Ножевой бой

Опасная бритва

“Он приблизился к изголовью и, далеко отставив руку с бритвой, изо всей силы косо всадил все лезвие сразу в горло Остапа, сейчас же выдернул бритву и отскочил к стене”, – так Ильф и Петров описали в “Двенадцати стульях” еще одно, криминальное, и кстати широко распространенное, применение древнего брадобрейного инструмента – опасной бритвы.

В рассказе американского писателя-романтика Эдгара Аллана По “Убийство на улице Морг”, сбежавший от хозяина орангутанг опасной бритвой совершил двойное убийство в одном из парижских домов.

Орангутанг с опасной бритвой из рассказа “The Murders in the Rue Morgue”

Наверное, конечно, нельзя говорить, что для бритья волос на голове опасная бритва использовалась реже чем для нанесения жутких травм обладателям этих голов. Одно можно с уверенностью утверждать, что на протяжении всей истории своего существования (более 1000 лет) бритва была весьма популярна как оружие у представителей криминального мира Старого и Нового Света, а в США она даже стала предметом “черной” субкультуры. Лишь во второй половине XX века, с появлением более совершенных средств уничтожения волосяного покрова (электромеханических и безопасных разовых бритв, депиляторов и пр.) смертоносный клинок утратил свою неотъемлемость в обиходе мужчин, бритва перестала быть под рукой постоянно и начала постелено “сходить с арены”. Про неё стали забывать и в цирюльнях, и в подворотнях и притонах, где кровь лилась рекой. Конечно бритву потеснило и доступное огнестрельное оружие, которое стало заполнять рынки средств самообороны и нападения.

Примечание редакции: на видео выше представлен фрагмент семинара Маэстро Данило Росси Лайоло ди Коссано, побывавшего в Москве по приглашению ШНБ “Толпар” 18-19 декабря 2010 года и показавшего свою работу с бритвой и ножом.

Изменились и нравы общества. В самом деле, зачем геройствовать, рассекая горло врагу в подворотне, рискуя нарваться на контрудар, когда можно вполне безопасно всадить на расстоянии пулю в затылок? Тем не менее, опасная бритва окончательно не сдала позиции, пережив классические шпаги и кинжалы – своих современников. Причиной тому ее компактность и превосходные режущие свойства, позволяющие легким движением отделить от тела нос или выпустить кишки. При известной ловкости человека можно за считанные секунды “расписать” бритвой так, что мать родная не узнает, оставив без скальпа, пальцев и ушей. Ведь основное достоинство бритвы заключается в том, что любая часть тела, не исключая тонких костей, от прикосновения ее клинка разваливается на две части.

Такая сверхострота достигается тщательной обработкой режущей кромки специальными абразивными материалами. Продаются они обычно там же, где бритвы, и включают наждак, состоящий из двух камней (для заточки и правки), а также ремень для окончательной доводки. При их отсутствии можно воспользоваться хорошо замасленным мелкозернистым точилом, на котором производят первичную грубую обработку затупившегося лезвия, затем выправляют на куске мела и полируют на зеркальном стекле. Оптимальный угол заточки составляет 45 градусов. Доводить клинок желательно на куске натуральной кожи, полоску которой (изнаночной стороной вверх) следует натянуть на деревянное основание. Для пробы остроты проведите бритвой вдоль запястья, не касаясь кожи. Если при этом волоски свободно распадаются и остаются на клинке, можно считать, что заточка соответствует эталону. Перед ней не устоит даже кевларовая перчатка.

Носить бритву следует так, чтобы не пораниться самому. Поскольку свободно лежащая в кармане она имеет свойство открываться, постольку лучше, если лезвие зафиксировано плотно прилегающимидеталями одежды. При этом, разумеется, извлечение оружия не должно отнимать много времени. Наиболее удобен “монетный” карман джинсов либо “перьевой” в рубашке. Бритва всегда должна находится хвостовиком вперед или вверх, чтобы пальцы сразу занимали рабочее положение и были предохранены от пореза. В “оперативных” ситуациях можно вставлять бритву под ремешок (или браслет) часов, хотя это несколько сковывает кисть.

Раскрывать бритву следует молниеносным движением, от его скорости может зависеть исход боя. Производится раскрытие движением двух пальцев – указательного и большого. Держа бритву в правой руке, указательный палец накладываем на хвостовик, а большой на обушок клинка. Нажимом указательного пальца отгибаем хвостовик, придерживая лезвие большим пальцем, чтобы использовать пружинящий момент. Сильным движением указательного пальца досылаем хвостовик вниз, убирая большой палец, а указательный сгибаем, обхватывая рукоятку. Клинок, описывая полукруг, ложится обушком на проксимальную фалангу указательного пальца, а нажимом большого пальца на впадину хвостовика фиксируем бритву в кулаке. Такое положение наиболее соответствует функциональным особенностям инструмента, поэтому не следует держать бритву в линейноразложенном положении, пользы от нее в данном случае мало, это не нож.

Образовавшийся лезвийный “кастет” обладает высокой устойчивостью к внешнему воздействию. Он не складывается от удара в твердые части тела (кости), что вкупе с высокой подвижностью сжатой в кулак кисти позволяет использовать оружие с максимальным задействованием всех его свойств.

Наносимые бритвой удары по своей траектории напоминают скользящие удары кулаком. Наиболее жизненно важные места: глаза, кожа лба (сильно кровоточит – ослепляет), шея, крупные артерии рук и ног, живот. Мышцы брюшины, нередко покрытые толстым слоем сала, пробиваются мощным круговым ударом. Впрочем, для бритвы нет неуязвимых мест, все режется с одинаковым успехом, а заживает медленно, в отличие от ран, нанесенных тупым оружием.

Держать бритву лучше скрытой от противника, например, за бедром или, скрестив руки на груди, под мышкой, чтобы атака была как можно более неожиданной. Для нанесения несмертельных ран с целью деморализации, удобнее действовать кистевыми движениям, “расписывая” лицо противника несколькими разрезами подряд. В обороне бритва используется по тому же принципу: сбить агрессию, заставить противника отказаться от нападения. Для этого секущими движениями отбивайте ударные конечности, блокируя их, нанося глубокие порезы, и уходя с линии атаки.

Следует заметить, кстати, что для метания бритва не приспособлена, поэтому лучше не выпускать ее из рук.

Чисто воровской модификацией опасной бритвы является так называемая “писка”, представляющая собой отрезанный клинок, к которому припаяны два кольца. Писка надевается на палец, с ее помощью режут ремни и стенки сумочек, пиджаки, плащи – все, что препятствует проникновению руки вора за деньгами. Той же рукой можно ласково провести по шее стоящего рядом противника. До тех пор, пока он не пошевелит головой, ничего, кроме удивления, этот жест у него не вызовет. При правильной заточке порез поначалу не чувствуется, до тех пор, пока края раны не разойдутся от движения, кровотечение не начнется.

Еще один вариант писки – хорошо заточенная крупная монета (например, 5 копеек). Она может применяться для поражения лица и шеи подобно полотну безопасной бритвы и для метания. Метание производится захватом большим и указательным пальцами.

Качественно новым цирюльным инструментом явилась безопасная бритва, полотно которой зажимается в специальный станок, оставляющий снаружи неширокую режущую кромку. Обоюдоострое лезвие полотна – оружие слабое, оно применяется в основном для запугивания противника неглубокими порезами, а чаще всего просто своим видом. Лезвие такой бритвы держат между указательным и большим пальцами. Удар наносят кистевым движением руки или с небольшим замахом предплечья. Наиболее оптимальные участки поражения: лицо, шея, вены запястий. Убить таким оружием сложно, разве что перерезав сонную артерию или крупный магистральный сосуд на руке, зато покалечить (выколоть глаз, располосовать лицо), скрытно поднеся руку к цели – тут безопасной бритве равных мало. В отдельных случаях лезвия зажимают между четырьмя пальцами руки и в таком виде наносят удар кулаком по лицу, что чревато порезами внутренней поверхности собственных пальцев. Либо, как делают при своих разборках цыгане, зажимают половинку полотна под ногтями и наносят скользящий удар пальцами по глазам. Способ изуверский, но для “зверей”, живущих по принципу “умри ты сегодня, а я завтра”, вполне подходящий.

Метание полотна безопасной бритвы бывает, несмотря на ее небольшую массу, весьма эффективным. Малые размеры и отсутствие замаха при броске оставляют лезвие незаметным до момента поражения цели. При попадании в лицо бритва неплохо отвлекает противника. Для метания полотно бритвы разрезом надевают на ноготь среднего пальца, а затем щелчком направляют в цель. При этом лезвие должно быть обращено ребром относительно вектора движения, чтобы сопротивление воздуха не нарушало траекторию полета. В противном случае бритва отклоняется от цели и начинает планировать вбок, дребезжа и поблескивая, что, впрочем, тоже может быть использовано в качестве отвлекающей уловки. Критерием безупречного броска служит бесшумность полета с коротким четким звоном при попадании в твердый предмет, а также практически полная невидимость полотна – расположенное под прямым углом, оно не улавливается глазом из-за своей тонкости и скорости движения.

P.S. В книге Дениса Черевичника “Всемирная история поножовщины”, объемном и разностороннем исследовании традиций и истории ножевых поединков в Испании, Италии, Аргентине, Голландии, Бразилии, США, Финляндии и Скандинавии, Греции и Франции есть шикарный научный материал посвященный истории дуэлей и преступной культуре, которые связанны именно с опасной бритвой.  Более подробного исследования нет нигде. Покупать ли книгу Дениса Черевичника? Покупать и читать однозначно! Для тех, кого интересует эта тема книга станет настольной! Заказать книгу можно по ссылке вот здесь.

Книга, появившаяся в результате более чем пяти лет сбора, перевода и обработки материала, а также, кросс-культурных исследований, посвящена так называемым, «народным» дуэлям на ножах в период с начала XVII по середину XX века. Их происхождению, истории, а также, реально существовавшим аутентичным традиционным школам и системам боя ножом. Автор анализирует причины как возникновения ножевых культур и культур чести, так и факторы, способствовавшие их исчезновению. Рассматриваются окружавшие дуэли на ножах ритуалы, нормы, кодексы чести. Уделено вниманию и дуэльным ножам. Детально описаны техники поединков на ножах в разных культурах, отношение к смерти, методика обучения, различные хитрости и трюки. Рассказывается о подготовке детей в Испании, Италии и Аргентине к поединкам на ножах, о комплексных методах воспитания ножевых бойцов в странах Европы и Латинской Америки. Также уделено внимание анти оружейной легислативе начиная с XIII столетия: борьбе властей с культурами ножевых дуэлей, и тому, как дуэлянты обходили запреты, законы и ограничения.
Книга написана на границе нескольких дисциплин: социальной истории, культурологии, культурной антропологии и оружиеведения.

 Из аннотации к книге:

“Вниманию читателей предлагается первое в своём роде фундаментальное исследование культуры народных дуэлей. Опираясь на огромный объём фактологического материала, автор рассматривает традиции поединков в странах Европы и Америки, окружавшие эти дуэли ритуалы и кодексы чести. Читатель узнает, какое отношение к дуэлям на ножах имеют танго, фламенко и музыка фаду, как финский нож – легендарная «финка» попал в Россию, а также кто и когда создал ему леденящую душу репутацию, как получил свои шрамы Аль Капоне, почему дело Джека Потрошителя вызвало такой резонанс и многое, многое другое. Это увлекательное повествование будет интересно не только поклонникам истории боевых искусств, культурологам, этнологам или историкам, но и самому широкому кругу читателей.”

Из  рецензии В. Ю. Мурзина:

«Книга Д. Черевичника «Всемирная история поножовщины: народные дуэли на ножах в XVII–XX вв.» вписывается в корпус современной научно-популярной литературы, раскрывая в полной мере одну из наиболее интересных и наименее исследованных на сегодняшний день областей культурной и социальной антропологии – историю народных дуэлей на ножах. Одним из основных достоинств книги является не только ее безусловная актуальность, но и тот обширный корпус материалов, который привлекает автор для своего комплексного исследования – большинство иноязычного материала ранее никогда не переводилось на русский язык, и ценность приводимых источников, впервые переведенных и доступных
русскоязычному читателю, неоспорима».

Из рецензии “Вестник  Уро РАН” (№4/2013):

«..настоящим открытием является книга Дениса Черевичника «Всемирная история поножовщины». Столь подробного, воистину академического рассмотрения вопросов чести среди простого населения в русскоязычной литературе ещё не было».

При создании публикации частично использованы материалы книги Тарас А.Е. «Боевая машина: Руководство по самозащите», опубликованные по этой  ссылке.