Ножевой бой

Андрей Борисович Лисогор и “Правда о ножевом бое”. (Часть 1)

Из всех многочисленных видов холодного оружия, созданного человечеством в течение всего исторического периода, в современном мире только за ножом сохранилась возможность практического использования в качестве боевого оружия. Более того, именно сейчас, когда, казалось бы, многочисленные образцы огнестрельного оружия, в том числе и бесшумного, способны заменить боевой нож в любой ситуации, последний, как элемент экипировки бойцов элитных подразделений, находится в поле пристального внимания конструкторов-оружейников и инженеров, предлагающих многочисленные концепции, в которых комплексно учитываются требования, предъявляемые к конструкции ножа. И происходит это потому, что ножу в экипировке современного бойца, как и раньше, никогда не отводилась роль символа.

Боевой нож доказал свою необходимость во многих ситуациях. И все большее число бойцов, практикующих рукопашный бой и ранее отрабатывавших его прикладные аспекты: обезоруживание противника и нападение с ножом, переходят к тренировкам техники именно ножевого боя.

Даже для людей, далеких от практики боевых искусств, возрождение традиций ножевого боя очевидно по все более частому появлению на экранах в кинобоевиках героев, предпочитающих именно это оружие всем остальным видам.

Почему это происходит, почему нож как боевое оружие до сих пор сопровождает человека и в будущем явно не собирается сдавать своих позиций?

Ответ, наверное, заключен в том, что тренировочные поединки с боевым оружием воскрешают, выводят из подсознания генетическую память человека, возрождают в нем дух воина, способного без дрожи заглянуть в глаза смерти. Даже в тренировочных поединках чувство настоящего оружия, возможность из-за какой-либо ошибки в своих действиях получить порез или более серьезное ранение, обостряют у человека врожденные рефлексы. Чтобы адекватно реагировать на действия противника, вооруженного ножом и при этом не под-даваться эмоциям, необходима серьезная психологическая тренировка, разнообразные методики которой присутствуют в любой сложившейся школе ножевого боя.
Основы ножевого поединка.
Рассматривая историю ножевого боя, необходимо отметить, что на способы применения ножа в бою влияли национальные традиции, политическая ситуация и географическое положение региона. Тем не менее, внося какие-то ограничения или более акцентируя внимание на каких-то отдельных приемах владения ножом, каждая школа ножевого боя (обязательно) создавала свою методику психологической и технической подготовки бойца.
При этом неизменными признаками школ, обучающих настоящему ножевому бою, являются простые и рациональные приемы владения оружием, отработанные боевой практикой.

Сейчас уместно говорить о двух современных направлениях ножевого боя.

Практическое направление – сложившееся в результате исторической эволюции различных систем ножевого боя, когда все лишние и сложные движения бойца приводили к его поражению, в чем и заключался “естественный отбор” наиболее рациональной тактики и техники боя.

Спортивно-показательное – направление, сложившееся в последние десятилетия на основе сценического боя, используемого актерами в спектаклях. Это направление развивается, разрабатываются все новые, внешне эффектные своей виртуозной сложностью приемы, оттачиваемые с особой тщательностью, но не применимые в реальном бою.

Оба эти направления имеют право на существование, следует лишь провести между ними четкую грань, определив для себя, что будет значить в вашей жизни владение навыками ножевого боя.

Ножевой бой – это не фехтование холодным оружием, когда удары принимаются “клинок на клинок”. Во время боя решается задача нейтрализации противника своим оружием с одновременным уходом или уклоном тела от ножа, угрожающего вашей жизни. При этом вторая, не вооруженная рука, может прикрывать наиболее важные и легко уязвимые участки тела, отводить, блокировать или прихватывать вооруженную ножом руку противника, срывая его атаки и помогая создавать бреши в его обороне.

Неизменным в любом направлении ножевого боя является понятие дистанции:
  1. Дальняя дистанция – это расстояние между противниками, равное двум шагам. При этом противника можно достать вытянутой вооруженной рукой, которая способна производить маховые движения – “писать”, либо совершить стремительный выпад. Мощная и скоростная манера ведения боя на этой дистанции включает в себя мгновенную смену уровней, на которых производится атака противника, что достигается отвлекающими внимание врага движениями.
  2. Средняя дистанция – это расстояние в один шаг. Для нее характерны мгновенные уклоны и уходы от атаки вооруженной руки разворотами корпуса. При этом движения обеих рук молниеносны, совершаются по кратчайшим траекториям с минимальной амплитудой блоков и атак.
  3. Ближняя дистанция – когда расстояние между противниками меньше одного шага. В этом случае положение оружия противника контролируется интуитивно, на подсознательном уровне. Действия вооруженной руки приобретают характер коротких тычков с нанесением колющих ударов или порезов при возвратном движении, в то время как невооруженная рука осуществляет прихваты и скручивания вооруженной руки противника.

Во время ножевого боя на уровне тактики решается задача наиболее рационального применения того или иного приема в каждый конкретный промежуток времени.
Стратегия ножевого боя заключается в контроле всей ситуации в целом, принятии для себя конечной цели боя (ранение или летальное поражение противника) в случае поединка с одним противником или последовательности противостояния нескольким противникам. В последнем случае ранение или смертельное поражение противников становится делом случая, с трудом поддается контролю, и таким образом опускается на уровень тактики.

В ножевом бою следует выделить:
  • “дуэльный поединок (одинаково вооруженных противников);
  • “поединок безоружного против нападающего противника, вооруженного ножом;
  • “поединок вооруженного ножом против нападающего, успевшего произвести захват вооруженной руки (освобождение от захвата с последующей контратакой ножом).

Как правило, во всех школах ножевого боя обращают особое внимание на умение владеть ножом любой рукой, использовать перехваты оружия для смены атакующей руки, а также на действия свободной руки, осуществляющиеся синхронно с рукой вооруженной.

В рамках статьи, не оценивая преимуществ и недостатков техники ведения боя различных школ, следует отметить общие принципы, характерные для ножевого боя.

1. При столкновении:
– ” двух вооруженных противников (клинок-клинок) главное правило – атаковать ближайшую к вам часть тела (как правило, это конечности);
– ” вооруженного ножом против безоружного – вперед выставляется свободная рука, которой наносят вспомогательные, отвлекающие удары и прихватывают противника, связывая его оборону, с целью под готовки ситуации для действий вооруженной рукой.

2. Действия вооруженной рукой очень быстрые и совершаются по простым, наиболее коротким и рациональным траекториям. В секунду может наноситься до 5-6 ударов. При этом совершается естественное (отвечающее данной ситуации) чередование атаки и защиты. Вооруженная рука совершает тычковые и рубящрежущие движения.

3. Практически отсутствуют приемы защиты, аналогичные классическому фехтованию (отбив или отвод своим клин-ком ножа противника). Исключения составляют зацепы предплечьем, усиленным клинком ножа при обратном хвате оружия.

Однако все это технические детали. Основой ножевого боя является психологическая подготовка. Важно осознавать, что практическое направление ножевого боя – истинно боевое искусство. Со спортом у него нет ничего общего.

В традиционных школах ножевого боя после интенсивной подготовки и отработки техники, занимающих примерно год, многие парные учебные упражнения выполняются боевым оружием при отсутствии защитного снаряжения. Это делается для того, чтобы у учеников не притуплялось чувство опасности, и в тоже время на подсознательном уровне прекратился неконтролируемый всплеск эмоций, вызванный близостью настоящего оружия и действительной, а не теоретической возможностью получить ранение в ходе обучения. Эти школы основное внимание уделяют формированию психологической стойкости бой-ца, наращиванию скорости проведения приема и точности поражения цели. В целом при отработке приемов в традиционных школах упор делают на эффективность, а не на внешний эффект.

Прежде, чем перейти к освещению некоторых практических аспектов ножевого боя, чтобы понять своеобразие его приемов, необходимо совершить небольшой экскурс в историю, разобраться в истоках этого боевого искусства.

Испанская школа ножевого боя.
Европейский ножевой бой, включающий четкую систему оригинальных методов психологической подготовки и практических, эффективных действий оружием, позволяющий говорить о нем, как о школе, традиции которой передаются из поколения в поколение, сложился раньше всего в средневековой Испании. Из этой страны методика преподавания основ этого искусства, да и сама мода предпочтения во многих случаях коротко-клинкового оружия прочему, распространилась по всему средиземноморскому региону и стала особенно характерна для Италии, Греции, островов Сицилия и Корсика. При этом испанские методики видоизменялись, будучи подвергнуты влиянию местных традиций и практических наработок, и становились самостоятельными школами ножевого боя.

В Испании раньше, чем в других европейских странах начала складываться система фехтования холодным оружием, основывающаяся на теоретических разработках мастеров фехтования, стремящихся обобщить свой боевой практический опыт. В XVI в. начали появляться книги, из которых в практику фехтования были введены специальные термины, ставшие впоследствии общепринятыми. Это позволило с достаточной мерой взаимопонимания общаться фехтовальщикам в процессе обучения.

Например, мастер Карранцо в конце XVI в. ввел в обиход среди прочих и следующие тер-мины: ВОЛЬТ – уход с линии атаки вправо или влево с одновременным нанесением укола и ПАССЭ – попытка избежать укола (или реже удара) уходом на нижний уровень с помощью приседания или наклоном туловища вперед вниз.

В результате многословное описание действий, которые следует выполнять в процессе обучения, или отдельных элементов фехтовального поединка, стало возможным заменить простым названием приема, суть которого понятна и не вызывает двойственных толкований.

Поэтому в Испании широкое распространение смог получить сложный вид поединка, в котором бойцы использовали одновременно обе вооруженные руки – так называемая фехтовальная школа “эспада-и-дага” (шпага и дага).

Использование даги – короткой специфической шпаги для левой руки, с помощью которой можно было активно обороняться, отражая, отводя, парируя удары или захватывать клинок шпаги противника в специальные ловушки, имеющиеся в конструкции даги, облегчало проведение атак клинком своей шпаги. К тому же одновременное использование шпаги и даги позволяло осуществлять комбинации, состоящие из повторных и сдвоенных атак. При сложности проведения поединков одновременно с двумя видами оружия особое значение получило умение фехтовальщика двигаться и уклоняться от ударов противника. Именно эта практика была заимствована из школы “эспада-и-дага” в практику испанского ножевого боя, распространенного среди низкого сословия: горожан и крестьян. Их склонность к этому оружию объясняется его дешевизной, хозяйственным применением в быту, что давало повод для постоянного ношения ножа и возможностью при желании делать это незаметно.

Вместо даги в левой руке при ножевом бое стали использовать намотанный на предплечье кожаный плащ, носившийся в те времена всем мужским населением Испании. Писатель Леон Фейхтвангер в исторической книге “Гойя”, описывая мужчин-мачо, подчеркивал, что “…еще мачо любил длинный плащ, прикрывающий грязную рабочую одежду… и широкополую шляпу, бросавшую тень на лицо”. Поэтому именно плащ и шляпа, находясь всегда под рукой, при необходимости становились вспомогательным оружием в бою.

При этом Фейхтвангер отмечал особую приверженность народа Испании законам рыцарской чести. “Если гранды позволяли себе некоторую вольность в обращении, то народ особенно строго соблюдал этикет. Башмачники требовали отношения к себе, как к идальго, портные величали друг друга длинными титулами”. Такое скрупулезное следование законам чести провоцировало много-численные ножевые поединки, вспыхивавшие внезапно и оканчивающиеся ударом ножа более удачливого или умелого противника.

Чтобы понять причину появления в народной среде столь ярко выраженной психологической особенности, необходимо совершить экскурс в историю Испании. В конце XVI в. испанские позиции во всех сферах политической жизни стали ослабевать. В войнах с Англией и Францией в XVI – XVII вв. Испания утратила доминирующее положение на море и, как следствие/часть своих заморских колоний. В 1640 г. от Испанского королевства отделяется Португалия. Ослабила страну и борьба европейских династий за оставшийся вакантным после смерти короля Карла II испанский престол.

Поговорка: “Горд, как испанец” – родилась в то время. Утеря национального достоинства привела к обостренному чувству достоинства личного, которое можно было доказать только лишь с оружием в руках, противопоставив себя всему остальному враждебному миру!

Возрождению национальной идеи и подъему всенародного патриотизма в Испании способствовала война с армией Наполеона Бонапарта, начавшаяся в 1808 г. Война эта была истинно народной. Пик развития искусства ножевого боя приходится именно на этот период истории Испании. В 1813 г. французская армия была окончательно разбита и оставила пределы Испании, так и не покорив ее народ.

XIX век протекал в Испании удивительно неспокойно. Пять революций: 1808-1814; 1820-1823; 1834-1843; 1854-1856 и 1868-1874 гг. давали повод не только для брожения умов, но и являлись причинами вооруженных конфронтации. Гордым мачо для проверки боевого мастерства открывались многочисленные возможности. К тому же после окончания войны с Наполеоном многие крестьяне и ремесленники не захотели возвращаться к мирному труду, предпочитая вольную жизнь.

Наваха

Кроме обычных ножей и кинжалов, применявшихся в ножевых поединках, особую популярность в Испании получила “наваха” – складной нож, размеры которого варьировались от больших до огромных, с пружинным зубчатым замком, имевшим в конструкции большое кольцо, необходимое для складывания ножа, и в тоже время игравшего роль крестовины, препятствуя проскальзыванию кисти с рукояти на клинок. Кроме того, наваха в сложенном виде была достаточно компактна, а в боевом положении такой нож увеличивал максимальную дистанцию поражения. Дистанция могла мгновенно еще более увеличиться за счет перехвата кистью руки за самый конец рукояти (длина ее превышала длину клинка).
Кроме того, рукоять навахи имела изгиб к своему концу, позволяющий применить пистолетный хват для удержания ножа, способствующий повышенной точности молние-носного колющего удара. Металлический шарик на конце рукояти превращал наваху в комбинированное оружие: нож – короткая дубинка. Некоторые навахи имели вместо такого шарика второй складной клинок меньшего размера, позволявший действовать двумя клинками одновременно.

Бойцы, вооруженные ножами, передвигались по кругу простыми или двойными шагами, подскакивая вверх и уходя вниз. Движения оружием совершались с молние-носной быстротой. Выпады противника можно было нейтрализовать уклонами и отходами с одновременным отбивом или подставкой под клинок врага левой руки, обмотанной плащом.

В большинстве случаев начальные действия в поединке были оборонительными. В результате таких действий раскрывались технические возможности противника и, соответственно этому, строилась тактика ведения боя. В сражениях такого рода активно использовались захваты вооруженной руки противника, которые одновременно способствовали нейтрализации основной угрозы – ножа, и не позволяли бойцу разорвать дистанцию. Для “обездвиживания” противника применяли и такой прием – наступали ему на ногу.

Вот как описан подобного рода поединок в новелле “Кармен” писателем Проспером Мериме, имевшим возможность ознакомиться с этой испанской традицией. “Он вынул нож, я – свой. Гарсия согнулся пополам, как кошка, готовая броситься на мышь. В левую руку он взял шляпу, чтобы отражать, нож выставил вперед. Это андалузский прием. Я встал по-наваррски, лицом к нему, левую руку кверху, левую ногу вперед, нож у правого бедра… Он кинулся на меня стрелой; я повернулся на левой ноге, и перед ним оказалось пустое место, а я попал ему в горло… моя рука уперлась ему в подбородок. Я с такой силой повернул клинок, что он сломался…”

В последнем случае упоминается специфический прием, известный как “испанский поворот”, (проворачивание в ране клинка вокруг его оси с целью вызвать у противника сильный болевой шок даже при относительно легком ранении).

Для отвлечения внимания могли наноситься хлесткие удары свободным концом плаща. При желании временно или (как знать!) уже навсегда ослепить противника, использовалось набрасывание свободно свисающего с левой руки края плаща на его голову. Верхом же искус-ства боя считалось позволить вражескому ножу пробить плащ, сделанный из грубой кожи и мгновенно, не позволяя совершить противнику возвратное движение, обмотать свободным концом плаща его вооруженную руку.
Таким образом, решалась та же основная задача ноже-вого боя – обезопасить себя от клинка противника и огра-ничить его свободу перемещения.

При резком выпаде противника боец мог отскочить назад, оставив при этом полу плаща на земле. И если, увлеченный атакой, тот наступал на плащ – следовал немедленный рывок, опрокидывающий нетерпеливого, потерявшего бдительность врага навзничь.

Если в сражении сталкивались бойцы одного уровня, то их кружение могло быть долгим, до обнаружения бреши в защите противника. Об этом свидетельствует рассказ очевидца уличного боя в Севилье: “Боец кружил вокруг своего противника, выставив левую руку, защищенную сложенным в несколько раз плащом и, отведя назад правую, чтобы придать больше силы удару. Он то поднимался на носки, то приседал… Он, то резко отступал, то стремительно нападал, прыгая то вправо, то влево, взмахивая своим оружием, как дротиком. Но острие его ножа неизменно наталкивалось на свернутый плащ противника, готового к защите и отвечавшего на эти выпады такими же быстрыми, меткими ударами…

Как не сильны были бойцы, они стали уставать: пот струился по их лицам, грудь вздымалась наподобие кузнечных мехов, а прыжки потеряли прежнюю упругость…”

Испанские школы ножевого боя

Теперь перенесемся в ту область Испании, с которой у многих ассоциируется эта страна. Андалузия – шляпы с широкими полями, пестрые юбки, страстные танцы под мелодию гитары и кастаньет, и… не менее страстная поножовщина…

Андалузия – это маленький “испанский Вавилон”. Арабы, евреи, цыгане и христиане веками сосуществовали на этой земле. Это привело, при, казалось бы, хаотичном смешении традиций, к созданию до сих пор практикующегося традиционного андалузского ножевого боя. Рассмотрим наиболее известные его направления:

Baratero – направление, в котором основная ставка сделана на скорость и силу. Перемещения бойцов в нем не отличаются от принятых в других стилях, однако особое внимание уделяется прыжковому выпаду, напоминающему выпад в сабельном фехтовании. Традиционно он отрабатывается учеником, стоящим по грудь в воде. Важное место в технике боя занимают уклоны и быстрые перебрасывания ножа из руки в руку. В данном направлении существует и раздел работы голыми руками против вооруженного ножом противника (la mano siniestra). В этой технике используются удары противника одной рукой, в то время как другая осуществляет прихваты и скручивания его руки, сжимающей нож. Ставка в такой ситуации делается на нокаутирующий удар кулаком или резкий (без участия тела) секущий удар последними фалангами пальцев по глазам. И это совершенно оправданно, поскольку длительно работать, нанося серии ударов по противнику, вооруженному ножом – невозможно! Нож – слишком серьезное оружие и в этой ситуации победу можно одержать только в первые мгновения схватки. Такая техника вполне оправдывается при обстоятельствах, часто случающихся в реальной жизни, когда в руке не оказывается ничего, что можно противопоставить оружию противника.

В целом техника стиля проста, а иной техника ножевого боя и быть не может. Однако методика обучения, наоборот, весьма сложна и требует опытного преподавателя, способного подобрать для каждого ученика индивидуальную технику движений и связки приемов, помочь ему научиться выполнять все это в рваном ритме, гасящем инициативу противника.

Sevillano – основное внимание в этом стиле уделяется контролю дистанции, перехвату инициативы, подстройке к быстро изменяющимся условиям боя, то есть тактике ведения боя. Это очень техничный стиль. Некоторые специалисты даже считают, что чересчур. Но это дело вкуса и тренировки. Из особенностей этого стиля стоит отметить следующие:
а) рубящий удар ножом по запястью вооруженной руки противника (в область основания согнуто го большого пальца), выполняемый малозаметным легким кистевым движением;
б) атака с нанесением колющих ударов с одновременным уклоном от контратаки противника;
в) очень своеобразные приемы освобождения от захватов.

Правда, существуют некоторые сомнения в традиционности некоторых из этих техник. В них явно прослеживаются японские мотивы. Но даже если они являются находкой современных мастеров – главное, чтобы они выдерживали проверку реальным боем. В конце концов, искусство практического ножевого боя – не застывшая догма, а постоянно совершенствующаяся система.
Составить себе представление о стиле ножевого боя только лишь по его описанию достаточно сложно, но именно стиль Sevillano достаточно подробно показан в голливудском фильме “Кинжал”.

Gitano (“хитано” – цыган) – второе название стиля “фламенко”.

“В токе враждующей крови
Над котловиной лесною
Нож альбасетской работы
Засеребрился блесною…
Рвался он раненым вепрем,
Бился у ног на песке
Взмыленным телом дельфина
Взвился в последнем броске;
Вражеской кровью омыл он
Свой кармазинный* платок.
Но было ножей четыре,
И выстоять он не мог…”

“Цыганское романсеро”.
Ф.Г. Лорка

Этот стиль очень динамичный и полон ритма. Между искусством танца и искусством владения ножом очень много общего. Зачастую при отработке техники ножевого боя, чтобы почувствовать его внутренний ритм, используется музыка “фламенко”. Это послужило причиной многих заблуждений относительно этого стиля. Условно говоря, существовало артистическое направление, некое подобие сценического боя (предтечи современных спортивно-показательных ножевых боев) и искусство боя практического направления. Не стоит путать артиста, играющего в ножевой бой и бойца, владеющего искусством ножевого боя. Но серьезные бойцы этого стиля могли разыграть для зрителей такой бой “как по нотам”.

Если выделить главную особенность цыганского стиля, то это будет финт, обман. Поэтому он заслужил репутацию “грязного боя”. Но для нас он интересен, прежде всего, тем, что это единственная школа ножевого боя, имеющая испанские корни, ранее достаточно широко практиковавшаяся на территории бывшего СССР. И для этого существовал ряд причин. Уголовное уложение царской России и Австро-Венгрии довольно либерально смотрело на наличие огнестрельного оружия у оседлых жителей, однако цыгане к этой категории не относились. А между тем в деревнях с конокрадами обращались отнюдь не ласково, к тому же существовали и внутренние цыганские разборки. Но дуэльных поединков на ножах становилось все меньше и меньше. И стиль, как таковой зачах. По крайней мере, последним представителем, с которым мне удалось встретиться, был Роман Николаев – кузнец с хутора “Халимоново” (около г. Бахмач). Имеется в виду мастер способный продемонстрировать не один-два “секретных” приема с ножом, а человек, разбирающийся в специфике методов тренировки и тактике ведения боя. А что касается этих “секретных” неожиданных приемов поражения ножом, в просторечье называемых “мулька”, то они прочно получили прописку в местах лишения свободы и зэки старшего поколения еще помнят “цыганочку”, “прием ростовских жуликов”, “стреножку”… Последнее не является собственно приемом боя, а скорее способом конвоирования с удержанием ножа у паха конвоируемого.

Техники цыганского боя хорошо применимы не только к навахе, но почти к любому ножу или кинжалу, то есть они формировались не столько от вида оружия, сколько от маневрирования им в пространстве. Уже упоминавшиеся способы, применения которых не дает возможности разорвать дистанцию (наступить противнику на ногу или осуществить захват свободной рукой и т.д.) – все это является характерными чертами техники фламенко. Наряду с ними использовались такие “малоизящные” приемы, как плевки в лицо, бросок горсти земли или табака с перцем в лицо с последующим неожиданным ударом клинком в нижний уровень (классический passata baja) и еще множество подобных хитростей.

Что характерно, цыганский стиль можно назвать достаточно гуманным – наряду с техниками явно летального исхода в нем существуют и другие – позволяющие полностью или частично нейтрализовать противника, но оставить его в живых. К таким техникам относятся:
– подрезание бицепса или трицепса вооруженной руки про тивника с одновременным фронтальным уклоном, позволяющим избежать ранения ножом;
– нанесение колющего удара не в горло, а в плечевой сустав (или область ключицы) с поворотом клинка вокруг оси, вызывающим сильный болевой шок и потерю противником координации движения;
– широкий уход по фронту влево или вправо с резким понижением уровня, позволяющим подрезать сухожилие на ноге;
– секущий удар по бровям, лбу – так называемый “автограф маэстро”; в результате – противник жив, но широкий порез с сильным кровотечением временно ослепляет противника, а вид собственной крови, заливающей его глаза, охлаждает боевой пыл;
– в бою часто использовался удар торцом рукояти ножа, эффективный при использовании одноклинковой большой навахи, рукоять которой, величиной с короткую дубинку, оканчивалась металлическим шариком; такой удар позволял оглушить противника или сбросить его захват, для чего его наносили по лучезапястному суставу или внешней стороне ладони.

Метание ножа также не было чуждо цыганам. Нормальным считалось иметь при себе несколько ножей. Бой мог вестись и парным оружием, двумя вооруженными руками. При этом достаточно активно наносились удары ногами по нижнему уровню.

Исходная боевая стойка выглядела так: вооруженная рука и одноименная нога выдвинуты вперед на полшага, свободная рука прикрывает область груди и шеи; нож все время перемещался по горизонтали, вертикали и диагонально – “рисовал конверт”; внимание противника приковывалось к ножу, а в это время боец-“гуманист” загробным голосом вещал: “такой молодой, зачем умирать торопишься” и т.д.; этот полугипнотический прием охлаждал боевой пыл оппонента, выводил его из душевного равновесия и подрывал уверенность в своих силах.

Испанские стили фехтования получили новый живительный толчок в своем развитии на территории ее заморских колоний, особенно в Мексике и на Филиппинах. Там, слившись с местными традициями и найдя глубокое понимание в душах аборигенов, они дали толчок к появлению новых своеобразных школ, рассказ о которых должен быть отдельным.

Автор Алексей Лисогор.

Продолжение читайте здесь

Источник