» телохранителя, а его напарники давно затолкнули клиента в машину и покинули опасный участок. На разборе занятий на вопрос, что позволило «адресно» выделить исполнительницу покушения из не малого потока людей, он ответил, что признаками неадекватности для него послужили следующие:

  • мамаша торопилась, что выделяло ее в потоке неспешащих прохожих (торопливость была здесь вынужденной, исполнительница опасалась не успеть подойти на дистанцию гарантированного поражения);
  • ее взгляд был прикован к жертве, лицо было напряжено и сосредоточенно;
  • объезжая мешающую ей старушку она заехала колесом коляски на бордюр (так что коляску ощутимо тряхнуло) но при этом ни разу не посмотрела в сторону «младенца».

Все эти факторы оформились в вывод: «Молодая мать себя так не ведет», и заставили реагировать на ситуацию, как на явную угрозу.

Еще один пример с коляской. На этот раз реального покушения в городе N. Преступник, имитировавший прогулку с ребенком в коляске, расстрелял свою жертву из автомата, когда тот садился в машину у своего дома собираясь отправляться на работу. Интерес представляют показания старушки-соседки убитого, которая выступала на суде с показаниями: «Он давно уже, неделю или более того, выгуливал коляску в нашем дворе. А я все думала, чего он с утра (преступление произошло около 8.00 часов утра) дите катает, ведь самый сон же, ночью дитя наорется и только под утро засыпает. Не собака же чтоб в такую рань выгуливать». Преступник сначала использовал коляску во дворе, чтобы присмотреться к действиям жертвы и его охраны, провести осмотр и выбрать место возможного покушения. Когда он понял, что на него не обращают внимания, он, приучив жертв к своему присутствию, использовал коляску уже для реализации покушения. Пожилая женщина выделила признаки неадекватности (посторонний мужчина во дворе с нетипичным поведением выгуливает ребенка), а жертва и его охрана на это внимания не обратили, и это стоило им жизни.

Совместно с общими неадекватными признаками поведения человека нужно выделять и признаки готовности (заряженности) положения тела к активным действиям (набеганию, рукопашной схватке, преодолению препятствий, эвакуации после нападения). Помимо функциональности одеяния, это прежде всего позиция тела и ее детали. Тело сориентировано в пространстве на объект атаки, ноги разведены и слегка подсогнуты (включены на движение суставы) обеспечивая хороший баланс телу. Руки находятся в готовности к действию (захвату, удару или вблизи места сокрытия оружия).

Текст представляет собой отрывок из книги автора «Организация личной охраны».

Автор Андрей Шикин