Люди, аналитика, события, комментарии

Почему Кавказ во все времена был горячей точкой России?

Так называемый «геноцид черкессов» – карта, которую в последние годы сразу несколько сил пытаются разыграть на Северном Кавказе. Чтобы еще более накалить ситуацию в неспокойном регионе. Мировая общественность переселение черкесов в 50-60-х годах XIX века геноцидом не признавала. А вот грузинский парламент два года назад принял резолюцию о признании геноцида черкесов Российской империей во время Кавказской войны. В этой крайне неоднозначной теме пытается разобраться издание “Комсомольская правда” вместе с кандидатом исторических наук, старшим научным сотрудником Центра кавказских исследований МГИМО Вадимом МУХАНОВЫМ.

Походы Петра Великого

– Вадим Михайлович, всякий раз, когда в Интернете возникает дискуссия о Кавказе, где-то между крепкими непечатными выражениями и рассуждениями о различии культур раздаются многочисленные голоса: для чего Россия однажды пришла на Кавказ? Империя просто хотела подмять под себя новые территории? Или начала борьбу за здешние ресурсы? Когда и для чего?

– Начало активной российской политики на Кавказе связывают с именем первого российского императора Петра Великого. После победоносной Северной войны он организовал Персидский или Каспийский поход 1722-23 годов. Русскими войсками было взято под контроль Каспийское побережье – это территория современных Дагестана и Азербайджана. Кроме того, были налажены контакты с грузинскими владетелями и армянской знатью. Многие северокавказские владетели подносили ключи Петру, завязывались политические, экономические отношения. Но при слабых преемниках Петра в первой половине XVIII столетия эти завоевания были утеряны, так как Россия ушла из Закавказья. Затем при Екатерине Второй были проведены две очень успешные русско-турецкие войны, где блистали полководцы Петр Румянцев и Александр Суворов. Был подписан манифест о присоединении Крыма и Кубани, а также Георгиевский трактат 1783 года, по которому фиксировалось российского покровительство Картли-Кахетинскому царству. Это было серьезное продвижение на Кавказ…

– И все таки, мотивы этих походов – захват новых территорий, новые торговые пути?

– В первую очередь, необходимо говорить о решении вопроса безопасности южных территорий. Ведь военная угроза существовала не только со стороны Османской империи, то есть нынешней Турции, достаточно сильного Крымского ханства, но и от отдельных северокавказских владетелей, которые регулярно совершали набеги. На тогдашнем юге России после русско-турецких войн появилась Новороссия, большое количество христианского населения. Им нужна была линия защиты от набегов кавказских народностей, которые находились в некоем силовом треугольнике: с одной стороны Россия, северная держава, с другой – Османская империя, с третьей – Персидская держава.

Уже при Александре Первом были еще две войны: русско-турецкая и русско-иранская. В 20-30-е годы 19 века Россия вплотную занималась восточным вопросом, и в результате двух следующих войн по Андрианопольскому и Туркманчайскому договорам к концу первой трети девятнадцатого столетия практически все Закавказье оказалось под контролем России. Стояли гарнизоны на территории современных Грузии и Армении. Кроме того, русское управление было введено во многих мусульманских ханствах Закавказья, частично – это территория нынешнего Азербайджана. Но это не касалось Северного Кавказа, где ситуация была близка к бесконтрольной. Т.е. остро стояла проблема коммуникаций: как русские войска будут добираться до Закавказья, если понадобится помочь закавказским владетелям обороняться от нападений грозных соседей.

Горцы на русской службе

– И при этом большая часть этих территорий — горы, где по узким тропкам армейские подразделения не могли двигаться на скорости.

– Да, горная местность была традиционна для Северного Кавказа. В 1795-м случился разорительный набег персидского шаха Ага-Мухаммеда. Он разорил несколько городов Закавказья, в том числе Тифлис. Если помните, Пушкин после поездки на Кавказ писал: «я встретил хромую женщину в Тифлисе». Ага-Мухаммед приказал в память о разорении города подрезать сухожилия всем обесчещенным женщинам… А русское командование не успело с Кавказской линии вовремя подвести военные части, прийти на помощь нашим единоверцам, грузинам. После этого и начали усиленно строить Военно-Грузинскую дорогу… Но в целом – вот такая была ситуация в Закавказье. Многие закавказские владетели были заинтересованы в приходе русских войск, которые стали неким гарантом стабильности и безопасности. России нужен был там энергичный и решительный военачальник. И Александр Первый назначил ответственным за регион известного и популярного в России генерала Алексея Петровича Ермолова, который вошел в историю как «проконсул Кавказа».

Классическая советская датировка Кавказской войны – это 1817-1864 годы. Вначале против русских войск выступали разрозненные северокавказские владетели и общества. Какие-то операции проводились, но, по мнению многих историков, это еще не широкомасштабная война. Но вскоре горские общества выступили против России консолидированным фронтом – северокавказских горцев объединили имамы Чечни и Дагестана, создавшие так называемый северокавказский имамат. Имамов было трое, но для большинства наиболее известен имам Шамиль. Вся власть – светская, военная, гражданская — была сконцентрирована в его руках.

– Эта война затянулась аж до середины 60-х годов XIX века…

– Да, и ее окончание войны связано с именем князя Александра Ивановича Барятинского, который прибыл на Северный Кавказ в 1856 году. Он отказался от малорезультативных прямолинейных походов вглубь горской территории и стал продвигать русские укрепленные линии шаг за шагом. Они не просто продвигались вперед, на этих территориях немедленно налаживалось внутреннее управление. Горцев привлекали к русской службе. Классики адыгской литературы, которых боготворят современные черкесы – Шора Ногмов и Хан-Гирей — также состояли на русской службе. Хан-Гирей вообще дослужился до полковника…

Но ключевой момент в войне – 1859 год, когда после осады высокогорного селения Гуниб был пленен имам Шамиль. После этого война на северо-восточном Кавказе закончилась. В регионе остался только один театр военных действий — северо-запад: это территория современного Краснодарского края и Адыгеи. Черкесы же окончательно капитулировали только через пять лет.

Кандидат исторических наук Вадим Муханов.
Фото: личный архив В. Муханова.

Полмиллиона эмигрантов

– В последние годы войны и после нее в общей сложности около полумиллиона черкесов перебрались в Турцию. Эти цифры озвучивают многие историки.

– Это был процесс так называемого мухаджирства, от слова «мухаджир» – переселенец за веру. Надо сказать, массовым это явление стало на северо-западном Кавказе. Потому что по ту сторону моря находилась единоверная Турция. У горцев северо-восточного Кавказа не было такого плотного контакта с Османской империей, как у черкесов.

Черкесский мир был ориентирован на Турцию, очень многие семьи породнились с турками. В любом случае, у черкесов был выбор: русская администрация предлагала им территории под переселение. Разговоры о том, что Российская империя на Кавказе занималась только тем, что выдавливала черкесов, не соответствуют действительности.

Отметим, что частенько решение за простых черкесов принимали старейшины и знать. Если аул решает уехать в Турцию, куда ты денешься? Кроме того, было большое количество турецких агитаторов. Не стоит забывать, что Османская империя в этот момент была уже хиреющей державой, находилась под сильным экономическим и политическим влиянием западных держав. Ее раздирали бунты, власть султана периодически шаталась. Там был серьезный демографический кризис, в конце концов. Поэтому султан был заинтересован в том, чтобы на определенные территории переехали единоверцы с Кавказа.

Дореволюционные историки и последующие поколения экспертов и ученых говорят о том, что речь идет о цифре в полумиллион человек, которые пошли сначала к побережью, а потом на кораблях и суденышках – в Турцию.

Вот с этого и начиналась трагедия, по другому эти события назвать просто нельзя. Во-первых, они пошли к побережью большими массами, если хотите, потоком. Во-вторых, обе империи оказались не готовы к такому масштабному переселению. Плюс ко всему, в-третьих, пригнавшие к побережью свои корабли и лодки многие турецкие судовладельцы пытались банально нажиться на трагедии. Сами черкесы по морям не плавали исторически, своих судов у них не было. Турки грузили на корабли вдвое больше людей, чем обычно, и перегруженные суда просто тонули … А в каких условиях оказались переселенцы на турецком берегу? Есть масса свидетельств, говорящих о том, что там они умирали сотнями от голода и болезней. Иногда единственным выходом для спасения родных становилась их продажа турками (особенно девушек и мальчиков). Вот в чем подлинный трагизм ситуации, когда черкесы рвались в «гостеприимную» Турцию, а находили там смерть на голых камнях.

Поэтому я не считаю правильным оценивать эти трагические события, как геноцид со стороны России, где никогда на высшем уровне не обсуждалась задача тотального уничтожения кавказских народностей.

Сейчас сама жизнь это подтверждает … Даже названия нескольких входящих в состав России республик говорят о том, что там живут черкесы и народы адыгской группы: Карачаево-Черкесия, Кабардино-Балкария, республика Адыгея.

– О Кавказе часто говорят: «вечно мятежный». То есть, это нескончаемый процесс с тех самых времен, как Россия пришла в этот регион?

– Нет. После окончания кавказской войны в 60-х годах XIX века на Северном Кавказе не было военных действий и подобных событий. И до событий 1917 года, когда Российская Империя рухнула, Кавказ был полноправной и неотъемлемой частью страны. Да, были и восстания. Бесспорно. Но они периодически происходили в разных уголках империи. Выпячивать то, что Кавказ всегда был нестабильным регионом – это, скорее, политическая спекуляция и попытка манипулировать общественным сознанием. Хотелось бы подчеркнуть, что когда Кавказ интегрировался в Российскую Империю во второй половине XIX века, ни о каком его обособленном положении говорить не приходилось.

Лучше сказать о другом: Кавказ всегда был некоей лакмусовой бумажкой для страны. Когда центральная власть России слабела, это, в первую очередь, чувствовалось на окраинах. В том числе и на Кавказе…

Использованы материалы

Источник