Снайперские и антиснайперские мероприятия

Контрснайперские мероприятия в уличных боях. Часть 2

Продолжение публикации. Начало здесь.

“Позиции подскока” противника полезно заминировать, но когда будете лазить по сопредельной стороне, не забывайте о минах противника. Ведь не один вы такой хитрый и умный : )

Бой в городе имеет динамичный характер, и рубежи не стоят на месте. Любое нормальное боевое подразделение не упустит шанс по возможности активно вклиниться в оборону противника. Четкой линии разграничения между своими и чужими нет, и нередко дислокации своих и чужих напоминают слоеный пирог – противник часто оказывается сбоку. Не забывайте об этом при наблюдении.

Возможна стрельба вражеского снайпера “косым” огнем в сторону с флангов из мест, которые по фронту не просматриваются. При этом снайпер может достать вас в изгибах траншей, ходов сообщений и за, казалось бы, надежными укрытиями, стреляя из самых неожиданных мест. Поэтому в случае подстрела кого-либо из своих, обязательно переговорите с очевидцами события, с теми, кто во время подстрела был рядом. Они всегда расскажут очень много интересного и полезного.

Снайпер противника часто работает под шумовым прикрытием пулеметной очереди или взрыва, в этом случае ищите его где-то рядом с тем местом, где стрелял пулемет или что-то взорвалось в момент подстрела.

При выявлении любой подозрительной щели, из которой может стрелять противник, надо попытаться представить, что может находиться за этой щелью, возможно, это просто хаотичное нагромождение тяжелых и крупных строительных обломков, из которых трудно и технически невозможно оборудовать позицию. Есть ли от этой щели и кучи обломков, из которых она образована, ход к пересечению местности, подвалу, канализационной сети ? Продумайте, можно ли такой ход проложить и если да, то за какое время.

Щель или амбразура, находящаяся в куче обломков или грунта, может быть связана с канализационной сетью. При возможности это можно и нужно уточнить на трофейных технических планах.

Разведгруппы, которые денно и нощно лазят в городе по вражескому переднему краю и непосредственно за ним, окажут большую услугу своим, если выявят и уточнят возможные позиции стрельбы снайперов противника по наличию возле них следов и других признаков посещения, а именно: стреляных гильз, пустых патронных коробок, стреляных банок, оберток от жвачек, кусков бинтов и т.д. Если разведчики притащили пленного, его необходимо немедленно допросить и в первую очередь узнать как можно больше о снайперах, их позициях, стиле их работы и так жалее, пока этого пленного не поволокли дальше на допрос к “высокому начальству”. Тогда вам будет поздно задавать вопросы, так что действуйте немедленно и непосредственно на месте событий.

Снайпер всегда заготавливает для себя несколько позиций. Очень полезно установить и запомнить, в какой именно последовательности он их занимает. Определив последовательность, можно сделать снайперскую или диверсионную засаду на пути перемещения этого стрелка

По совокупности результатов наблюдений, разведданных, допросов пленных не только можно, но и необходимо спрогнозировать перспективные места позиций вражеских снайперов, так как это позволяет постоянно вести профилактику против них – подрывом позиций, диверсионными рейдами, засадами, минированием в отсутствие “хозяев”, световыми / светошумовыми гранатами, брошенными перед позицией в нужный момент, любым ослепляющим способом, слезоточивым газом, гранатометами, крупнокалиберными снайперскими винтовками, концентрированным огнем нескольких снайперских винтовок по одной щели, но главным образом – взрывчаткой внутри здания (радиоподрывом).

Бывают и другие варианты. В 90-х годах прошлого столетия, в одной из горячих точек бывшего СССР, бойцы спецназа оригинально ликвидировали стрелка, вооруженного винтовкой с разграбленного склада ДОСААФ. Установив его позицию по оставленным стреляным гильзам, разведчики в отсутствие этого “снайпера” установили в глубине амбразуры заряженный обрез, ранее снятый с убитого бандита. Ловушка-самострел сработала, когда приползший на позицию стрелок стал засовывать винтовочный ствол в амбразуру и задел при этом спусковое устройство ловушки.

При выстреле из какой-либо щели вы должны представить себе возможную архитектуру этого строения и запустить гранату из гранатомета в любую другую щель – слева или справа от “проявившей себя” бойницы. В какую сторону стрелять ? Стрелять следует с упреждением туда, куда будет большая свобода маневра для противника. При этом очень полезно посмотреть на позицию противника под другим углом, в результате чего очень часто можно обнаружить слабину в его обороне. Известен случай, когда снайпер, стреляя из подвального окна, после выстрела выскочил в подвальный коридор и попал под гранату, которую для профилактики запустили по этому коридору в торцевое коридорное окно.

После того как противник изучен, можно сделать так, что он будет бояться высунуть нос. Очень хороший эффект в борьбе с вражеским снайпером в городе достигается коллективной работой группы снайперов. Действуя согласованно, три-четыре снайперские пары могут рассеять внимание снайпера противника (показав ему кукол с разных направлений поочередно, провоцирующим одиночным огнем, “щекочущим” нервы противника) и с разных сторон коллективно концентрированным огнем “зажать” вражеского снайпера и выгнать его в нужную сторону под выстрел. Или отвлечь его внимание и расстрелять сбоку, откуда он открыт и не ожидает выстрела.

Или плотным маневренным огнем загнать этого снайпера в глухое место, отрезав ему путь к отступлению, и пусть он сидит там до ночи, боясь высунуться. Ночью на пути отхода его будет ждать кто-то из ваших диверсантов с бесшумной винтовкой с ночным прицелом. А бывает, к такому хитромудрому стрелку, который надеется отсидеться в безопасном месте, делают групповой рывок (см. далее) и тупо забивают его ручными гранатами.

По ходу событий могут возникнуть и другие варианты. Над ними надо думать и думать, думать всем бойцам контрснайперской группы, и приучаться делать это постоянно, быстро и на ходу. По ходу дела могут возникнуть самые неожиданные, оригинальные и очень часто единственно правильные решения.

Был случай, когда снайпера противника “выкурили” из подвала обыкновенной милицейской “черёмухой”. Правда, набросали ее туда столько, что в этот подвал нельзя было зайти еще недели полторы.

Был случай, когда разведчик сидел с ночи, накрытый кучей мусора и строительными обломками на втором этаже полуразрушенного дома и “взял” снайпера. Им оказался маленький, худой, плюгавый мужичонка, который крался осторожно, бесшумно и уж как-то очень неприметно (ранее он из верхних этажей расстреливал и гражданское население, и военных просто так, для собственного удовольствия). В том же месте через пару недель взяли второго такого же стрелка – на него спустили служебную собаку, которая молча взяла его за горло. С длинной снайперской винтовкой СВД этот стрелок просто не мог быстро развернуться и отреагировать, потому оказался бессилен перед собакой.

На вражеского снайпера охотятся и днем, и ночью. Не так давно появилась практика ночных снайперских постов: на переднем крае, в развалинах, скрытно обустраивается снайперская пара – один из снайперов дремлет, а другой слушает и время от времени скрытно наблюдает в прибор ночного видения не включая инфракрасной подсветки. Через некоторое время они меняются ролями. Отдохнувший снайпер с обостренным слухом может довольно отчетливо услышать и выявить по строительным шумам и другим звукам шанцевую подготовку позиции снайпера на сопредельной стороне. Такой “слушающий” снайперский пост не обязательно должен быть на одном месте – при необходимости можно бесшумно и скрытно от вражеского ночного прицела сменить позицию. В любом случае снайперы не должны лазить по развалинам в одиночку – так очень даже можно попасть в лапы разведгруппы противника или просто пропасть без вести.

Перемещаться по развалинам нужно вдвоем и обязательно имея возможность получить огневую поддержку от своих, свои обязательно должны знать, куда и зачем вы полезли. К тому же лазить по развалинам вдвоем гораздо практичнее – один подсаживает или вытягивает наверх другого.

Ночью можно имитировать движение на своей стороне перемещением кукол и ложным шумом. Сделать это ночью можно эффективнее, чем днем, ибо разрешающая способность (четкость) приборов и прицелов ночного видения пока остается намного ниже, чем у дневных оптических приборов. Поэтому противнику практически незаметны дефекты изготовления чучел-приманок. Движением этих приманок “снайпер-ночник” провоцируется на стрельбу, возле упавших кукол имитируется возня с ранеными, чем провоцируется его дальнейшая стрельба. Место позиции “ночника” таким образом выявляется, и он уничтожается или бесшумной стрельбой, или работой диверсанта.

Для выявления “снайпера-ночника” используются горящие сигареты на фоне листика бело-бурой бумаги. Это нехитрое устройство закрепляется на проволоке и высовывается из укрытия. К сигарете можно прикрепить резиновую трубку и имитировать затяжку. При движении сигареты вверх-вниз-в сторону эта приманка естественно выглядит со стороны и срабатывает необычайно эффективно. Бумажный экранчик сзади сигареты имитирует лицо курильщика и служит для контроля попаданий. Иногда используются маленькие электрические лампочки, но это выглядит не так естественно.

Ночью можно спровоцировать “снайпера-ночника” кратковременной работой инфракрасной фары, при этом снайпера можно не уничтожать, а выявить его огневые позиции, пригодные для дневной работы.

Неоднократно применялся способ ночной засветки снайпера светом мощного прожектора, но сам прожектор при этом не выставляется, так как для выведения его из строя достаточно одной пули. Прожектор закапывается за укрытием, а сверху на него устанавливается любым способом лист белой жести под углом 45°. Отраженный от этого листа световой поток направляется туда, куда нужно, и засвечивает гнездо противника. Процесс этот контролируется перископом.

По такому жестяному листу можно стрелять до бесконечности – жестянка исправно отражает свет даже после пятидесяти попаданий. Последний известный автору случай такого применения прожектора был в Приднестровском конфликте, тогда на вертикально поставленную автомобильную фару с жестяным отражателем кроме снайпера попался и дежурный пулеметчик. Способ такой ночной подсветки весьма наглый и эффективный но тем, кто его применяет, нужно быть готовым мгновенно покинуть такое световое устройство при ответном минометном или гранатометном обстреле.

В состав контрснайперской группы входят снайперы-профессионалы (ни в коем случае не дилетанты-любители) и профессиональные пулеметчики. Желательно, чтобы из гранатомета работал тоже снайпер. Вторые номера в контрснайперской группе комплектуются не просто подсобными носильщиками боеприпасов, а опытными бойцами-“рукопашниками”, которые незаменимы для силового захвата живого противника и натренированы бросать ручные гранаты быстро, точно и далеко. Делают они это обычно под прикрытием пулеметчика, который огнем загоняет противника за укрытия и не дает ему высунуться для прицельной стрельбы.

На своем участке работы контрснайперская группа нестандартными, неожиданными и безнаказанными действиями может производить не только разрушительный боевой эффект, но и оказывать колоссальное деморализующее воздействие на психику противника, постоянно удерживая его в состоянии нервного напряжения.

Более того, такая группа, работавшая в условиях разных городов, привыкает воевать при постоянном изменении условий боевых действий, при разной городской планировке и архитектуре, при различном менталитете противника.

Сразу, естественно, не получается ничего. Но в контрснайперской группе постоянного состава при постоянном выполнении практических контрснайперских мероприятий по мере накопления опыта, коллективного обсуждения ситуаций и развития теоретического мышления рано или поздно наступает качественный прорыв.

При этом у бойцов спецгруппы быстро развивается способность практически мгновенно прогнозировать принципы работы вражеских снайперов в конкретных условиях, просчитывать их.

При наличии таких контрснайперских групп, их бойцам и командирам не следует афишировать себя даже на стороне своих, чтобы не вызывать на свою голову лишних осложнений. При боевой необходимости, 2-3 такие спецгруппы (не более взвода) могут объединить для решения более крупных и сложных задач ударно-диверсионного применения, в ночное время “вычищая” из бесшумного оружия с ночными прицелами целые кварталы на переднем крае противника и за передним краем.

Специализированные диверсионно-снайперские подразделения способны делать фантастические вещи. Применение таких ночных диверсионно-снайперских групп заново открывает забытую практику привлечения колоссальных тактических резервов боевого применения.

В подготовке контрснайперского мероприятия шаблонные, повторяющиеся, непродуманные и неосторожные действия исключаются.

Неопытный снайпер большей частью “попадает” случайно, но он всегда будет изобретателен и находчив в отличие от строевых военных, которым устаревшие уставы в большинстве случаев заменяют активное мышление. Он может быть даже психопатом – такие входят в стрелковый угар и стреляют безостановочно, но с такими особых проблем не возникает.

Он может быть чрезвычайно осторожен – таких обкладывают со всех сторон, караулят и уничтожают или снайперским огнем, или штурмовой группой на дистанции “в упор”, пока не убьют: такой стрелок, при опасности забивается в укромный угол, его отсекают от своих и уничтожают если не стрельбой, то гранатами или собаками. Но в любом случае его любимый стиль и его преимущество в том, что он стреляет из безопасных щелей и сразу же уходит.

Слабое место неопытного стрелка – страх. Когда он начинает ощущать коллективный и хорошо организованный агрессивный интерес к своей особе, это полностью изменяет ход его мыслей. В такие моменты неопытный стрелок меньше всего думает о том, как удерживать позиции, – он твердо убежден, что человек имеет право выжить. Но убегающего с позиций всегда настигает смерть. Обычно это происходит на путях отхода, где вражеского снайпера уже ждут.

Как можно уничтожить снайпера ночью после его обнаружения ? Практика показывает, что нередко это можно сделать проще, чем днем. Ночью “в складках” местности можно скрытно подобраться к расщелине, в которой вражеский снайпер оборудовал позицию и забросить в эту позицию гранату. Ночью можно эффективно сделать засаду сбоку от “ночного снайпера” и расстрелять его из бесшумного оружия, пока он занят расстрелом кукол-приманок. Был случай, когда гранатометчик с ночным прицелом на противотанковом гранатомете, просидев скрытно и терпеливо двое суток перед предполагаемой позицией снайпера-ночника, все-таки подловил его и просто разорвал гранатой, когда тот после выстрела отскочил от амбразуры, но еще не успел выскочить из помещения.

Был случай, когда на “снайпера-бесшумника”, стрелявшего в ночное время суток из винтовки ВСС с ночным прицелом с относительно близкого (200-250 метров) расстояния, спустили служебного пса, тренированного на запах свежесгоревшего пороха. Инструктор-кинолог подвел его сбоку от позиции снайпера, чтобы уберечь от попадания в поле зрения ночного прицела. Умный и хорошо дрессированный пёс бесшумно подошел к позиции ночного стрелка и быстро перегрыз ему горло.

Подготовка к уничтожению снайпера, стреляющего днем, должна производиться ночью, а именно: разведка системы его позиций, минирование этих позиций, захват или уничтожение снайпера разведывательно-диверсионной группой, когда он будет ближе к утру выдвигаться на эти позиции.

Снайпер воюет нестандартно и не по уставу – и в этом его преимущество. И чтобы его “достать”, действовать приходится тоже нестандартно, методами, которые неимоверно далеки от уставных норм.

Колоссальный эффект приносят тщательно замаскированные засады за передним краем противника. Результаты наблюдений из таких засад без стрельбы в течение двух-трех дней, а иногда и меньше, открывают очень много интересного. Такие наблюдения производятся и ночью как прослушиванием, так и с приборами ночного видения. По результатам наблюдений из такой засады можно будет ликвидировать не только снайперов противника, но и его командный состав.

Расчет такой группы обычно состоит из пяти бойцов:  гранатометчик и пулеметчик со вторыми номерами и снайпер с бесшумным оружием. В условиях города такой группе приходится брать с собой побольше ручных гранат для возможного диверсионного налета или прорыва из окружения. Вторые номера обеспечивают быструю и бесперебойную работу основных номеров и переносят повышенное количество боеприпасов.

Обычная снайперская диверсионная пара, забравшаяся в тыл противника и, что называется, натворившая там дел, после успешного выполнения задания может благополучно вернуться назад только на природе, на обратном пути обходя десятой дорогой опасные места.

В городе же, после результативного снайперского или диверсионного “укуса”, прорваться к своим нередко можно только пробивая “коридор” мощным огневым кулаком, создавая хоть и кратковременное, но зато “оглушающее” огневое преимущество перед растерянным противником. Вам нужно быть подальше от места событий.

Эффект от таких агрессивных диверсионных действий достигается только в результате тщательного предварительного наблюдения за местностью, анализа ранее полученной развединформации, продуманности действий и осторожности выполнения. Прежде всего, диверсионная группа не должна ничем пахнуть, чтобы ее не почуяли собаки на стороне противника: для этого, оружие тщательно вычищается от смазки и “выветривается” до полного исчезновения запаха железа – так всегда делают промысловые охотники. Не должно быть никакого казарменного духа, который настолько специфичен, что его запросто почувствует даже человек. Естественно, никаких дезодорантов, одеколонов и т.п.

Если среди ваших противников есть выходцы с Востока, в разведдиверсионных вылазках будьте особенно внимательны. Жители Востока от рождения способны на расстоянии ощущать присутствие других людей, и такая способность у них затем развивается постоянными тренировками. Это является их менталитетной тайной, о которой, как они считают, европейцам знать необязательно. Люди с Востока устроены не так, как европейцы: европейцы думают головой, а “восточники” воспринимают окружающие явления психическими и физическими ощущениями, которые действительно никогда не подведводят и не обманывают. Обычному европейцу, особенно горожанину, понять это трудно.

Поэтому при ночных диверсионных поисках поступайте точно так же – поменьше напрягайте голову и побольше общее внимание, обостренный слух, обоняние и ночное зрение. Остается только сожалеть, что именно этому вопросу при подготовке диверсантов, разведчиков и снайперов сейчас уделяется очень мало внимания.

Контрснайперская группа может ликвидировать вражеского снайпера не только забравшись к нему в тыл. Если заранее изучены позиции снайпера, система его перемещений и ходов, периодичность и хронометраж его выходов на позиции (такое изучение и прогнозирование надо научиться делать постоянно, очень быстро и качественно), то такого стрелка можно взять резким неожиданным рывком “через фронт”.

Рывок контрснайперской группы “через фронт” делается под прикрытием дымовой завесы при ветре в сторону противника. Дымовая завеса очень хорошее изобретение, которое создано специально для таких случаев и прочих скрытных перемещений. Одновременно всеми возможными огневыми средствами сзади и с боков снайпера противника создается огневой барьер, чтобы ему некуда было деться, а пути его отхода простреливаются из снайперских винтовок. Одновременно из артиллерийских систем или с вертолетов простреливаются верхние этажи здания (если этот стрелок засел в многоэтажном доме). Снайпер, отсеченный огнем от своих, вынужден уйти вниз, в подвал, под бетонные плиты, и лишается свободы маневра.

Заградительным плотным огнем по всем щелям и возможным бойницам вражескому снайперу не дают высунуться и выстрелить прицельно. Когда маневренная контрснайперская группа выдвинулась на бросок гранаты, огонь из снайперской винтовки или гранатомета резко теряет эффективность из-за неповоротливости оружия. Снайпера, спасающегося от гранат в подвале, глухих углах, под бетонными плитами, забивают ручными гранатами и сразу же отходят, пока существует огневое прикрытие своих – не надо ждать, пока по этому объекту противник ударит из всех стволов или предпримет контратаку.

Вышеописанные методы встречных ночных и дневных засад, а также осторожного встречного блуждающего поиска и атакующих бросков на уничтожение можно с успехом использовать и против блуждающих по развалинам ударно-террористических групп противника, состоящих обычно из снайпера, пулеметчика и гранатометчика.

Выход-бросок контрснайперской группы на захват или уничтожение снайпера должен быть максимально подстрахован со стороны своих возможностью открыть предельно плотный поддерживающий огонь. Именно плотный и кратковременный – группа должна очень быстро справиться и вернуться назад на позиции.

Такие “кинжальные” удары с мгновенным перевесом сил в одной точке можно делать как днем, так и ночью, приборы ночного видения это позволяют. Если  сделать такой удар по каким-либо причинам все-таки невозможно, вражеского снайпера блокируют и зажимают групповым снайперским огнем с разных сторон и под разными углами. Коллективные усилия специализированной группы снайперов-диверсантов позволяют эффективно “съедать” снайперов противника как поодиночке, так и по очереди.

Замечено, что многие снайперы противника пользуются радиосвязью, при этом сами они в эфир не выходят и в радиообмен не вступают. Их ассистенты или прикрывающая группа дают им изменения обстановки, ориентиры, появление целей, сообщают об угрозе захвата и других внезапных опасностях.

Поэтому, выследив снайпера и хорошо его изучив, на его рабочей частоте в решающий момент его уничтожения глушат передаваемую ему информацию. Лучше всего это сделать, используя трофейные рации. В одном известном анекдотичном случае, в микрофон захваченной рации просто рычали, как звери, пока другие члены контрснайперской группы подбирались к вражескому стрелку. Сработало безотказно.

Вражеский снайпер проявляется сразу же после вашей артподготовки. Он знает, что после этой артподготовки ваши бойцы пойдут в атаку и будут представлять для него удобные цели и хорошие цели. Поэтому будет лучше, если сразу же после артподготовки вы для профилактики сделаете огневую обработку (как было описано выше) всех разведанных вами щелей и бойниц и поставите хорошую дымовую завесу.

Контрснайперская группа действует при этом наступательно, так, как описано выше. В старые времена пехота и штурмовые группы выдвигались на рубеж обороны противника сразу же вслед за огневым валом, приближаясь к объектам штурма на бросок гранаты еще тогда, когда там рвались артиллерийские снаряды своих. По разведанным бойницам вовсю работали противотанковые ружья. Из них же “доставали” снайперов, которые работали “косым” огнем по изгибам траншей на нашей стороне.

Современные крупнокалиберные снайперские винтовки, которые позволяют снайперу уничтожить противника на дистанциях 1500-2000 и более метров в то же время самому оставаясь вне зоны досягаемости вражеского снайпера, вооруженного снайперской винтовкой нормального калибра – очень хорошая вещь для подавления огневых точек противника в долговременных укреплениях и его снайперов, работающих с отдаленных позиций за линией фронта.

Источник