История и традиции

Рейтары-легендарные и неподражаемые закованные в пуленепробиваемую броню конные полки наёмной и регулярной армии в Европе XVI—XVII веков

Рейтары (от нем. Reiter — «всадник», сокращение от нем. Schwarze Reiter — «чёрные всадники») — легендарные и неподражаемые закованные в пуленепробиваемую броню конные полки наёмной и регулярной армии в Европе XVI—XVII веков. Название «чёрные всадники» изначально использовалось по отношению к конным наёмникам из Южной Германии, появившимся в годы Шмалькальденской войны между германскими католиками и протестантами и происходит от протестантского прозвища католиков — нем. schwarz («чёрные») или возможно из-за цвета доспехов. Считаются переходным звеном от рыцарского войска к регулярным армиям нового типа. Точно являлись последними рыцарями, наравне с крылатыми гусарами или кирасирами, но рейтары вооружались тяжёлыми крупнокалиберными пистолетами, длина которых могла достигать почти метра. Если кирасиры и гусары, как правило, дав залп из пистолетов по пехоте и расстроив её ряды, немедленно врубались в неё, то рейтары предпочитали методично расстреливать пехоту, пока она не побежит.

Появившиеся в годы Шмалькальденской войны, рейтары стали всё чаще вооружаться пистолетами и уже в начале 50-х годов XVI века окончательно перешли на пистолеты и меч. Поскольку бросали на одоспешенного противника, залп рейтары производили в упор, сближаясь рысью или лёгким галопом на относительно ровной местности и при должной выучке, всё же рейтаров набирали из простолюдинов и лишь долгая муштровка позволяла им превращаться в бесстрашных и безупречных стальных монстров, точно разряжающих свои чудовищные пистоли в головы врагов. В качестве основной тактики использовалось популярное в то время и среди пехоты караколе, при котором первый ряд солдат, произведя залп, немедленно разворачивался и отходил назад, становясь за последним рядом, для перезарядки, в то время как второй ряд, ставший первым, производил новый залп. Караколирование было вынужденной мерой из-за длительного процесса перезаряжания оружия, пока из натруски или рога засыплешь улетающую как пыль на любом ветру пороховую мякоть, пока прибьёшь пыжом круглую пулю, пока запалишь потухший фитильный замок или взведёшь колесцовый замок. Всё это требовало огромного навыка и опыта – рейтары поэтому были редкой и дорогой формой высокоэффективного и высокотехнологичного войска – конным спецназом своего времени.

К середине XVII века, после Тридцатилетней войны, рейтарский эскадрон представлял собой тактическую единицу и формировался из разного числа рот одного полка: чаще всего — из двух, в шведской армии — из трёх—четырёх. Средняя численность эскадрона составляла 150—200 человек. Двинувшись в атаку, лошади сначала шли лёгким шагом, что позволяло сэкономить их силы и повышало точность стрельбы, затем переходили на рысь, а приблизившись к противнику — на галоп. Рейтарская тактика была успешной против пикинёров с небольшим числом мушкетёров (аркебузеров) в строю, как это было до конца 17 века, даже в начале 18 века при Петре Первом, даже в Полтавской битве ещё массово применялись пикинёры и эпизодически рейтары. С увеличением числа мушкетёров в строю и уменьшением пик, рейтары уже не могли безнаказанно расстреливать пехоту и дорогие рейтары уступили мясникам-кирасирам место на рубеже 17-18 веков.

Немецкая гравюра начала XVII века поясняющая принципы использования огнестрельного оружия рейтарами в бою

Основное оружие рейтара – крупнокалиберные пистолеты под именем “reitpistole” и райтшверт “reitschwert” (нем. «меч всадника») – длинный меч рейтар. Кавалерийский (или буквально «рейтарский») пистолет (нем. reitpistole) предназначался для стрельбы по противнику, облачённому в доспехи, он отличался от «гражданских» пистолетов большей мощью, а его длина порой достигала трёх футов (~90см). Количество пистолетов обычно равнялось трём — два из них носились на виду, а третий — либо за пазухой, либо в голенище сапога. Обычно пистолет был однозарядным, но не следует думать, что не имелось многозарядных: системы Лагатца и Кальхофа были даже магазинными, с числом выстрелов до 30(!)

Музей в Дрездене

Конечно самые распространённые многозарядные пистолеты, доступные даже офицерам были много проще и двухствольными, среди которых были наиболее популярны так называемые нем. Doppelfaustrohre (сокращённо нем. Doppelfauster). Гораздо реже встречались многоствольные пистолеты, а с конца XVI века и примитивные револьверы с колесцовым замком и вручную поворачиваемым барабаном, но ни те, ни другие не пользовались популярностью у рейтаров, так как были недостаточно надёжны в использовании.

Парные Reitpistole конца 16 века. Длина 750 мм, калибр 14,8 мм

Так как большинство рейтар были из Южной Германии, знаменитые на всю Европу легендарные наёмники дали имя и своему мечу. Рейтарский меч (нем. Reitschwert («меч всадника») – колюще-рубящее оружие с прямым клинком, общая длина – 1000-1100 мм, длина клинка – 850-950 мм, ширина клинка – от 30 до 45 мм, ширина крестовины – 200-250 мм, вес от 1100 г. до 1500 г., встречаются ранние образцы весом до 1700 г. Был наиболее популярен в кавалерии XVI века, в основном им пользовались как мечем, причём более рубящим, чем колющим. В рейтарском мече ещё прослеживаются черты полутораручного меча, но уже появляются черты рапиры – кольца и развитая гарда, позволяющая избавиться от латной перчатки. Его появление обусловлено не задачей некоего нахождения неких сочленений в латах хорошо одоспешенного противника, а наоборот, уменьшением латного доспеха в массовых армиях того времени, когда доспеха не хватало даже на кирасиров, не говоря о полуголых и голодных пехотинцев. Зачем рейтару, мало сталкивающемуся в рукопашную таскать тяжёлый меч?

Рейтарский меч (нем. Reitschwert («меч всадника»)

Рейтарский доспех по своей конструкции был идентичен доспехам небогатых кирасиров или состоящих на «двойном» жаловании ландскнехтов. Типичный рейтарский доспех состоял из кирасы с сегментными набедренниками, обычно до колен, латной защиты рук, латного ожерелья и шлема. Латная защита рук могла быть полной или ограничиваться сегментными наплечниками до локтей и латными перчатками, которые могли дополняться налокотниками. Помимо налокотников, могли иметься и наколенники, которые обычно пристёгивались к набедренникам. Что касается шлема, то поначалу был популярен бургиньот с козырьком и нащёчниками, носивший название «штурмового шлема» — нем. Sturmhaube. Обычно лицо было открыто, но при желании (если позволяли средства) рейтар мог купить шлем со складным наподбородником, закрывавшим лицо подобно забралу, но не сверху вниз, а снизу вверх. Сугубо кирасирский вариант бургиньота — с настоящим забралом, откидывающимся вверх, — не пользовался у рейтаров популярностью. Впоследствии нем. Sturmhaube уступил у рейтаров (а также аркебузиров) место мориону, а затем и капелине, которые были более удобны для стрельбы. Дешёвый доспех обычно весил около 12 кг, в то время как дорогой пуленепробиваемый доспех конца XVI века мог весить все 30 кг (пуленепробиваемый доспех начала того же XVI века весил около 20 кг и покрывал всё тело), популярный чёрный цвет на дешёвом придавался краской, на дорогом воронением.

В России рейтары принадлежали к полкам «Нового строя»

Первый рейтарский полк был сформирован указом царя Михаила Фёдоровича от 10 июня 1632 года. Его командиром стал французский гугенот подполковник Шарль Самуил Дэберт, которому 13 июня 1632 года царским указом было присвоено звание полковника. Согласно представленному Дэбертом штатному расписанию, полк должен был насчитывать 2000 человек личного состава в 12 ротах по 167 рядовых. В штате полка находились: полковник, подполковник, майор, 9 ротмистров, 12 поручиков, 12 прапорщиков, 12 ротных квартирмейстеров, 36 бригадиров, 24 подпрапорщика, полковой квартирмейстер, вагенмейстер — начальник обоза, полковой судья, полковой писарь, полковой лекарь с товарищами, 4 полковых и 11 ротных трубачей, полковой профос с товарищами, полковой седельный мастер и кузнец. В процессе формирования полка штатное расписание дополнилось должностью подмайора или «ожиданта».

В сентябре 1632 года в состав полка, для сопровождения и огневой поддержки, была добавлена драгунская рота, а штатная численность полка увеличена до 2400 человек в 14 ротах. Наличие в рейтарских полках драгунских рот в будущем стало общей практикой для рейтаров русской армии XVII века. В июне 1633 года к полку были прикомандированы два самопальных (оружейных) мастера, два станочника и 6 кузнецов-подковщиков из Стрелецкого приказа и два замочных мастера из Оружейного приказа.

Опыт организации и боевого применения первых полков, состоявших из 2000 человек, в будущем привёл к сокращению численности и определению стандарта в 1000 человек личного состава в рейтарском полку. К концу столетия число таких полков возросло до двадцати пяти.

В 1651 году царём Алексеем Михайловичем был учреждён Рейтарский приказ. В 1650-х годах, после столкновений с превосходными рейтарами шведского короля, в русской армии была увеличена численность рейтаров. В рейтарский строй переводились дворянские сотни. Шведский опыт оказался особенно полезен из-за сходства в качествах русской и шведской конницы: лошади русских детей боярских, как и скандинавские лошади шведов, проигрывали чистокровным турецким коням польской «гусарии», зато государство имело возможность в избытке снабдить своих рейтаров огнестрельным оружием, а их полки — подготовленным офицерским составом. Большое внимание уделялось боевым качествам рейтаров. Царь Алексей Михайлович писал:

… накрепко приказывай, … полуполковником и началным людем рейтарским и рейтаром, чтобы отнюдь никоторой началной, ни рейтар, прежде полковничья указу и ево самово стрелбы карабинной и пистонной, нихто по неприятеле не палил. А полковники бы, за помощию Божиею, стояли смело, и то есть за помощию Его Святою. Да им же, начяльным, надобно крепко тое меру, в какову близость до себя и до полку своего неприятеля допустя, запалить, а не так, что полковник или началные со своими ротами по неприятелю пропалят, а неприятели в них влипают, и то стояние и знатье худое и неприбылно… Добро бы, за помощию Божиею, после паления рейтарского или пешего строя, неприятельския лошади побежали и поворачивались… И ружья в паленье держали твёрдо и стреляли они же по людям и по лошадем, а не по аеру.

Новосформированные рейтары сразу выделились среди русской конницы выучкой и снаряжением, привлекая к себе внимание иноземцев: «Конница щеголяла множеством чистокровных лошадей и хорошим вооружением. Ратные люди отчётливо исполняли все движения, в точности соблюдая ряды и необходимые размеры шага и поворота. Когда заходило правое крыло, левое стояло на месте в полном порядке, и наоборот. Со стороны эта стройная масса воинов представляла прекрасное зрелище», — писал польский хронист Веспасиан Коховский в 1660 году.

Сохранилось штатное расписание рейтарского полка, сделанное самим Алексеем Михайловичем[23]. Согласно расписанию, полк делился на три «шквадроны» под командованием полковника, полуполковника и майора:

  1. «Полковникова» — 4 роты рейтаров (300 чел.) и 4 роты «драгунов» (320 чел.)
  2. «Полуполковая» — 3 роты рейтаров (220 чел.) и 2 роты «драгунов» (160 чел.)
  3. «у маеора» — 3 роты рейтаров (220 чел.) и 2 роты «драгунов» (160 чел.)

Всего: 10 рот рейтаров (740 чел.) и 8 рот «драгунов» (640 чел.)

Русские рейтары были очень дорогим для казны видом конницы: до 35 000 рублей в год тратились только на жалование одного полка, кроме того, полк снабжался за казённый счёт оружием, знамёнами и лошадьми.

С формированием регулярной русской армии Пётр Великий начал перевод всей кавалерии в драгунские полки, но рейтарские полки успели принять участие в Великой северной войне. Это были полки Ивана Кокошкина, Михаила Франка и Фёдора Ушакова «из рейтар, копейщиков, гусар и служилых людей сотенной и полковой службы Новгородского разряда». Они сражались в Ингерманландии, у Печерского монастыря и на Ижоре.

В 1701 году эти полки переформировали в драгунские. Последним командиром сводного рейтарского полка был стольник и полковник Яков Челищев. В 1701 году этот полк действовал против шведов в районе Псково-Печерского монастыря, а затем и он был переформирован в драгунский.

Последний рейтарский полк майора Ивана Поздеева, находившийся на гарнизонной службе в Киеве, был расформирован в 1719 году. Последняя рейтарская шквадрона, укомплектованная рославльской шляхтой, продолжала нести службу до царствования Екатерины II