Мужская берлога

Чай на обочине

Пелагея Игнатьевна поправила оренбургский пуховый платок, отхлебнула чаю и посмотрела на сидящего перед ней гигантского усатого таракана. Ее невыносимо тянуло угостить таракана папиросой, но пачки “Беломора” в кармане телогрейки не оказалось.

Глядя на таракана старушка думала: ” Нееее…Ну быть такого не может! Все же это галлюцинация по моему. Не настоящий это зверь! Ну разве может таракан, обычный таракан, с неполным средним образованием, так разбираться в тарификации умеренных фиксированных платежей офшорной зоны и знать испанский язык…И почему таракан в начале беседы попросил называть его ” Висенте, Пелагея Игнатьевна. Для близких друзей я просто Висенте”

В голове старухи, как на экране радара, пробежала строка с информацией “офшорная зона” это от английского “offshore” — “вне берега”.

Автор картины Вася Ложкин

“Батюшки святы! А я то откуда это знаю! “— подумала бабка цепляясь за расплывающуюся как дым папиросы и ускользающую реальность.

В свою очередь усатый мексиканский предприниматель Висенте Каррильо Фуэнтес, один из основателей и глава наркокартеля Хуареса, смотрел на на сидящего перед ним мистера G.A. Junky, владельца ночного клуба из лондонского Soho, тоже пил остывающий чай и тоже думал.

Он размышлял о том, какая все же странная штука кокаин и о том, почему мистер G.A. Junky, решив самостоятельно проверить качество привезенного в Лондон товара, после первой же “дорожки” заговорил на русском языке про офшоры, тараканов и почему-то начал называть себя Пелагеей Игнатьевной, пенсионеркой из Пензы.

Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимую прокуратором социальную сеть…

Автор Александр Гаевский