Снайперские и антиснайперские мероприятия

Уничтожить не моргнув: секреты подготовки снайперов

Для снайперского дела как нельзя лучше подходят такие словосочетания, как «абсолютно», «максимально» и прочие высокие выражения. Казалось бы, простая задача – нейтрализовать объект с определенной дистанции – на первый взгляд просто, однако, это не так. В новом выпуске программы «Военная приёмка».
В понятии снайперской стрельбы нет даже мелких деталей, которые нельзя брать в расчет. При подготовке самых обычных снайперов, и тем более при боевых выходах и «полевой» работе, учитывается всё: от стрелкового вооружения – основного «рабочего» инструмента снайперов, до выбора обуви и даже нательного белья.
Тонкости профессии
По признаниям инструкторов, обучающих отдельные снайперские роты – чтобы «вырастить» настоящего стрелка и мастера своего дела, одной техники и хорошего снаряжения мало. Хороший стрелок – это единое целое винтовки, навыков, выучки и самое главное – рука, которая не дрогнет в решающий момент.
Инструкторы и представители военных частей и округов, которые еще на этапе «покупки» отбирают необходимых для снайперского дела солдат, в один голос говорят, что в такую профессию как снайпер, люди случайно не попадают. В снайперы, например, совершенно не годятся люди с неустойчивой психикой, паникующие и вообще очень импульсивные – таких в 95% случаев «отсеивают» еще на этапе личного общения и изучения личных дел.
Кандидаты с патологическим бесстрашием или как их ласково называют опытные военные – «рэмбы»,  не подходят тоже – кандидат в  снайперы должен понимать, что его «работа» будет сопряжена с колоссальным риском. Еще одним важным параметром, помимо физических данных и психологии стрелка, является так называемое «отсутствие реакции на выстрел».
Зажмуривание глаз, касания оружия плечами, резкий спуск – все эти действия ничто иное, как самые распространенные реакции человека на выстрел. Причина такой реакции – обычная психология, согласно которой, стрелок знает о том, что выстрел (и вообще стрельба как таковая) сопровождается сильным хлопком и серьёзной отдачей от оружия и мозг подсознательно готовит организм к выстрелу. Кандидатов с отсутствием реакции на выстрел – единицы.
Военные инструкторы говорят, что из тысячи, едва ли попадется два три человека с отсутствием внутренней напряженности перед выстрелом. Однако, по признаниям тех же военспецов, отсутствие реакции на выстрел можно «вырастить» с помощью специальных приёмов. Правда, о самих этих приёмах военные деликатно молчат.
Эксперт в области стрелкового вооружения и бывший армейский снайпер Олег Никулин в интервью «Звезде» рассказал о некоторых тонкостях рекрутинга, связанного со снайперским ремеслом: «Голова у снайпера – самый важный предмет. Ей и думают и решения принимают. Когда присматривают человека для отбора в снайперскую роту, прежде всего смотрят на его так называемый «психологический портрет». Можно быть трижды зорким, четырежды выносливым и всё в этом духе, но если в решающий момент психика стрелка даст сбой – то это, считай, конец. Как для стрелка, так и для всей операции в целом. Поэтому первое, на что всегда обращают внимание – это психика. Выносливость можно натаскать, физическую форму улучшить через тренировки, а вот с психикой всё сложнее. Это не диск с музыкой, который при желании поменять можно», – заявил эксперт.
Почему в снайперы не берут спортсменов
Среди непосвященных в тонкости снайперского дела людей бытует мнение, будто бы спортсмены-стрелки – первыми рассматриваются в качестве кандидатов для снайперской работы. Однако, это утверждение практически полностью не верно.
Виктор Логинов – бывший армейский снайпер, а ныне инструктор частной охранной компании, в интервью «Звезде» так ответил на вопрос о спортсменах в снайперских ротах: «Нет, это не правда. Одно дело стрелять в спокойной атмосфере, в тепле и без ветра по висящей на стене мишени и совершенно другое – работать с тысячи, а то и больше метров, по мишеням, которые передвигаются, да еще и при случае тебе в ответ выстрелят. А если мишеней больше и приходится активно работать в условиях, когда по тебе, скажем, миномёт работает? Как себя поведет спортсмен? Такая стрельба на чемпионскую вряд ли потянет. К тому же, большинство, если не сто процентов спортсменов-стрелков, никогда не лежали по семь-восемь часов в ожидании цели на холодной позиции в неподвижном состоянии. Был на моей памяти один такой человек, который из спорта в снайперы пришёл. Через две недели активной подготовки его увезли с воспалением лёгких в больницу, и больше я его не видел. Не потянул он, хотя был чемпионом России по стрельбе», – заявил эксперт.
Лохматый камуфляж
По всему миру снайперским подразделениям уделяют повышенное внимание. Этот факт легко объяснить, ведь грамотно обученная снайперская пара (именно в парах действует снайперская группа) способна решить задачу по нейтрализации особо важной цели без применения армейских соединений и сделав дело, спокойно отойти. Не отстают в своём развитии от всего остального мира и российские снайперы.
Только за 2013-14е годы, на вооружение снайперских подразделений общевойскового и специального назначения было принято столько разного вооружения и снаряжения, сколько не было принято, пожалуй, за последние 10 лет. Отдельной строкой при подготовке боевого снайпера к выходу является нательное бельё и маскировочный костюм, ведь военные не знают, сколько времени им предстоит провести на позиции в ожидании цели.
Термобельё, которое отшивается для каждого снайпера специально, способно до 10 часов сохранять тепло в холодное время года и столько же – создавать комфортные для стрелка условия в условиях жары. Про снайперски маскировочные костюмы, или как их чаще называют, «гилли» – вообще написан не один десяток книг, ведь «костюм лешего», как «гилли» иногда называют у нас, едва ли не самая важная часть в маскировке снайпера.
Член союза ветеранов спецназа и бывший снайпер Александр Чирков в интервью «Звезде» рассказал, как менялась снайперская «одежда»: «В Афганистане, когда снайперы выдвигались на задание, зачастую использовались подручные материалы – мешки, куски ткани… специального оснащения, как такового не было. Был случай, когда мы в ущелье лежали 14 часов – с самого утра, до глубокой ночи».
«Каменистый пейзаж такой был, знаете, похожий на марсианский чем-то. Сплошные камни, грунт. И снайперскую позицию мы оборудовали среди трёх огромных камней. Наблюдатель, который был со мной, смотрел в отверстие между камнями величиной примерно в 15 сантиметров. Я же в прицел своей СВД и вовсе посматривал в «форточку» размером чуть больше поздравительной открытки. Накрыты мы  были несколькими массивными камешками и … обычными холщёвыми мешками для мусора».
Сейчас же, маскировка у российских снайперов такая… что заметить стрелка не то, что с серьёзной дистанции, в трех шагах от себя – почти невозможно. Знаю точно, что для современных стрелков даже бельё шьётся специальное, которые тепловизором засечь нельзя. В ход у современных «леших» идут как специальные снайперские «пеньки» – предметы, склеенные из автомобильной шины и кусков дерева, в щель которых и помещается дульный срез винтовки, так и природные, так сказать, натуральные предметы – ветки, листья, мох. Чем серьёзнее маскировка – тем выше шанс, что группа «отработает» по цели и уйдёт в целости и сохранности», – заявил эксперт.
Российский триумф
Долгое время считалось, что лучшие снайперские винтовки во всём мире делают именно за рубежом. Такое мнение у большинства «гражданских» россиян сложилось то ли в виду нехватки информации, то ли от повального увлечения заморскими товарами в конце 80-х и начале 90-х. Однако, российские инженеры оружейники уже давно побили зарубежные аналоги как по дальности, так и по точности стрельбы. И побили уже давно.
Давно минули те времена, когда снайперов отправляли на задание со старенькой СВД, на веку которой был не один десяток боевых операций. Современная российская армия – другая. И у «другой», или лучше сказать, НОВОЙ российской армии, есть чем удивить противника. Чего только стоит снайперский комплекс 6С8, или АСВК: патрон 12,7х108мм которой способен решить вопрос с существованием вражеского стрелка с расстояния в полтора километра или чуть более.
Долгое время появления этой винтовки ждали, едва ли не все армейские подразделения в России. После долгого и трудного пути по усовершенствованию и доработке, винтовка «Корд» словно золотая подкова, приносящая удачу, начала расходиться в войска.
Ветеран спецназа Николай Любимов в интервью «Звезде» рассказал о том, почему крупный калибр для винтовки – это хорошо: «В первую чеченскую с завидным постоянством случались инциденты, когда огневую группу противника можно было нейтрализовать с довольно серьёзного расстояния. Однако, с большой дальности обычной СВД решить этот вопрос получалось очень редко – дальность стрельбы этой винтовки, в лучшем случаем, метров 700, В условиях города было необходимо что-то, что могло бы «вынести» вражеского снайпера вместе со стеной, за которой он укрылся. Опыт войны на Кавказе учли, разработали проект, испытали… и вот он красавец «Корд» во плоти. Я считаю, что в данный момент, в распоряжении российской армии не просто уникальная во всех отношениях винтовка. В руках армии мягки лазер для коррекции зрения – один точный выстрел дело сделано», – заявил эксперт.
Помимо антиснайперской «глушилки» калибром 12,7мм в распоряжении снайперов специального назначения находится целая масса бесшумных винтовок. Таких, как специальная снайперская винтовка ВСС и её развитие – малошумный автомат «ВАЛ» и модернизированная винтовка ВССМ. В случае с винтовками для бесшумной «работы» говорить много не приходится – российские военные уже не один год лечат террористические болезни таблетками калибра 9х39мм, и по отзывам самих антитеррористических «докторов» – весьма успешно.
Снайперское дело в России переживает настоящий ренессанс. Помимо развития снайперского оружия и средств маскировки, в распоряжении российской армии от месяца к месяцу появляются и новые системы наблюдения, обнаружения и распознавания целей, способные работать в любых погодных условиях в любое время суток. Предстоящие несколько лет для российской армии только в отношении снайперского ремесла будут весьма насыщенными. Почти со стопроцентной вероятностью можно утверждать, что российские снайперы и окажутся теми самыми “солдатами будущего”, наличие которых стремится продемонстрировать весь остальной мир.