Ножевой бой

Иван Котт. Интервью с Русланом Матвеевым, специалистом по традиционным итальянским техникам ножевого боя

Сегодня, дорогой читатель, в Коттоблог на огонёк зашел Руслан Матвеев.  Это тот самый человек, благодаря которому мы, простые русские парни, можем познакомиться с ножевыми традициями Средиземноморья без поездок по самой Италии и изучения иностранных языков. Руслан живет в Одессе, но периодически заезжает в Россию с семинарами, где обучает испанским и итальянским техникам ножевого боя. Кроме того, Руслан ведет очень познавательный блог в ЖЖ, где раскрывает нюансы ножевой культуры в странах мира. Коттоблог настоятельно рекомендует к ознакомлению! А еще Руслан есть в Фейсбуке. Итак, начинаем!

Иван Котт: Привет, Руслан! Расскажи, пожалуйста, немного о себе: где родился, учился, как пришел в мир боевых искусств?

Руслан Матвеев: Привет! Родился в Забайкалье в маленьком городке на границе с Монголией. Когда мне был один год, родители переехали в Одессу, где мы и остались. Путь в боевые искусства, наверное, банален. В школе был тихим троечником, в драках не участвовал, все свободное время отдавалось музыкальной школе, которую, впоследствии, закончил с красным дипломом. Когда не удалось поступить в музучилище, поступил в железнодорожный техникум.
Вот в этот период и поменял кардинально времяпрепровождение. Секций было много и, пройдя по некоторым, обещавшим обучить самозащите от хулиганов, надолго задержался в одной из них. Причиной стала жесткая дисциплина. Из всех, с кем пришел, я один в этой секции задержался. Многие уходили в другие, где было полегче. Это было где-то в конце 80-х, год 87-й.

Иван Котт: А что это была за секция? Классический бокс или модное в то время каратэ?

Руслан Матвеев: Это была секция допризывной подготовки молодежи. Называлось карате, но при этом рассматривались и китайские направления. Больше было китайских вариаций.

Иван Котт: Занимались у-шу?

Руслан Матвеев: Ну, настоящим У-Шу это было назвать сложно, но вот дрались по всякому. Получая некоторые сведения и откровения, искали себя и стремились обрести те сверхсилы, которые видели в фильмах. Тогда популярны были фильмы из “Клуба путешественников”.

Иван Котт: Была ли работа с оружием или все техники строго рукопашные?

Руслан Матвеев: Нунчаки много крутили, а в основном рукопашная тема была. Верили, что голыми руками можно одолеть любого: хоть кулачного бойца, хоть самурая с катаной.

Иван Котт: Кстати, как ты оцениваешь нунчаки? Думаю, ты в курсе, что есть немало адептов, убежденных в том, что нунчаки – оружие победы, которым легко завалить ножевика.

Руслан Матвеев: С сегодняшней позиции рассматриваю нунчаки, как прекрасный инструмент в тренировочном процессе. Они шикарно помогают ракрыть и подвижность суставов, и работу с плоскостями. Особенно в этом хорошо помогает трехзвенный цеп. Но вот как оружие я бы его не стал рекомендовать. Сам долго ходил с разными вариантами, крутил, как в кино. Даже использовал варианты метания! Но все это считаю прекрасной тренировкой. Нунчаки сложнее контролировать, есть свои сложности. Палка надежнее.
Хотя и сейчас даю на тренировках работу с нунчаками и обязательно спарринги с ними в разных вариантах: нунчаки на нунчаки, нунчаки на палку, нунчаки на нож, нунчаки против пустых рук. Каждый должен сам понимать, что это такое и как работает или почему не работает.
И, понятное дело, что спарринги не сразу! Сначала человек должен хоть как-то почувствовать свободу обращения с предметом.

Иван Котт: Это точно, нунчаки – штука крайне специфическая. Когда в детстве игрался с самодельными, то чаще попадал сам по себе, чем по цели. Окучивать оппонента палкой было куда проще. Но налет некоей загадочности и элитарности всегда тянул к ним всех.

Руслан Матвеев: Я тренировался с нунчаками или в шапке-ушанке, или в хоккейном шлеме. Иначе было таки больно!

Иван Котт: Ну да мы отвлеклись. Руслан, дальше, после допризывной подготовки, была, соответственно, армия?

Руслан Матвеев: Не, в армию так и не попал, хотя очень хотел и усиленно готовился к ней. Получил тогда даже корочки инструктора по рукопашному бою.

Иван Котт: А каким был твой дальнейший путь в БИ? Чем занялся после рукопашного боя?

Руслан Матвеев: Много разного поменял. Был киокушин. На соревнованиях дрались в перчатках. Был Кик, тогда первыми в Союзе организовывали федерацию по Таю. Потом было Таэквондо и, конечно же, бокс. Это направления, по которым выступал, а параллельно там еще много всякой мелочи было. Даже как-то к нинзям ходил на тренировки! А вот с года так 95-го начал добавлять работу с оружием.

Иван Котт: Руслан, ты просто обязан рассказать про нинзей!

Руслан Матвеев: О, там отдельная большая история! Они были скрытные и загадочные, во всех смыслах. Как для своих так и для себя. Потому я там не задержался. После киокушина и бокса, как-то не особо впечатлился. Хотя кое-что все-таки для себя почерпнул.

Иван Котт: А чем они там вообще занимались, что изучали? И что полезное вынес от них?

Руслан Матвеев: Ой, сейчас не упомню. Ходили в черном, в масках, учились странным позициям, странным передвижениям и не менее странным ударам. А почерпнул, что не всегда надо голыми руками драться, очень даже полезно использовать все, что под руку подвернется.
У нас было популярно ходить в другие секции проверять “чье кунгфу лучше”. Все это было в рамках неких правил, а вот с некоторыми представителями нинзей так не получалось – они или за табурет хватались, или за оружие какое. Один на предложение поспарринговать вообще арбалет достал!

Иван Котт: А нинзя-то толковые! Зачем драться, когда есть арбалет?! А они на тренировках прямо в масках ходили?

Руслан Матвеев: Не только на тренировках, даже совершали ночные вылазки! Пройтись по району ночью, полазить где-то и все такое.

Иван Котт: Вот уж действительно, сказочные персонажи! Так вот идешь ночью домой, а по кустам ниньзя крадется с табуретом…
Давай поговорим про работу с оружием. Ну, кроме нунчак. Как появился к этому интерес, с чего начал и где обучался?

Руслан Матвеев: Вот прям конкретно, в какой момент и с чего конкретно, кроме нунчак, не скажу. Первым наверное было Кендо. Потом в городе появилась кассета с Полом Вунаком и все начали дружно работать на палках и ноже. Но круче были те, у кого еще была кассета с Лукайлукаем! К этому можно еще добавить общение с ребятам, которые занимались настоящим У-Шу и работали с оружием. Там был и шест, и копьё, и разные варианты мечей. А в начале нулевых начали развивать в Украине Гошиндо и спортивную чанбару. По гошиндо у меня четвертый дан и международная судейская категория “А”.

Иван Котт: А классическое олимпийское фехтование прошло мимо тебя?

Руслан Матвеев: Да, не занимался им вообще, вся база чисто восточная. Это потом уже, в практике чанбары, дрались со всеми и по любым правилам на их оружии. С фехтовальщиками, конечно, тоже. А сейчас больше традиционным интересуюсь, но, опять же, не олимпийским.

Иван Котт: С чего началось изучение ножевой тематики?

Руслан Матвеев: В какой-то момент я все больше стал уделять внимания именно ножевой теме: изучать, исследовать и в результате 9 лет назад организовал клуб ножевого боя KSD – Knife Sport and Defense. Название появилось само, т.к. рассматривался и спортивный аспект и аспект самозащиты. Сначала думал представлять Кочергина или кого-то другого, но потом, в рамках открытой встречи и общения, когда сказали что у нас есть свои отличительные черты, так и решил идти своим путем.
Направление было для нас новое, интересное. Основную сложность представляли методические моменты. Иногда подсматривал у коллег, а зачастую создавал что-то свое. Все это проверялось на турнирах и открытых коврах.
Кстати, один из наших “Кубков Черного Моря” судили Костя Воюшин и Коля Ежелев, а победителю (представителю КОИ) Кочергин за победу присвоил 1-й дан.

Иван Котт: Солидно! Руслан, большинство людей, и я в том числе, знают тебя, как специалиста по традиционным европейским техникам ножевого боя. Скажи, как произошел этот переход с востока на запад?

Руслан Матвеев: Интерес к Итальянской технике начался с Данило Росси. Получается я первым его пригласил на пост советское пространство. И после его семинара заинтересовался тем, что же такое итальянский ножевой бой, потому как то, что демонстрировал Данило было его системой, основанной на его опыте тренировок в филиппинских стилях. А вот потом уже были семинары Думбадзе и Черевичника. А дальше знакомство с основными направлениями, знакомство с мастерами из Италии, исследование и постоянная работа. Я и сейчас продолжаю учиться и исследовать.

Иван Котт: На семинар Данило я в 2012 году тоже сходил. Он приезжал в Москву вместе с Лучиано Триминья и Марко Гуэрро, проводили совместный семинар. И тогда меня очень удивила полная непохожесть системы Данило на традиционные техники. При этом его система казалась куда более интересной. Сейчас понимаю, что был не прав!

Руслан Матвеев: Это уже через год после нас. С Лучано и Марко встречался в Киеве.

Иван Котт: После этого появилось традиционное ножевое направление в твоей школе?

Руслан Матвеев: Да, изначально был ножевой клуб KSD, а сейчас к этому добавилось направление на основе традиционных техник под общим названием De Virtus. Я не представляю какую-то конкретную школу, у них с этим своя хрень и если ты представляешь одного, то остальные с тобой не работают. В процессе исследования и изучения традиции я выделил основные элементы и систематизировал их в одно с единой методической базой. Так что De Virtus – это не чистая Италия и Испания, а мой взгляд на средиземноморскую технику ножа.

Иван Котт: Если интерес к Италии начался с Данило, то кем продолжился? С какими итальянскими маэстро ты работал, у кого учился?

Руслан Матвеев: Очень мне помогали и помогают Роберто Лаура, Доменоко Манчини и другие. Это постоянные консультации, общения, вопросы и ответы. Не все мастера известны у нас, но, я надеюсь, исправить это, написав о них отдельно.

Иван Котт: Ты в своей школе как-то разделяешь традиционное и спортивное направление? Или учишь просто ножевому бою, где есть элементы отовсюду?

Руслан Матвеев: Нельзя учить то тому, то другому. Нужна база на которую уже можно добавлять что-то. В этом и сложность. Есть чисто спортивное направление, полностью методически оформленное и проверенное. И есть традиционное направление. Базовый фундамент есть, а остальное – процесс изучения и совершенствования. И во всех вариантах есть спарринги. За несколько лет работы уже есть наработанные методики с фиксированным результатом. Хотя время от времени все равно вносятся коррективы и изменения по улучшению, упрощению.

Иван Котт: Мой тренер посещал твои курсы и после давал нам наработки с них. Могу сказать, что проработав годы на, скажем так, стандартной спортивной ножевой базе и кое-чего в ней умея, было очень, очень сложно работать в итальянской или испанской манере. В ней непривычно все: от передвижений до ударов. Глядя на то, что делал в ней тренер, было ясно, что это штука очень действенная и прикладная. Но учиться ей в разы тяжелее, чем привычному спортивному НБ. Хотя может все из-за того, что база у нас другая и сложно перестроиться. У твоих учеников нет такой проблемы? Или, из-за того, что они сразу работают в такой манере, то все идет проще?

Руслан Матвеев: Нет, не сталкивался с такой проблемой. Я стараюсь исправлять сложные моменты сразу. Смотреть что не получается и почему. А вообще рекомендую искать аналогии в том что уже известно. В рамках одного семинара сложно выдать полную методу по какому-то элементу, плюс, я еще не выдал весь курс, т.е. пока это не полная картинка, потому пазлы еще не складываются.
Для себя я давно отметил, что работа с разными противниками, по совершенно разным правилам, на совершенно разных девайсах и в разных условиях – очень хорошо помогают не только расширить сознание, но и адаптацию к быстро меняющимся условиям. к примеру провести подряд несколько поединков по совершенно разным правилам (к примеру один с уколом в лицо в масках, а следующий без масок и соответственно с запретом укола в лицо и в шею) ни когда не было проблемой.
А так я все проверял на себе и считаю, что:
1. Нельзя дать то, чего у тебя нет и нельзя научить тому, чего сам не знаешь.
2. Профессор, который не может объяснить своей домохозяйке, чем он занимается – сам не понимает чем он занимается.
Потому – пахота, понимание, упрощение и только потом выдача материала.

Иван Котт: А преподаешь ли ты что-то еще, кроме НБ?

Руслан Матвеев: Да, у нас есть направление – Урбан-Кобудо. Использование подручных средств для самозащиты в условиях города. Есть и аттестационная программа. За эту концепцию мне присвоен уровень Соке дай, 5 дан. Это полностью отдельное направление, симметричная техника там практически не рассматривается.

Иван Котт: В этом направлении рассматривается нож?

Руслан Матвеев: Нож присутствует, но как один из разделов. Используется все, от карандаша до шеста, рассматриваются основные принципы использования подручных средств против противника. Это может быть и молоток, и пила, и отвертка – что угодно, что может дать преимущество и пресечь агрессию. Используются простые движения и простая траекторная база Мулине-Матвеева. Сейчас в разработке “тактический ножевой бой” или что-то вроде этого. Работа в клинче – вход, выход, действия в клинче. Типа как у Соузнарка.

Иван Котт: Урбан-Кобудо, по сути, является, прикладным. Я считаю, что для занятия любой прикладухой необходима хотя бы какая-то спортивная база. Иначе для прикладника все может печально закончится обычным ударом кулака. Ты даешь ее в рамках этого направления или на него можно ходить только после обучения ножевому или рукопашному бою?

Руслан Матвеев: Главным должно быть умение применять полученные навыки, а не попытка дуэлирования с противником. Поэтому акцент ставится на изучение техники и отработки навыков в различных ситуациях. Спарринги есть, но занимают меньший объем, чем в спортивном направлении. Ну и, разумеется, физо в виде функционального тренинга, повышение силы и выносливости. Все тренировки начинаются у нас с физо и остальная работа идет уже на фоне усталости.
Любой спортивный опыт только в плюс. Это хороший навык самодисциплины и настроенность на получение результата. Имеющий спортивный опыт легче осваивает новые элементы и получает лучшие результаты по сравнению с тем, кто ранее ничем не занимался. Однако все зависит от инструктора и правильного построения тренировочного процесса.

Иван Котт: Ты учишь сразу всем направлениям или можно ходить на какое-то одно?

Руслан Матвеев: Можно заниматься каждым разделом как самостоятельной дисциплиной. Можно совмещать их между собой т.к. многие элементы едины не зависимо от направления. Кроме того можно совмещать любой из этих элементов с другими направлениями к примеру De Virtus с карате. Любой из разделов может быть как самостоятельной и самодостаточной системой, так и прекрасным дополнением к любой другой, не конфликтуя уже имеющимися наработками

Иван Котт: Твои ученики сейчас выступают по ножу?

Руслан Матвеев: Да, конечно! Даже те, кто интересуется традиционным направлением и люди в возрасте.

Иван Котт: А ты сам выступал на каких-нибудь ножевых турнирах?

Руслан Матвеев: На открытых турнирах по ножу я не выступал, а в не соревновательном варианте работал, так как технику и наработки надо пропускать через себя. А всяких соревнований и по боксу, и по таю, и по остальным контактным темам в 90-х хватило. А еще с чанбаристами разного уровня, вплоть до чемпионатов Европы. Призовые места, медали, кубки и все такое.
Теперь считаю главное, чтобы и приходящие ко мне могли не просто выступать но и, проиграв, выходить с минимальными травмами. Все наши соревнования снимались и снимаются на видео и выкладываются в сеть. Нам скрывать нечего. Всегда приглашали к себе всех без ограничений и ездили ко всем кто звал нас. Мне интересно уже не себя показать, а поделиться своими знаниями, чтобы занимающиеся могли достигать вершин. И пока так и получается.
Для себя из последних выступлений были соревнования на помосте в разделе жим лежа по пауэрлифтингу.

Иван Котт: Как и почему ты занялся пауэрлифтингом? Какие достижения имеешь в этом виде спорта? Помогают ли полученные во время занятий пауэрлифтингом знания в ведении тренировок в твоей школе?

Руслан Матвеев: Еще в середине 90-х начал посещать тренажерный зал. Точнее начинал раза 3, но бросал потому, что при неправильном подходе к тренировкам быстро закрепощал мышцы и придя на следующий день на тренировку по боксу – было очень грустно.
Однако потом попал к хорошему тренеру, который показал, как правильно тренироваться, чтобы и результат был, и не мешало другим тренировкам. Таким образом, добавил еще и работу с нагрузками. А уже сейчас, когда в связи с многочисленными травмами перестал выступать на различных соревнованиях, добавил тренировки и выступления по пауэрлифтингу, но только в разделе жим лежа. Травмы поясницы и коленей не позволяют работать с большой нагрузкой ни в становой, ни в присяде. Достижения – чемпион и призер в различных соревнованиях в своей возрастной подгруппе. Выполнил норматив КМС в версии RAW100.
С одной стороны, лифт не совсем то направление (если подходить с соревновательной точки зрения), которое необходимо ножевику – закрепощает, что влияет на скорость и влияет на координацию, плюс, конечно, возможность получения ненужной травмы может выбросить из длительного подготовительного процесса, поэтому ни каких жестких спаррингов.
С другой стороны (если подходить с позиции просто тренировок), очень полезное мероприятие т.к. направлено на развитие именно силовых качеств. Вместе с силой развивается и силовая выносливость. По опыту замечал, что те кто совмещали силовые тренировки с ножевыми (или рукопашкой) были далеко впереди остальных и по выносливости, и по силе и, соответственно, показывали лучшие результаты на соревнованиях. Физическая подготовка бойца очень важный элемент. Как говорил Суарез – “От избытка силы еще никто не умер!”
Одним из сложных вопросов в этом является то, что не так много инструкторов в том же тренажерном зале знают как правильно совмещать тренировки в железном зале и бойцовские тренировки и на оборот, не все тренера БИ знают как правильно использовать тренажерный зал для повышения результата своих подопечных.

Иван Котт: Руслан, большое спасибо за интересную беседу! На сегодня закончим, а в следующий раз поговорим об итальянских традициях и особенностях средиземноморских ножевых техник.