Бусидо История и традиции

Мифы о восточной культуре

Мы любим рассуждать о тех или иных единоборствах, приемах, но похвастаться настоящими глубокими знаниями предмета мало кто может. Мало кто отдает себе отчет, что разговаривая о неких исконно-древних системах, он говорит о «реставрированных» учениях, созданных на, порой обрывочных знаниях древности.

Что из себя на самом деле представляют «традиционные» боевые искусства и йога нам расскажет Арапов Александр Владиленович – востоковед, Профессор института заочного экономического образования Воронежского государственного университета, Член-корреспондент Российской академии естествознания, Член Российского философского общества, член Новой экономической ассоциации, Эксперт Единой дискуссионной площадки Совета при Президенте РФ по модернизации экономики и инновационному развитию России. Доктор философских наук. Награжден  медалью им. В.И. Вернадского

Автор интервью и публикации Философ с большой дороги

Приветствую, Александр Владиленович.
Можно ли говорить о философии боевых искусств или же это явления появилось куда позже, чем это принято считать?

Если мы будем понимать под философией базовые, фундаментальные принципы тренировок и ведения боя, то, конечно, любое боевое искусство имеет свою философию.

Если говорить о философии как о мировоззрении, то надо обратить внимание, что значительное число японских школ боевых искусств возникло в эру Мэйдзи, когда в Японии шел процесс модернизации, и традиционное японское мировоззрение интегрировалось с западным. В Японии это именно так происходило, благодаря политике императора Мэйдзи, происходила не замена одного мировоззрения другим, а их интеграция. Характерен такой факт, Император Мэйдзи сохранил самурайскую традицию ношения двух мечей, но заменил короткий самурайский меч на английский морской кортик, а длинный  – на прусскую саблю. В ту пору считалось, что самая сильная сухопутная армия  – немецкая, а самый сильный флот – английский. Таким образом, император хотел показать, что японские вооруженные силы берут всё лучшее из европейских достижений. И именно в этот период боевые искусства из –дзюцустановятся –до, из прикладной техники  ведения боя становятся жизненным путем, духовным путем.

На основе дзю-дзюцу Дзигоро Кано создает   дзю-до,  на основе айки-дзюцу Морихэй Уэсиба создает айки-до и т.д. Когда Дзигоро Кано решил изучать будзюцу, многие мастера уже бросили преподавание боевых искусств, т.к. сочли его бесперспективным занятием: военные больше полагаются на винтовки и пулеметы, а штатские, вообще, считают будзюцу делом грубым и жестоким. Он с трудом нашел небольшую школу, в которой было всего пять татами. И вот Дзигоро Кано выдвигает идею, что боевые искусства могут быть путем всестороннего совершенствования личности, в т.ч. нравственного.  В этот же период Фунакоси Гитин разрабатывает Шотокан каратэ и также вводит термин каратэ-до. Боевые искусства  в целом стали именоваться будо в противоположность старому термину будзюцу. В предыдущие эры существовало воинское сословие, сословие самураев,  существовали философия и мораль воина –бусидо. И  существовали отдельные воинские искусства, профессиональные умения и навыки самурая. Философия относилась скорее к жизненному пути воина в целом, чем к отдельным искусствам.

При императоре Мэйдзи сословие воинов ликвидируется, и боевые искусства начинают развиваться отдельно от воинской профессии (хотя и сохраняют, конечно, с ней тесную связь).  Они становятся самостоятельными путями развития личности, каждое –  со своей философией.  Морихэй Уэсиба двигался в сторону синтоистского мистицизма. В это время возникают реформаторские направления в синто. Существует официальный синто – военно-патриотический и центрированный на императоре, и возникает более приватный и мистический вариант. Морихэй Уэсиба и Фунакоси Гитин посещали мистические кружки. Дзигоро Кано наряду с традиционной для будзюцу идеей серьоки дзеньо  – «максимальная эффективность при минимальных усилиях», взял за основу также конфуцианскую идею дзита кьоэй – «взаимная поддержка и польза». Дзигоро Кано стал пропагандировать дзюдо также в качестве вида спорта в западном понимании этого слова. Дзюдо из восточных единоборств первым вошло в олимпийскую программу. Этого, конечно, уже после его смерти его ученики добились, но он задал такое направление.

Какими мифами и стереотипами полны боевые искусства?

Вокруг боевых искусств всегда было много мифов. Особенно это связано с бесконтактными техниками. Сейчас  бесконтактные техники подаются как что-то связанное с православием, с казачеством. Я не хочу сказать, что такие техники в принципе невозможны. Но то, что можно видеть на ютьюбе  – это тихий ужас. Непонятно, на кого это рассчитано.

Можно ли говорить о некой философии в западных боевых системах, например, в том же кикбоксинге или борьбе?

Развитие западных единоборств  в их современном виде было общей частью  спортивного движения развернувшегося в 19 веке, кульминацией которого стало возрождение Олимпийских игр. Это была эпоха, когда ключевыми понятиями на Западе были разум и наука.  Западные единоборства базировались  на вере в прогресс, в безграничные возможности совершенствования человеческого тела и духа. Это совершенствование должно быть основано на рациональной, научно обоснованной системе  тренировок. Подготовка спортсмена должна основываться на знании физиологии и анатомии. И на тренировке и в поединке все действия должны быть разумны и осмысленны. Здесь нет места мистицизму. Победа сильнейшего из боксеров следует с логической необходимостью, как заключение в силлогизме.

Могут ли занятия единоборствами, действительно, сделать человека лучше?

Безусловно, могут, как и спорт и в целом.

На твой взгляд, с чем связан запрет на каратэ в СССР?

Это был страх, что вооруженный приемами каратэ человек сможет противостоять власти. В СССР властям везде чудились подвох и засада. Это не только боевых искусств касалось. Если человек занимался, например, любительской радиосвязью, то ему запрещалось напрямую отправлять подтверждение радиосвязей в зарубежные радиоклубы. Одно время запрещалось называть даже свой населенный пункт – только область.  То есть в каждом каратисте видели потенциального бандита, а каждом радисте  – шпиона. Подозрительность в отношении своих граждан дополнялась абсурдностью конкретных правил. Например, пневматические ружья в советское время приобретать было нельзя, а вот мелкокалиберные винтовки и патроны к ним одно время продавались свободно («для стрельбы по воронам»), не требовалось даже охотничьего билета.

Какие аспекты даосизма и дзен-буддизма проникли в боевые искусства? Работают ли они в западной культуре?

Влияние даосизма и дзен-буддизма  на восточные боевые искусства, действительно, велико. Я бы особо отметил концепции не-деяния и не-мысли. У-вэй – недеяние – важное понятие даосизма. Недеяние означает естественное действие, такое же, как вращение планет вокруг Солнца или рост деревьев. Идущий путем недеяния  не размышляет о том, когда и как действовать,  он просто делает естественные вещи. Даосская философия полагает, что Вселенная уже функционирует гармонично, и попытки навязать миру свою волю могут только нарушить естественную гармонию. Согласно Лао-Цзы, «если кто-либо хочет овладеть миром и манипулирует им, того постигнет неудача. Ибо мир — это священный сосуд, которым нельзя манипулировать. Если же кто хочет манипулировать им, уничтожит его. Если кто хочет присвоить его, потеряет его». Это не означает, что человек вообще не должен ничего делать. Он должен действовать в согласии с естественными процессами, которые протекают сами по себе, независимо от его воли.  В этом ключ к успешному действию. Мудрец, занимаясь своим делом, действует без раздумий, не беспокоится о достижении цели и не строит расчётов. В результате действие мудрого человека происходит внезапно и достигает цели самым коротким путем, так как он пребывает целиком здесь и сейчас. Во второй главе Дао Дэ Цзин так описывается путь недеяния (пер. Яна Хин-шуна):

«… Совершенномудрый, совершая дела, предпочитает недеяние; осуществляя учение, не прибегает к словам; вызывая изменения вещей [он] не осуществляет их сам; создавая, не обладает [тем, что создано]; приводя в движение, не прилагает к этому усилий; успешно завершая [что-либо], не гордится. Поскольку он не гордится, его заслуги не могут быть отброшены».

Концепция не-мысли развивается в философии буддийской школы Дзен. Эта концепция нашла свое выражение в сочинении Такуана Сохо «Письма мастера дзэн мастеру фехтования».

«Неведение и суровые испытания в начале практики, а также спокойствие и непоколебимая мудрость в конце сливаются в одно. На уровне непоколебимой мудрости нужды в мыслящем разуме больше нет, и человек погружается в состояние не-сознания – не-мысли. Когда он достигает глубочайшей точки, руки, ноги и тело знают, что нужно делать, но ум не имеет к этому никакого отношения.  Буддистский священник Буккоку писал:

Сознательно ни зачем не следя

Пугало в горном поле стоит не напрасно

Всё остальное подобно этому.

 Чтобы изготовить пугало для горного поля, делают фигуру человека, который держит в руках лук и стрелы. Птицы и звери видят его и убегают. И хотя у пугала нет никаких намерений, олень не подойдет к нему близко. Так пугало выполнят свое назначение, и поэтому говорят, что оно стоит в горном поле не напрасно. Этот пример показывает нам, каково поведение людей, достигших совершенства на любом Пути. Хотя их руки, ноги и тело движутся, ум не останавливается ни на чем. Такой человек вообще не знает, где пребывает его ум. Он живет в состоянии не-сознания – не-мысли. Он достиг уровня пугала в горном поле».

Это было непривычно для западного человека в начале 20 века. Но уже во второй половине 20 века даосские и буддийские идеи осваиваются на Западе.  Между Западом и Востоком происходит мощный интеллектуальный обмен.  В каком-то смысле мы живем в «мировой деревне». В 21 веке человеку в Европе могут быть ближе восточные идеи, чем европейские и наоборот.

Чего не хватает в нынешнюю эру единоборств? Как ты относишься к смешанным боям?

Зачастую, не хватает, на мой взгляд, серьезного и вдумчивого отношения к продвижению по лестнице ученических и мастерских степеней. Часто коммерческие соображения перевешивают и требования снижаются. Конечно, далеко не везде это происходит, но явление достаточно распространенное. Традиционное понимание таково, что пока не будет освоен определённый набор техник, продвижения дальше быть не может, сколько времени на такое освоение не понадобилось бы.

Возникновение смешанных боев, как мне кажется, естественное явление. Всегда было стремление объединить различные техники и подходы. Очевидно, что для одних видов единоборств характерна бросковая техника, для других – ударная. Тем не менее, в дзюдо на мастерских степенях изучается ударная техника, а в тхэквондо – бросковая. В самбо удары были включены в боевой раздел. Там где, акцент делается на прикладном аспекте, на подготовке к реальным боевым действиям, идея синтеза возникает неизбежно. Смешанные бои в этом отношении не были чем-то принципиально новым.

Какому единоборству симпатизируешь ты сам?

Я занимался некоторое время тхэквондо, поэтому оно ближе, конечно. Это был очень важный опыт в моей жизни. Я хочу выразить искреннюю благодарность старшему тренеру воронежской школы боевых искусств «Корё» Ирине Ким, обладательнице 4-го дана, за эти занятия.

Расскажи о стиле цигун, которым занимался и что такое, на твой взгляд, цигун вообще?

Я изучал цигун под руководством Ханса Трефферса, который был также Мастером Рэйки – японской системы естественного исцеления. Ханс Трефферс преподавал  Тайцзи-вуксигун. Этот стиль  разработал д-р Шен Хонг Сун на основе даосских и буддийских практик. Ханс Трефферс был его учеником. На цель цигуна указывает само это слово – «совершенствование жизненной энергии». В цигуне есть базовая часть – открытие каналов, накопление энергии и овладение искусством управления ей. Различные боевые или сексуальные приложения могут осваиваться только на основе этой базы. Конечно, фундаментальная часть может показаться чем-то скучным, и многим хочется поскорее перейти к чему- то более интересному, к прикладным аспектам. Но без овладения фундаментом ничего серьезного не получится, только имитация.

Где правда, а где вымысел в разговорах о йоге и цигун?

Сейчас йога и цигун превращаются в коммерческие продукты. Йога превращается в некую разновидность фитнесса, все духовное содержание уходит напрочь.  В коммерческом варианте цигуна все крутится вокруг сексуальных и околосексуальных практик.

Между тем, и йога и цигун традиционно – это практики именно духовного совершенствования. О цигуне я уже говорил выше. Для йоги, как она практиковалась в шиваитских школах, а именно там она и практиковалась на протяжении веков, основной целью было приближение к Богу, а не укрепление физического здоровья. Йога как метод укрепления здоровья  – это уже идея 20 века. Такая оздоровительная йога возникла при дворе майсорского махараджи  под влиянием западной гимнастики. Кришна Раджа Вадияр IV заинтересовался английской военной гимнастикой. Там английский войска стояли, и, можно сказать,  под его окнами солдаты делали упражнения J.  При дворе сформировалась группа уже местных инструкторов, которые обучали английской гимнастике.  Они даже составили по этой гимнастике руководство на санскрите. Махараджа поручил им обучать своих сыновей, но все же он считал, что нужна гимнастика с индийской спецификой.  Он поручил своему придворному философу Свами Кришнамачарье разработать   индийскую национальную гимнастику. К этому моменту уже существовало руководство по английской гимнастике на санскрите. Кришнамачарья взял тексты по йоге, пообщался с шиваитскими аскетами, руководство по английской гимнастике тоже использовал. В результате и сформировалось то, что на Западе стало известно как хатха-йога.

Чему восточные единоборства могут поучиться у западных и наоборот?

Сильная сторона западных единоборств и всей западной культуры – рациональный подход, на Востоке больше внимания уделяют развитию интуиции. Соединение интуиции и рациональности продуктивно и для боевых искусств и  для культуры в целом.

Источник