История и традиции

Гений фортификации и обороны Севастополя Эдуард Тотлебен

Офицеры инженерных войск фортификацию иначе, как искусством не называют. Однако мастерски владели и владеют этим искусством немногие и к их числу безусловно принадлежал граф, кавалер ордена Андрея Первозванного, член Государственного Совета Российской империи, почетный академик Российской Академии наук, генерал-адъютант Эдуард Иванович Тотлебен.

И все эти титулы, награды и отличия принадлежат замечательному военному инженеру XIX века не по эксклюзивному праву благородного дворянского происхождения, а за особые заслуги, усердие и отвагу при защите своей Родины – России.

Военные гены ни чем не искоренить

Эдуард Иванович Тотлебен был потомком древнего дворянского рода германского происхождения, выходцы которого в XVIII в. переселились в Россию. Они предпочли заняться не военной службой, с давних пор отличавших Тотлебенов, а коммерцией. Эдуард Тотлебен родился в 8(20) мая 1818 г. в Митаве (Елгава, Латвия), в семье купца 2-й гильдии, затем семья переехала в Ригу.

Первоначальное образование мальчик получил в пансионе доктора Гюттеля, лучшем учебном заведении Риги. Мало по малу в Эдуарде стали просыпаться военные гены его предков. Он увлекся изучением крепостных укреплений, а летом за городом, на даче отца, с друзьями строил редуты по всем правилам инженерного искусства.

Хотя заметное беспокойство родителей вызывало состояние здоровья сына, отец, заметив его наклонности и потворствуя настойчивым просьбам, в 1832 году отвез его в Петербург, где юноша поступил в инженерное училище. Учился он успешно, был даже отмечен императором Николаем Первым, но из-за болезни сердца несколько раз был вынужден прерывать учебу и военную службу.

5 февраля 1838 г. Тотлебен был окончательно отчислен от училища и лишь благодаря прошения к императору был оставлен на действительной военной службе с назначением в Рижскую крепостную команду, где занял должность дежурного офицера в крепостном управлении. Отсюда, в апреле 1839 г., Тотлебен переведен был в гренадерский саперный батальон, а в следующем году (16 июля) назначен поручиком в учебный саперный батальон близ Петербурга.

Под опекой инженер-генерала К.А Шильдера

Большую роль в дальнейшей судьбе Тотлебена сыграл выдающийся военный инженер Российской империи К. А. Шильдер. Автор двухтомной биографии Э. И. Тотлебена, сын инженер-генерала Карла Шильдера, военный историк генерал Н. Шильдер, кратко и емко характеризовал основное качество молодого офицера, привлекшее внимание его отца: «Тотлебен не обладал умом теоретика, это был по преимуществу ум — практик. При таком складе ума и дарований Тотлебен не сделал новых шагов и открытий в инженерной науке, но он умел только с необыкновенным искусством пользоваться обстоятельствами».

Неугомонному изобретателю и видному теоретику фортификации генерал-инженеру К.А. Шильдеру позарез необходим был такой помощник. И он стал поручать Тотлебену различные сложные задания. Одним из них стала разработка трубной контроминной системы для борьбы с подземными минными галереями противника. За свои опасные, но необходимые опыты молодой инженер был удостоен первых наград – ордена святого Станислава 3-й степени (1842 г.), ордена святой Анны 3-й степени (1847 г.).

В 1847-1849 годах Тотлебен находился на Кавказе, где он занимался инженерным обеспечением боевых действий отряда Князя Аргутинского-Долгорукова. За активное участие во взятии Сальты, Гергебиль, Ахты и других опорных пунктов горцев, он был награжден орденом святого Владимира 2-й степени и чином капитана.

По возвращении с Кавказа Эдуард Иванович служил адъютантом у Шильдера, ставшего начальником инженеров армии в Варшаве, а в 1851 г. перешел в гвардейские инженеры и переехал в Петербург, где стал начальником инженеров Гвардейского и Гренадерского корпусов.

396ca5b1bf9797b949af649b4f45cb19.jpg

В начале Дунайской кампании К.А Шильдер назначен был начальником инженеров действующей армии и просил о командировании в распоряжение его, в числе других, и инженер-капитана Тотлебена. Император Николай Первый не только разрешил, но и отметил «в том внимании, чтобы он (Тотлебен) мог при действующих войсках быть употреблен в качестве штаб-офицера с особой пользой, по отличным познаниям и способностям своим», а также досрочно произвел Тотлебена в чин инженера-подполковника.

Тотлебен становится ближайшим помощником Карла Шильдера, а после ранения и последующей смерти инженер-генерала фактическим руководителем инженерного обеспечения боевых действий Дунайской армии. Стоит отметить, что отношения между этими людьми не всегда складывались идеально. Порывистый и импульсивный Карл Андреевич с трудом терпел методичного и любящего порядок Тотлебена. Но Эдуард Иванович считал себе «по гроб жизни» обязанным К.А. Шильдеру, а сын Шильдера – Николай долгое время был его адъютантом.

Тем временем разведывательные данные прямо говорили о предстоящей высадке союзников в Крыму. Князь Горчаков, хорошо осведомленный о печальном положении инженерного дела в войсках светлейшего князя Меншикова, решил командировать к нему Тотлебена.

«Без Тотлебена мы бы вовсе пропали»

Так характеризовал фортификационную деятельность молодого инженера один из руководителей обороны Севастополя в Крымскую войну 1854-1855 годов, легендарный адмирал П.С. Нахимов.

Но поначалу инженер-подполковника Э.И. Тотлебена в Севастополе встретили не то чтобы холодно, а просто враждебно. Главнокомандующий военно-сухопутными и морскими силами в Крыму князь Меншиков сообщил свое решение Тотлебену: «Отдохните после дороги, а затем поезжайте к своему князю на Дунай».

Удивительно, что инженер-подполковник Тотлебен, будучи исполнительным офицером и немцем, впервые в жизни нарушил приказ начальства и на другой день, на свой страх и риск, приступил к осмотру береговых батарей. Более того осмелился предоставить свой отчет о береговой обороне Меншикову и Корнилову.

На следующий день Эдуард Иванович был приглашен к князю на обед, после которого Меншиков разрешил ему осмотреть укрепления Севастополя и с сухопутной стороны. Слабость этих укреплений была очевидной, что послужило предметом разговора с главнокомандующим. После обсуждения этого вопроса кн. Александр Сергеевич отметил: «Первого инженера встречаю дельного и скромного». Но официальной должности Тотлебену так и не было предложено.

Лишь 12 сентября 1854 года инженер-подполковник Тотлебен назначен был назначен начальником всех оборонительных работ. Ему предстояла нелегкая задача: создать из открытой сухопутной позиции Севастополя, крепость. Все существовавшие до того времени образцы и схемы фортификационного искусства оказались бесполезны в этой совершенно необычайной обстановке – приходилось создавать нечто новое, импровизировать в полном смысле этого слова. И все это на виду и при активном противодействии многочисленной неприятельской армии.

Даже самому Тотлебену успех казался немыслимым. 15 сентября Тотлебен написал жене письмо, прощаясь с семьей, так как всецело разделял единодушное решение гарнизона: после «русской защиты» умереть на позиции.

Оборонительная линия города непрерывно расширялась, включая в себя все новые форты и бастионы. Работы велись днем и ночью, и там, где неприятельская разведка раньше обнаруживала лишь слабые укрепления, выросла сплошная линия обороны.

Тотлебен расширил фронтальную позицию на линии Северного укрепления и почти заново создал оборонительную линию на южной стороне. За недостатком времени нельзя было и помышлять о возведении сильных и правильных укреплений; приходилось работать одновременно на всех пунктах, пользуясь всякими средствами, между прочим и вооружением утратившего теперь своё прямое назначение флота.

При устройстве своей оборонительной линии Тотлебен принял в основание следующие начала: избирается ближайшая к городу позиция, обусловленная существующими укреплениями, и на главных её пунктах выставляется сильная артиллерия; эти пункты соединяются траншеями для ружейной обороны и рвами для перемещения сил прикрытий; между главными пунктами кое-где ставятся ещё отдельные батареи. В итоге все подступы к городу должны были получить и получили сильную фронтальную и фланговую оборону пушечным и ружейным огнём.

В короткое время там, где незадолго до того неприятельские рекогносцировки обнаруживали лишь слабые укрепления с большими ничем не защищёнными промежутками, выросла сплошная оборонительная линия. Союзники вынуждены были отказаться от намерения взять Севастополь открытой атакой и 28 сентября начали свои осадные работы.

b484032da3aa350525368f759dc7b344.jpg

Новым словом в фортификации стало создание Тотлебеном разветвленной системы ложементов, передовых окопов и редутов, тщательно приспособленных к местности. Они обеспечивали усиление ружейного огня, затрудняли противнику ведение осадных работ, способствовали производству вылазок, а главное – стали, по выражению Тотлебена, «ушами и глазами обороняющихся».

Руководители обороны крепости были весьма довольны своим помощником. Восторженным было впечатление адмирала Корнилова: «Под началом Тотлебена мы за день сделали то, что не смогли сделать за год». В сентябре 1854 Эдуард Иванович был удостоен ордена святого Георгия 4-й степени и чина инженер-полковника.

Англо-франко-турецкие войска, подступившие к Севастополю, были вынуждены отказаться от открытой атаки города и перейти к осаде. День первой массированной бомбардировки Севастополя – 5 октября стал огневым крещением оборонительных сооружений крепости и экзаменом для их создателя.

В ходе артиллерийской дуэли практически все французские батареи были подавлены русскими моряками-артиллеристами, но британцы обладавшие лучшей осадной артиллерией в мире, смогли разрушить 3-й бастион и нанести серьезные повреждения другим укреплениям Корабельной стороны. И все же гарнизон выстоял. Вклад Тотлебена в дело обороны города во время первой бомбардировки Николай I оценил производством во флигель-адъютанты.

Строительство и восстановление укреплений требовали изнурительной и опасной работы, и не все командиры хотели помогать главному военному инженеру, но когда один из них пришел жаловаться на него Нахимову, тот отреагировал немедленно: “На Тотлебена-с?! Извольте идти вон-с”! Славный адмирал не раз повторял: “А без Тотлебена мы пропали бы, непременно-с пропали бы”.

В ореоле славы «гения обороны» Севастополя

Новым руководителем обороны Севастополя в 1855 году стал генерал-адъютант А Горчаков. Будучи племянником и учеником легендарного русского полководца генералиссимуса Суворова, он не унаследовал ни природного ума ни замечательных боевых качеств своего дяди и наставника. На бастионах крепости пали адмиралы Корнилов, Нахимов, Истомин – те, которые были душой обороны. В то время как силы осаждавших непрерывно росли, ряды защитников города таяли.

Осенью-весной 1854-1855 гг. полковник Тотлебён спланировал и построил вторую линию опорных пунктов на Городской стороне (Чесменский, Ростиславский, Язоновский редуты), систему ложементов впереди редута Шварца и 4-го бастиона, возглавил контр-минную войну перед 4-м бастионом.

Слава Тотлебена как «гения обороны» Севастополя гремела по всей России и за ее пределами. Полковник Генерального штаба А. Э. Циммерман свидетельствовал, что во время перемирия французские и британские офицеры «с живейшим любопытством просили показать им Тотлебена».

В апреле 1855 г. флигель-адъютант Его Величества полковник Эдуард Тотлебен был произведен в генерал-майоры с назначением в Свиту Его Величества.

Сразу же после получения известия об успешном отражении гарнизоном Севастополя штурма 6 июня 1855 года, Император прислал в осажденную крепость два ордена Св. Георгия 3-й степени, одним из которых был награжден Эдуард Иванович – «в воздаяние примерных трудов по возведению Севастопольских укреплений, составляющих образец инженерного искусства, и в награду блистательной храбрости и мужественного хладнокровия, оказанных 6 июня при отражении неприятельского штурма».

8 июня Тотлебен был ранен в ногу (навылет ниже колена), но не покинул боевой строй, он еще два месяца находился в Севастополе. Его физические и моральные силы были на исходе. После падения Малахова кургана и начала эвакуации Эдуарда Ивановича вывезли в Симферополь.

Незадолго до окончания войны конференция Инженерной академии в своем постановлении отмечала: «Генерал-адъютант Тотлебен гениальной изобретательностью изыскал средства под огнем неприятеля обратить почти открытый город в крепость, выдержавшую 11-месячную постепенную атаку… предупреждал действия неприятеля и с блистательным успехом противопоставил ему на каждом шагу преграды как на поверхности земли, так и под землею». Конференция наградила его специальной золотой медалью.

Вскоре после окончания Крымской войны собрав группу наиболее образованных военных инженеров и артиллерийских офицеров — участников обороны Севастополя 18 54-1855 гг., Эдуард Иванович поручил им составление истории этой обороны. Трехтомный труд под названием «Описание обороны г. Севастополя, составлено под руководством генерал-адъютанта Тотлебена» был издан в С.-Петербурге в 1863-1872 гг. Впоследствии он был переведен на многие европейские языки. До сих пор названная работа является одним из лучших источников по истории обороны Севастополя 1854-1855 г.

5 октября 1879 г., в день 25-летия первой бомбардировки Севастополя Александр II возвел генерал-адъютанта Э. И. Тотлебена с нисходящим его потомством в «Графское Российской Империи достоинство».

Согласно пожелания Эдуарда Ивановича Тотлебена и по Указу императора Александра III, 5 октября 1884 г., в день 30-летия первой бомбардировки Севастополя его бренные останки были преданы земле на Братском кладбище на Северной стороне.

7044184e4893e408f9bcc25839b684c3.jpg

19 июля 1890 г. на могиле Э. И. Тотлебена состоялось открытие памятника, сооруженного по Высочайшему повелению на средства Инженерного ведомства по проекту академика архитектуры А. А. Карбоньера.

В 1886 г. набережная вдоль Южной бухты в Севастополе была названа Тотлебеновской, а 5 августа 1909 года при подъеме на Исторический бульвар к 4 бастиону открыли ещё один памятник Э. И. Тотлебену авторами которого являлись А. А. Бильдерлинг и П. Н. Шредер. И поныне этот памятник является одним из лучших в Севастополе.

Необходимое горькое отступление

В 1930-е гг. склеп Тотлебена был вскрыт, а бренные останки национального героя России и Болгарии выброшены из цинкового гроба, конфискованного «для нужд индустриализации». Однако нашлись и настоящие патриоты России, собравшие поруганный прах и предавшие его земле рядом со склепом.

После захвата Севастополя войсками вермахта в июле 1942 года, этот факт стал известен германскому командованию. Как не странно, немцы поступили по рыцарски – 27 июня 1943 г. на Братском кладбище было произведено торжественное перезахоронение останков выдающегося российского инженера.

Крепости России необходимо исправлять и строить непрестанно

После падения Севастополя Тотлебен, назначенный генерал-адъютантом, был отправлен в Николаев для приведения его в оборонительное положение. Объяснительная записка Тотлебена по вопросу об укреплении Николаева представляет одну из самых ценных его научных работ.

Идеи, высказанные им здесь под свежим впечатлением пережитых боевых опытов, открывают новую эру в фортификационном искусстве и резко отступают от традиций, царивших до того времени даже несмотря на опыты наполеоновских войн. Тотлебен указывает на необходимость иметь систему фортов с промежуточными артиллерийскими позициями, к которым должны подходить железные дороги, рассматривает значение фортов, как главных опорных пунктов борьбы, и выясняет распределение всех родов оружия и роль каждого из них.

В конце ноября 1855 года, Тотлебена перевели в С.-Петербург, где назначили помощником Его Величества Генерал-инспектора по инженерной части, поручив руководство инженерной обороной Кронштадта.

После заключения Парижского мира в марте 1856 г. генерал-адъютант Тотлебен инспектировал крепости в России, изучал различные фортификационные сооружения в Европе.

Вскоре после возвращения из заграничной командировки, в 1859 г. его назначили директором Инженерного департамента Военного министерства, а в 1863 г. после создания Главного инженерного управления – товарищем Его Императорского Высочества Генерал-инспектора по инженерной части. В 1869 г. Тотлебена произвели в инженер-генералы.

При активной поддержке Александра II и военного министра Д. Милютина, Эдуард Иванович реорганизовывал инженерное дело с учетом влияния нарезного оружия и новых способов ведения войны.

Под его руководством разрабатывались и осуществлялись планы работ по развитию оборонительных сооружений и перевооружению всех крепостей от Прибалтики до Черного моря.

7139129e5f76d92039461f5da969215e.jpg

В 1862 Тотлебен представил военному министру записку под названием: «Общий обзор состояния крепостей Империи…». Впоследствии этот доклад много лет служил руководством при реализации работ по усилению наших оборонительных линий.

Однако осуществить все предложения Тотлебена, даже при их одобрении императором, оказалось невозможно — не позволяло положение финансов. В итоге было решено провести модернизацию только в трех пунктах нашей пограничной полосы – Бресте, Керчи и Кронштадте.

По общему мнению Эдуард Иванович был гениальным военным инженером. Сегодня не модно цитировать марксистов, но фактическую базу для своих трудов они собирали скрупулезно. Так, Фридрих Энгельс писал: «Русские, особенно после 1831 года, сделали то, что упустили сделать их предшественники. Модлин, Варшава, Ивангород, Брест-Литовск образуют целую систему крепостей, которая по сочетанию своих стратегических возможностей является единственной в мире».

Тотлебен был инициатором обучения саперному искусству личного состава пехоты, кавалерии и артиллерии. В 1869 г. он был удостоен высшего инженерного чина – звания инженер-генерала, в 1871 г. – ордена святого Александра Невского.

Второй пик славы Тотлебена – русско –турецкая война 1877-1878 годов

Перед русско-турецкой войной 1877-1878 годов Тотлебен был назначен главным распорядителем обороны Черноморского побережья. Однако в самый разгар деятельности Эдуард Иванович был отозван в Северную столицу.

Причиной оставления «не у дел», стало его противодействие предстоявшей войне, о чем он открыто заявлял. Тотлебен говорил, что наша страна не готова к войне, и миллионы, ассигнованные на нее, выгоднее потратить на постройку крепостей и флота, развитие железнодорожной сети, перевооружение армии.

Он указывал на необходимость организации широкой базы, окапывания на позициях и основательной артиллерийской подготовки атак, что в военных кругах считалось едва ли не трусостью.

Однако, после третьего неудачного штурма турецкой крепости Плевна 2 сентября 1877 г., о Тотлебене вспомнили и вызвали на Дунайский театр.

15 сентября Эдуард Иванович прибыл на театр боевых действий и на следующий день Император Александр II собрал военный совет, на котором было решено бросить главные силы русской армии против Плевны, а Тотлебена направить к Плевне ознакомиться с ситуацией.

Убедившись, что силой город не взять, Тотлебен отбросил и все планы по осаде, предложив последний вариант – блокаду. По расчетам Эдуарда Ивановича продовольствия у турков должно было хватить на пару месяцев, благодаря чему главный минус блокады – долговременность – отпадал.

Операция по смыканию блокадного кольца была выполнена быстро и оперативно при участии прибывшей гвардии. Затем Тотлебен занялся проблемами усиления позиций массой новых укреплений, ввёл изменения в уже существующие фортификационные постройки, установил строгое управление огнем артиллерии. Блокадная линия была разбита Тотлебеном на 6 участков, оборону каждого из которых он вверил отдельному начальнику. На 47 километров обложения приходилось 125 тысяч человек и 496 орудий.

Помимо этого он улучшал условия, в которых находились русские войска. Особое внимание Эдуард Иванович обратил на организацию санитарной части, устроил более правильную систему эвакуацию больных.

В конце ноября 1877 в связи с нехваткой пищи, турецкая армия пошла на прорыв. В ходе завязавшегося боя турецкие солдаты понесли ощутимые потери, но, тем не менее, сумели захватить три линии траншей. Однако артиллерийский огонь и подошедшие подкрепления в лице русских гренадеров вынудили их сначала залечь в окопах, а затем обратили в беспорядочное бегство. В 2 часа дня неприятельские войска сложили оружие. Было взято в плен 43 тысячи человек во главе с Осман-пашой. Тотлебен весьма скромно оценил свои заслуги во взятии Плевны, сказав: «Не я победил Османа, а голод».

В феврале 1878 Тотлебен получил телеграмму, предписывавшую ему немедленно выехать в Санкт-Петербург. В столице Император собственноручно «возложил» на Э. И. Тотлебена орден Св. Георгия 2-й степени. В апреле 1878 года инженер-генерал Э. И. Тотлебен был назначен главнокомандующим действующей армии.

К несчастью, Тотлебен, будучи гениальным военным инженером, не обладал ни талантом полководца, ни широкими стратегическими взглядами. Его излишняя осторожность привела к тому, что своё командование взятием Константинополя он не ознаменовал. С другой стороны, Эдуард Иванович как человек практичный понимал, что объединенные силы Европы под руководством Великобритании этого просто не допустят.

На завершающей стадии войны он в основном вел дипломатические переговоры по подписанию мира, затем организовывал возвращение войск в Россию, эвакуацию раненых и больных. За заслуги в войне Эдуард Иванович был награжден орденам святого Андрея Первозванного и назначен Членом Государственного Совета Российской империи.

Национальный герой Болгарии

На ряду с легендарным «белым генералом» Михаилом Скобелевым, Эдуард Иванович Тотлебен вполне заслуженно признан болгарами национальным героем.

В Болгарии он деятельно заботится об обеспечении болгарам возможности отстаивать свою независимость, хлопотал об устранении европейских комиссаров и о создании местной милиции с русскими кадрами.

В честь Эдуарда Ивановича названы бульвар в Софии и село Тотлебен в Болгарии.

В селе Тотлебене проводится ежегодное празднование годовщины рождения генерала-инженера Э. И. Тотлебена (в первую субботу мая). Кроме богатой фольклорной программы, оно сопровождается и исторической постановкой сцены взятия в плен турецкого генерала Османа-Паши.

Памятник-бюст Э. И. Тотлебену в настоящее время находится в Плевне (Болгария).

На военно-административной службе

В 1879 г. Тотлебен был назначен командующим войсками Одесского военного округа и временным Одесским генерал-губернатором.

В Одеcce граф Тотлебен оставался недолго и 11 мая 1880 г. был назначен Виленским, Ковенским и Гродненским генерал-губернатором и командующим войсками Виленского военного округа.

Однако за время, проведенное в Новороссии и Прибалтике, Эдуард Иванович успел разгромить региональные организации партии «Народной воли», за что ее исполкомом был приговорен к смертной казни, как «злейший враг русского народа». Две попытки привести приговор в исполнение успеха не имели.

Необходимое отступление

Любопытно, что одним из друзей Тотлебена был Федор Достоевский. В 1856 году Эдуард Иванович просил Александра II помиловать писателя, осужденного по статье «политический преступник». Как следствие этого Федор Михайлович был произведен в прапорщики, ему вернули дворянство и разрешили заниматься писательским делом.

В конце жизни

Весной 1882 г. в С.Петербурге, Тотлебен простудился и заболел воспалением легких. Выздоровев, он вернулся в Вильну, но к осени состояние графа ухудшилось. Зиму 1883-1884 г. граф Тотлебен с семейством провел в Висбадене, весной переехал в прусский курорт Соден, где скончался 19 июня 1884 г.

На российской границе на станции Вержболово гроб с останками героя Севастополя и Плевны был встречен гражданской и военной делегациями. Тело в траурном вагоне привезли сначала в Вильну, затем в имение Кейданы, Ригу и, наконец, в Севастополь.

cd66ef58097134152eea9fe3276e6200.jpg

Сугубо субъективное мнение о личности Тотлебена

Личность каждого выдающегося человека в достаточной мере рельефно обрисовывается его деятельностью.

Отзывы о Тотлебене современников не отличаются беспристрастностью — и причем более в дурную сторону. Его резкое обращение с окружающими, безграничная самоуверенность, убежденность в своем превосходстве, чего он не находил нужным скрывать, конечно, не могли способствовать возбуждению симпатии. Хотя все и вся признавали его гениальным военным инженером.

В армейских кругах ценили его неподкупную честность и постоянную заботливость о солдате. Им восхищались, но не любили, ибо в нем в нем не чувствовался русский человек. Да в самом деле, его поклонение и покровительство всему немецкому выражалось иногда слишком ярко.

Хладнокровный и мужественный в бою, Тотлебен не обладал, однако, талантом полководца, широкого стратегического взгляда у него не было и поэтому в его деятельности в русско-турецкую войну историки находят больше отрицательных, чем положительных сторон.

Ещё больше темных сторон находили коммунистические историки в его военно-административной деятельности, потому что в борьбе с терроризмом он не брезговал применять самые жесткие меры.

Но вокруг имени Тотлебена есть ореол, которого не могут замутить никакие наветы и затмить никакие ошибки – он гений обороны Севастополя и абсолютный гений фортификации.

Автор Борис Скупов