Выживание Люди, аналитика, события, комментарии

Антон Фарб: «Самадуравиновата, или зачем вы нас фрустрируете?»

Есть такая категория людей – Social Justice Warriors, вояки за социальную справедливость. Больше всего они любят на что-нибудь обижаться. Коллективно, всей толпой. «Удалите это немедленно, меня это обижает!»

Например. Пишу про то, как ублюдок в Харькове за 6 минут изнасиловал и чуть не убил девочку-аптекаря. Посыл поста – за 6 минут никакая полиция не успеет приехать, даже если бы у девочки была тревожная кнопка. Життя бентежне, чудовищные вещи происходят быстро и внезапно, надо быть готовым.

Оп-па. Полезли на свет. Вы обвиняете жертву? Вы пиаритесь на крови? Вам выгодно нас фрустрировать? Вы таки хотите на нас заработать?

Тогда мы на вас обижаемся. Так и запишите.

Все. Ату его! Это виктимблейминг!

(Как кто-то удачно пошутил, если бы радфем использовали немецкие слова в качестве новояза, было бы куда эффективнее. Опфербешульдигт – и сразу хочется зигануть!)

Я поначалу от такой логики тихо офигевал. А потом понял. Дело не в логике. Дело, как обычно, в семантике и морфологии.

Когда я разбираю любой real case study меня интересует, какие ошибки совершила жертва, что можно было изменить в ее поведении, чтобы избежать трагедии, какие выводы надо сделать для себя.

Что было сделано правильно, и что неправильно.

Чувствуете? Вот оно. Корень слова «правильно» – «прав». Отсюда и недопонимание.

Поступать неправильно и быть неправым – это не тождественные понятия.

Это, как учит уважаемый Роберт Сапольски, понятия из разных категорий.

Прав или виноват – это оценочное субъективное суждение, которое может диаметрально отличаться в разных культурах, от иудеохристианской концепции первородного греха до индуистского колеса кармы. С точки зрения шариатского судьи любая женщина без хиджаба уже виновата (хинт: на самом деле нет, в странах, где женщины носят паранджу, уровень сексуального насилия такой же, если не выше, как в странах, где носят миниюбки). С точки зрения радфеминистки любой мужчина уже виноват, раз у него есть член и он потенциально может изнасиловать женщину.

Поэтому тема для спора «прав или виноват» – она неисчерпаема. У каждого свои понятия о «самадуравиновата». Поэтому тут еще надо всегда добавлять «с точки зрения». Прав или виноват человек в конкретной ситуации с точки зрения морали, этики, религии, закона и – last but not least! – «авотясчитаючто»

(Конечно-конечно, мой маленький SJW, твое мнение очень важно для окружающих!)

Но самооборона – она не про то.

Self-defense is not about who is right. It’s about who is left.

Поэтому не надо путать мягкое с теплым.

Правильное и неправильное поведение – это объективная оценка поступков в свете их эффективности и целесообразности.

Цель самообороны – …нет, не выживание (человек-овощ под аппаратом жизнеобеспечения тоже формально выжил), а здоровье и долголетие.

Мы занимаемся личной безопасностью, чтобы жить долго и не иметь проблем со здоровьем.

Каждый день, выходя из дома, я хочу вернуться туда живым и здоровым.

И для этого я готов пожертвовать своими некими абстрактными правами ради избегания реальной угрозы.

Поясню на примерах.

Вот пешеход, он идет на зеленый свет. Он прав? Конечно. А вот пьяный водила, он летит на красный. Он виноват? Конечно! Стоит ли пешеходу пропустить пьяного урода? Или надо идти на принцип? Решайте сами.

Еще пример. Вот пассажир такси, он не пристегивает ремень безопасности. Попадает в аварию, остается инвалидом. Имел он право не пристегиваться? Да, согласно ПДД пассажиры такси бессмертны и могут не пристегиваться. Но правильно ли он поступил?

А вот девушка сходила в уборную в ресторане и не помыла руки. Подцепила гепатит. Имела она право не мыть руки? Еще бы! Кто вообще посмел указывать людям, мыть им руки или нет?! Но правильно, наверное, было бы помыть.

А вот ребенок, помог незнакомому дяде поднести сумки до машины. И больше этого ребенка никто не видел. Виноваты ли родители, что не научили ребенка не доверять чужим? Нет, они имели полное право воспитывать ребенка, как считают нужным. Но правильно ли это? Способствовало ли такое воспитание здоровью и долголетию ребенка?

А вот ребенок, которому родители не сделали прививку, и он переболел полиомиелитом. Виноваты ли родители? Да, блядь, однозначно! Хотя согласно закона… ну вы поняли.

Вот девушка переспала с парнем без презерватива и заразилась ВИЧ. Виновата ли она в этом? Нет. Правильно ли поступила? Тоже нет.

А вот родители подарили дочке-первокласснице серьги с брюликами. И эти серьги у нее вырвали из ушей. Виноваты ли родители? Правильно ли они поступили?

А вот пенсионер, ему постучали в дверь, и он открыл. Дали по голове, обнесли хату. Виноват ли он в том, что на старости лет не научился не доверять людям? Нет, не виноват. Виноваты грабители. Но правильно ли он поступил?

И таких примеров можно приводить миллион. Когда человек абсолютно прав, в своем праве, с точки зрения морали-этики-закона – но поступает неправильно, во вред себе.

(Nota bene: иногда человек умудряется поступать неправильно всю жизнь, но ничего плохого с ним не происходит в силу удачи – гуглите «ошибка выжившего». «А шо такое, я каждый день на Троещине себе айфоном в подворотне подсвечиваю, и ниче». Чувак, если ты пьешь мочу по утрам и не болеешь – это не доказательство эффективности уринотерапии).

Собирать примеры неправильного поведения людей, анализировать их и разбирать по пунктам надо не для того, чтобы обвинить жертву – а для того, чтобы не стать жертвой самому.

Учиться лучше на чужих ошибках.

И тогда можно сделать для себя выводы. Признать, что в мире есть пьяные водители, летящие на красный свет. Надо пристегиваться. Надо мыть руки перед едой. Надо не доверять чужим людям. Надо делать прививки. Надо пользоваться презервативами. Надо не открывать дверь незнакомцам.

(Вышеприведенный абзац следует снабдить табличкой «Осторожно, место для удара головой». Именно тут SJW обычно поднимают вой «да кто он такой, чтобы нам указывать, как нам жить, во что верить, кому доверять, прививать ли наших детей». Лунають постріли).

Надо вынуть голову из задницы и признать, что мы живем в опасном мире, и нас очень легко убить.

Что крошечному микробу, что большому джипу. Что четырежды судимому за изнасилования рецидивисту.

Эти опасности реальны. Они существуют.

Я пишу о них не для того, чтобы фрустрировать лучезарных ебанашек.

Просто от того, что вы отрицаете факт опасности («а вот по статистике шансы быть изнасилованным ниже, чем если кирпич на голову» – блядь, девочке в Харькове про статистику расскажите!) – опасность только возрастает.

Потому что становится для вас внезапной и неожиданной.

«Кто бы мог подумать, что со мной такое может произойти».

Ты.

Ты мог об этом подумать.

И это было бы правильно.

(с) Антон Фарб

Источник