Люди, аналитика, события, комментарии Транспорт, техника, снаряжение

Смирнов В.П. “Средства Индивидуальной Бронезащиты (Сибз)”. Часть 2

От автора.  Статья посвящена современным СИБЗ, а также вариантам их дальнейшего развития. Предназначена для широкого круга читателей. Приводится в оригинальном написании, т.е. с просторечивой и шуточной манерой изложения, естественной в неформальной остановке Интернет-форума. Поэтому автор просит быть снисходительным к некоторым моментам, могущим показаться грубыми. Автор не хотел никого обидеть. При написании использовались только открытые источники информации, а также собственные мысли автора. Пере собой вы видите продолжение публикации Смирнова, начало здесь.

8. ПЕРСПЕКТИВЫ: НА ПУТИ К ИБМ

В предыдущих частях этой заметки описывалось современное состояние СИБЗ, то, что либо есть, либо было в реальности. Здесь же я буду, отталкиваясь от известных мне фактов, пытаться прогнозировать будущее средств индивидуальной бронезащиты. Насколько написанное здесь соответствует действительности – покажет время.   Итак, первые шаги. Что же будет сделано в ближайшее время? Пути развития как всегда два: эволюционный и революционный. Рассмотрим сначала эволюционный путь.   Эволюционный путь – это появление и внедрение в промышленность новых материалов и технологий. В частности, из известного на сегодняшний день, к этому следует отнести распространение новых сталей “44С” и “56”, широкое распространение СВМПЭ и новой керамики, а также возможная модификация этих материалов наночастицами, что позволит резко повысить их бронезащитные свойства. Особенно это важно для прозрачной брони (бронестекла, поликарбоната), у которой удельная бронезащищающая способность в 2-3 раза хуже, чем у непрозрачных материалов. Масса 1 дм2 прозрачной бронезащиты по 3к.з. весит 650-750г, в то время как масса обычной брони того же класса и той же площади составляет от 250 до 350г (меньше для керамики, больше для стали). При этом забрало площадью 6 дм2 (размером со стандартный лист А4) вести около 4кг. Модификация бронепластмассы наночастицами даст возможность уменьшить массу забрала в несколько раз. Все это позволит создать бронежилеты и бронекостюмы постоянного ношения массой 5-6кг высоких степеней защиты. Тоже относится и к арамидным тканям (СВМ, кевлар и т.д.). Обычный или нано-кевлар с пропиткой внутреннего слоя “жидкой броней” может использоваться для создания полного гибкого противоосколочного бронекостюма (скажем бронесвитера с бронештанами), что позволит защитить все тело человека от осколков, низкоимпульсных пистолетных пуль и холодного оружия. В принципе, возможно создание аналога кольчуги, но теплой и массой в 2-3кг.   Но, несмотря на все эти достижения материаловедения, проблему защиты головы и шеи это не решает. Даже при уменьшении за счет новых материалов массы шлема в 2 раза (это очень много) при 3 к.з. он будет весить 3-4кг, что годится для штурмового шлема, но не пойдет для постоянного ношения. Опять же, ПНВ (а в перспективе индивидуальный комплекс разведки – ИКР, состоящий из ПНВ, тепловизора, бинокля переменной кратности и дальномера с компьютером) и радиостанция добавят еще 0,5-1,5кг. Пехотные тепловизоры обычно сейчас весят 2-2,5кг, в Израиле появились массой 1кг. Но в любом случае полный ИКР будет весить не меньше 1кг. Итого уже 4-5кг при 3к.з. Плюс остается запреградная травма при поражении головы.

Рассмотрим этот вопрос белее подробно. При попадании пули в шлем, он приобретает определенную скорость. Зависимость можно описать в виде Vшлема=K*Vпули*Mпули/Mшлема. К – это коэффициент, определяющий часть энергии пули, которая пошла на ускорение шлема, а не на разрушение пули и материала шлема. Шлем же, разогнавшись от удара пули, в свою очередь передает импульс голове и та приобретает скорость, описывающуюся той же формулой. Не вся энергия шлема идет на разгон головы, часть ее тратится на деформацию (смятие) волос, головного убора (подшлемника), а также КАП шлема. При получении головы человека ускорения от шлема (выражающегося вследствие малого времени реакции в ударе) имеет место быть два негативных момента. Первый – это травма головного мозга. По нормам, допустимое ускорение не больше 400g. Т.е. даже кратковременно без тяжелых последствий мозг может выдерживать ускорение не больше вышеназванного числа. При этом время исчисляется долями секунды. При времени действия 1с ускорение допускается не более 50g. Второй момент, это когда голова, разогнавшись до большой скорости, резко приходит в крайнее положение и ломает шейные позвонки.

Это же имеет место быть в автомобилях при срабатывании подушек безопасности. Как боевой прием этот момент используется в некоторых школах рукопашного боя (в частности во Вьетнаме), где человека настолько резко дергают за руку, что у него по тем же причинам ломается шея. И если с первым моментом можно справится, увеличив толщину КАП (что увеличит путь действия импульса пули и снизит максимальное ускорение), то на второй момент повлиять уже сложно – имеет значение только величина энергии, передаваемой голове. Передали за толчок голове определенную энергию – все, шея сломалась.

Поэтому, несмотря на все толстенные подложки из “пенки” современных шлемов, мощные пули они не держат именно по этим причинам – эти пули передают дают слишком большую остаточную энергию. Сколько там где процентов уходит – мне не известно. Результат один: по допустимой запреградной травме можно создать шлем только 2 к.з., защищающий от пуль с энергией до 500-600Дж.

Что делать?

Варианта два. Первый – применять подголовник (как в автомобилях). Т.е. в шейно-плечевой накладке сделать высокий стоячий воротник, о который будет тормозится “ускоренная” пулей голова, а в случае подвески шлема на эластичных ремнях – возможно и только шлема. Т.е. пуля попадает в каску, та ускоряется, пролетает 5-7 см и ударяется в воротник, после чего “летит” уже вместе с ним (а также шейно-плечевой накладкой). Если воротник выполнить бронированным, то он еще и шею защитит от осколков. Все вроде хорошо – и голова цела, и шея от осколков защищена. Однако есть и минусы. Во-первых, масса шлема все равно лежит на голове (т.е. давит на шейные позвонки). Во-вторых, для обеспечения возможности поворота головы (а также стрельбы лежа) необходимо оставлять зазор между шлемом и воротником. Также необходимо иметь надежное перекрытие между нижним срезом шлема и верхним срезом воротника при любых положениях головы. Все это увеличивает требуемые размеры и площадь воротника. Соответственно имеет место быть низкий КПД и большая масса бронезащиты. Ну, и в-третьих, от ударной волны эта система защищает слабо, т.к. есть открытый зазор между шлемом и воротником и волна хоть и частично погасится (где-то в 3-4 раза), но полностью не экранируется. Соответственно, равной стойкости тела человека к ударной волне (т.е. когда все органы и части тела человека в СИБЗ выходят из строя при поражении ударной волной одинаковой силы) достичь не удается. При разности в чувствительности к контузии в 10 к 1 между конечностями и головой (легкими), а также “жизненно-важности” последних (в 10-20 раз – см п.6), шлем с бронежилетом должны ослаблять действие ударной волны в 10, а желательно в 20 раз. При подобной конструкции нам такого ослабления не достичь. Однако это довольно простое в технологическом плане решение, и оно может применяться, как дополнение к уже существующим СИБЗ.

Второй вариант заключается в “постановке” шлема на шейно-плечевую накладку и жесткой фиксации на ней по типу водолазного шлема или скафандра. Плюсы очевидны – вес шлема приходится на плечи (или в случае жесткого корпуса бронежилета на поясницу), удар пули передается не одному шлему, а всему бронежилету, что снижает передаваемую энергию в разы, а сама энергия передается не голове, а корпусу. Кроме того, может быть обеспечена полная круговая защита, так от пуль, так и от ударной волны при минимально-возможной площади бронирования (т.к. отсутствуют зазоры и броня прижата к телу). При постановке шлема на подшипники по типу танковой башни вращение его может осуществляться достаточно просто при массе 8-10кг.

Но опять же, и у этой конструкции есть минусы. Во-первых, это стрельба с задранной головой (лежа или по верхним этажам зданий). Для этого необходимо запрокидывать голову, а для этого нужно место. Т.е. либо придется в тесном объеме шлема неестественно изгибать шею, либо делать за головой нишу, куда голова при запрокидывании может убираться. Во-вторых вопрос обзора. Смотрим под ноги направление взгляда – -15 градусов, стреляем лежа – +75 градусов, боковое зрение – +-90 градусов (хотя бы +-60). Итого нам придется делать огромный прозрачный лист как перед, так и над головой – т.е. в самой опасной части с точки зрения вероятного обстрела. Это масса, при 3 к.з. около 4-5кг, а при 5 к.з. уже 6-8кг только одного бронестекла. При этом масса всего шлема колеблется от 10 до 15кг, что явно перебор. Соответственно есть проблема оптимизации массы, защищенности и обзора. В-третьих, есть проблема теплообмена. Под бронежилетом и так в жару весьма не комфортно, а если еще убрать и вентиляцию через зазор между каской и бронежилетом, что становится совсем грустно. Возможно, необходимо вводить принудительную вентиляцию. Как бы то ни было, проблема остается. Ну, и последний недостаток данной схемы, который мне видится – это процесс надевания и снимания шлема, а также регулировки его по размерам военнослужащего. И голова у всех разного размера, и шея разной длины, а соединение должно быть жестким. Опять же, как при этом при ранении военнослужащего обеспечить его эвакуацию из бронежилета и доступ к месту ранения – вопрос остается открытым. Опять необходимо искать компромисс.

Возможны, конечно, и другие решения, но мне, в качестве наиболее вероятных, видятся эти. Т.е. если идти по эволюционному пути развития СИБЗ, то в ближайшем будущем весьма вероятно появятся подобные “доспехи”. Конструкция будет следующая: бронежилет с шейно-плечевой накладкой, на которую посажен закрытый шлем. При массе шлема ориентировочно 7-8кг (3к.з. спереди-сверху-сбоков и 2 к.з. сзади), бронежилета 8-9кг (5кз спереди, 3к.з. сбоку и 2 к.з. сзади) и шейно-плечевой накладки 4-5кг (5к.з. спереди, 3к.з. сверху, 2 к.з. сзади) масса доспеха составит 15-25кг (в зависимости от площади и степени защиты). При такой массе их могут применять только штурмовые группы спецназа. В принципе, современные “доспехи” столько и весят. Однако новый “панцирь” (гибрид шлема и бронежилета) будет иметь неоспоримое преимущество перед ними при проведении спецопераций – защита “головогруди” от автоматных пуль спереди в упор, защита всей зоны ЖВО от осколков и снижение уязвимости к ударной волне в 10 раз (выбиваться будут только конечности).

Конечно, есть и минусы. Это снижение обзора и ухудшение теплообмена, а также невозможность изгибать корпус вследствие жесткости конструкции панциря. Опять же, проблемы прицельной стрельбы, существующие у современных шлемов, тут еще больше усугубятся – не только “приложится” к прикладу будет нельзя, но даже голову наклонить – шлем то жесткий. Эти проблемы требуют решения.   Появление такого доспеха вероятно в ближайшие 5 лет, ибо технических препятствий для его создания нет, а потребность есть, хотя бы для контртеррористических подразделений (вспомним печальный опыт Беслана). Сначала он будет использован в спецподразделениях – армия более консервативна, да и требует больших капитальных вложений. Распространение он получит через 3-5лет после появления. Опыт эксплуатации выявит недостатки, которые выразятся в модернизации конструкции. Для спецназа будет введены в комплект средства радиосвязи и системы фильтрации воздуха (для боя в условиях применения дымовых и газовых гранат). Будут применены новые материалы, упомянутые выше и к тому времени уже отработанные в производстве. Для армии будет разработаны облегченные варианты массой менее 15 кг. Т.е. через где-то 10 лет вероятно принятие на вооружение общевойскового штурмового доспеха. Это приведет к снижению поражаемости войск от огня артиллерии не в 2-3 раза, а уже в 5-8 раз, т.к. вся зона ЖВО будет бронирована, а устойчивость к контузии повысится 10 раз. Поражаемость от огня стрелкового оружия уменьшится в 3-4 раза, т.к. ЖВО закрыты с фронта от легкого стрелкового оружия в упор и с боков с дистанций 100-200м. Возможна постановка средств радиосвязи и на общевойсковые панцири. После облегчения конструкции за счет применения новых материалов и оптимизации зон и степеней защиты возможно дополнительное противоосколочное бронирование конечностей гибкими бронеэлементами (вышеупомянутым бронесвитером с бронештанами). Противоосколочная защищенность достигнет 90-95%, но резко ухудшатся условия теплообмена, что вынудит применять сложные системы кондиционирования внутреннего пространства. Массовое распространение к тому времени во всех армиях мира компактных носимых средств тепловизионной и радиолокационной защиты вынудит все войска снабжать защитными комплектами (типа “Накидки” НИИ Стали).

В дополнение к этому из-за простоты исполнения (после накидки и системы кондиционирования и очистки воздуха) будет добавлена противохимическая защита. Комплект получится изолирующим.   В результате появится второе поколение панцирей – общевойсковой защитный бронекостюм (ОЗБК). Он будет включать в себя один жесткий бронеэлемент-панцирь, состоящий из 4-х частей: передней кирасы, задней кирасы, шейно-плечевой накладки и шлема. При этом шлем к шейно-плечевой накладке будет присоединен подвижно (на подшипниках), а пластины кирасы с накладкой будут закреплены жестко, на ремнях и на замках. К этому панцирю будут присоединены гибкие рукава и штанины из кевлара (к тому времени уже скорее всего нанокевлара), покрытые снаружи защитным слоем, предотвращающим обнаружение бойца средствами разведки. Применение алюминиевой фольги, образующей замкнутый контур, позволит защитить бойца от электрического оружия, поражающего СВЧ излучением, наличие теплозащиты позволит защитить в какой-то мере и от зажигательного оружия (кевлар используется для костюмов пожарных, т.к. он малотеплопроводный и при сжигании коксуется).

Все швы будут герметизированы для защиты от химического и бактериологического оружия. Все это в комплексе повысит защищенность военнослужащего от ядерного оружия. Пропитка внутреннего слоя обезболивающими и кровоостанавливающими средствами снизит смертность от болевого шока и кровопотери при ранении, т.к. лекарства будут сразу же попадать в раневой канал. Масса ОЗБК для армии составит 15 кг, для спецподразделений – 20-25 кг за счет усиления стандартного панциря дополнительными керамическими пластинами для защиты от бронебойных пуль, а конечностей – жесткими элементами (наручи, поножи, наплечники) для защиты от автоматных пуль и ударов, что важно при бое в здании. Принятие на вооружение 2-го поколения панцирей вероятно где-то через 15 лет, распространение – через 20 лет.

Применение ОЗБК вызовет развитие средств поражение. Дальнейшее повышение бронезащиты при эволюционном пути развития возможно за счет дальнейшей дифференциации защиты, применения новых материалов и более качественной проработке всей конструкции. В принципе, мы это уже наблюдали – в XV-XVI веках. Обогнать средства поражения, а также сделать бойца неуязвимым для стрелкового оружия весьма сложно из-за ограничений по массе даже при “супер” материалах типа наноСВМПЭ и бездефектной неостали, полученной разливкой в невесомости.

Главной задачей следует считать массовое внедрение новых ОЗБК в войска и уменьшение их себестоимости, которая при массовом производстве должна дойти до уровня современных СИБЗ, т.е. в наших ценах 15-30 т.р. без учета навесного оборудования и дополнительных бронеэлементов.

Теперь революционный путь. Главным ограничивающим фактором развития СИБЗ являются биологические возможности человека – носимый вес, мускульная сила, уязвимость, чувствительность органов слуха и зрения, а также реакция. Соответственно задачей является отойти от этих ограничений. Это возможно с введением непрямого управления – управление рабочим органом осуществляет человек, а удержание осуществляется механизмом.

В механике это было сделано в первом токарном станке современного типа, изобретенном Г.Модсли в XVIII веке. Он ввел суппорт – специальную подвижную платформу, удерживающую инструмент и разработал ходовой винт. Рабочий теперь только управлял движением резца, включая ходовой винт и подавая винтом резец, а удержание его осуществлял механизм. Это позволило получить до того времени недостижимую точность и положило начало технической революции. Мощные паровые машины, казнозарядные орудия и вся точная и габаритная техника без этого не могла бы быть изготовлена.

Подобную революцию в СИБЗ можно осуществить, используя экзоскелет. Принцип экзоскелета заключен в создании механизма по типу скелета человека, который может повторять основные движения человека. Обычно этот внешний скелет (экзо- – внешний) располагается сзади человека, повторяя расположение костей тела человека. Вокруг конечностей располагаются датчики, которые передают информацию о движении человека на бортовой компьютер, а тот выдает управляющие импульсы на приводы “экзокостей”.

Раньше (в 70-х годах) приводы предполагались гидравлические (по типу привода ковша экскаватора), а с разработкой в 80х годах сплавов с памятью формы приводы на современных экзоскелетах выполнены уже из них. Простейший сплав состоит из 50% титана и 50% никеля. Смысл памяти формы в том, что после деформации куска такого сплава при определенной температуре (например, навивке пружины) он запоминает предыдущую форму и, если его нагреть до этой температуры, он распрямляется в исходное положение, а если охладить – то опять сворачивается. Сила разворачивания равна прочности материала и доходит до 100-130 кг на 1мм2 сечения. Т.е. проволочка с сечением в один квадратный миллиметр при нагреве способна поднять человека. А нагрев может осуществляться по средством пропускания электрического тока.

При такой конструкции приводы получаются очень компактными, с малым временем реакции и высоким КПД в отличие от гидравлических, которые при малых сечениях каналов имеют большие потери на внутреннее сопротивление жидкости.   В результате мы получаем что-то типа робота-костюма, управление которым осуществляется сидящим на нем (или в нем) человеком. Применение их позволит во-первых разгрузить позвоночник и ноги человека от груза, а во-вторых увеличить мускульную силу конечностей. Точнее мускулы теперь будут без особой надобности – человек в таком костюме только двигает ногами и руками, передавая управляющие импульсы на датчики, а усилие выполняется машиной и оно может быть в принципе любым.

Главной проблемой является энергопитание экзоскелета. Для автономной работы при малом весе всей системы необходимы компактные и мощные источники электроэнергии. Подобных аккумуляторов пока не создано, поэтому мне видится применение дизель-генераторной силовой установки. Т.е., если говорить простым языком, мы на “спину” костюма вешаем обычный дизель-генератор на 5-6, ну может на 10 кВт, и он нам питает все привода. В перспективе его можно заменить на аккумулятор или любой другой источник энергии, хоть ядерный.

А теперь конкретная зарисовка. Мы берем экзоскелет массой 20-50кг, вешаем на него движок в 5-20кВт и укрепляем ОЗБК. В итоге мы получаем машину массой 40-100кг (в зависимости от уровня защищенности и мощности), в которой находится человек. При этом она не превышает габариты человека в зимней одежде с рюкзаком за спиной, весит 200-300 кг (как очень здоровый мужик с очень здоровым же рюкзаком) и имеет мощность, позволяющую ей быстро перемещаться. Обычно, когда говорят про боевых роботов, все вспоминают фильмы с А.Шварценеггером, в которых медлительный “Терминатор” ходит со скоростью, не превышающей 5 кмч, а угловая частота разворота корпуса не превышает 0,5 об/сек. В реале же за счет разгрузки мышц эта машина сможет двигаться с той скоростью, с которой только может двигать телом человек. Например при беге на 100м всем не хватает силы ног, а при внешнем приводе нужно только быстро махать ногами внутри корпуса – машина побежит сама. Поэтому перемещаться они будут, как очень тренированный человек в спортивной одежде. Т.е. бегать со скоростью 20кмч, уклоняться, резко приседать и вскакивать и т.д. За счет внешнего каркаса мы можем разгрузить все тело человека, и поставить на него тяжелое и жесткое бронирование массой 40-50 кг, что позволит не только защитить все тело человека от легкого стрелкового оружия и осколков (а переднюю проекцию в перспективе вообще от носимого вплоть до 12,7мм), но и повысить стойкость к ударной волне.

Наличие высокой подошвы, внешнего скелета и подвеса человека на датчиках позволит сделать его защищенным от обычных противопехотных мин нажимного действия.   При описании подобных “Терминаторов” многие “мечтатели” предполагают постановку на него чуть ли не противопушечного бронирования 30-50мм и тяжелого вооружения типа КПВТ и 2А42. Однако при этом масса такой машины превысит 500 кг (а скорее будет значительно больше), что не позволит применять ее вместо обычной пехоты, т.к. ее не будут держать лестничные пролеты, перекрытия, она не будет влезать в окопы, ей будет не развернуться в лесу и т.д. Т.е. получится уже не пехотинец, а индивидуальный БТР, который нахрен никому не нужен – БТР-90 или БМПТ намного лучше выполнят его функции, которые будут заключаться при такой массе в дистанционной поддержке пехоты. Поэтому масса и габариты его должны быть такими, чтобы он мог применяться вместо обычной пехоты и заменять ее во всех условиях (вплоть до преодоления водных преград).

Что нам даст подобная конструкция?

Она даст то, что на поле боя появится принципиально новый вид войск – механизированный бронескафандр – индивидуальная боевая машина (ИБМ), которая при габаритах и массе, сопоставимых с обычным пехотинцем, будет иметь бронирование и вооружение, как у легкой бронетехники. Она может заменить обычную пехоту в бою. Т.е. вести бой в здании, в лесу, в горах. Наличие разных ОЗБК позволит регулировать соотношение массы бронирования и массы носимого вооружения. Т.е. идя на штурм в городе, можно взять БК по минимуму, а брони повесить по максимуму. А если предстоит марш в горах, то брони можно не брать вообще (кроме легких бронежилетов), но зато взять по пределу оружия, боеприпасов и продуктов питания.

При этом скорость марша в горах с обычных 3-4 кмч увеличится до 15-20 кмч – только бы горючки дизелю хватило. Экзоскелет также можно использовать при разгрузке техники или инженерных работах. А компактный дизель-генератор в любой армейском хозяйстве пригодится.   Таков революционный путь развития СИБЗ, как я его вижу.

Работы над экзоскелетами уже ведутся в США, Японии, возможно и в других странах. Уже есть рабочие образцы. Технических проблем для создания ИБМ нет. Поэтому их появление также можно предполагать на ближайшие 5-10 лет. Однако техника новая, и массовое появление ее в войсках произойдет не раньше, чем через 10-15 лет. На отладку, модернизацию уйдет еще 5-10 лет. Поэтому повседневной реальностью любой войны ИБМ станут лет через 15, вряд ли раньше. Опять же, стоимость. Это вам не обычный ОЗБК для “махры”, это почти целый БТР. И экзоскелет денег стоит, и навесного оборудования на ней будет немало, так что стоимость ее будет приближаться к стоимости дорогого автомобиля, и будет всего в несколько раз меньше стоимости БТР. Т.е. порядок цен колеблется в районе 100 тыс. у.е. Так что обычную пехоту в ОЗБК они не заменят, а станут лишь новым видом войск, чем то средним между пехотой и бронетехникой.

9. ОРУЖИЕ С УЧЕТОМ ИБМ

С появлением и распространением ИБМ и ОЗБК 2-го поколения (что произойдет ориентировочно через 15 лет) встанет вопрос об эффективности оружия. Против ИБМ будут малоэффективны не только легкие стрелковые системы, но и все осколочные средства поражения (гранаты, автоматические гранатометы). На противопехотные мины ей будет наплевать, а противотанковые на нее не будут срабатывать (маленькая масса, мало железа по сравнению с бронетехникой). Даже монки человек в ИБМ будет держать метров с 10ти.

Как всегда с появлением нового оружия кто-то начнет шевелиться, отдавать распоряжения и давать деньги только после начала его применения, т.е. после того, как выяснится низкая эффективность старого оружия против новой техники. Будут отданы “приказы Родины” на разработку в кратчайшие сроки новых средств поражения для штатного оружия, чтобы оно “брало” новую броню. Так же будет в авральном порядке поставлено на вооружение оружие, показавшее эффективность против нового врага. Опять же без учета того, оптимальным ли это является, или просто другого в бою не было. Так было с танком ИС-2, на который после Курской дуги поставили 122мм орудие, хотя эффективнее 100мм с унитарным заряжанием. Так было с огнеметными танками, которые сняли с вооружения после Афгана, хотя в Грозном их не хватало.

Скорее всего будет так

После очередной локальной войны, в которой появятся ИБМ и ОЗБК 2-го поколения, боеприпасникам будет даны указания по типу “сделайте так, чтобы АКМ брал БТР, быстро и недорого”. Приказы не обсуждают, а выполняют, хотя часто и по принципу “каши из топора”. Мужики из ЦНИИТочМаш, КБМ и КБП почешут репы, подумают, и сделают то, что само просится. Они разработают подкалиберные оперенные пули 7,62х54 и 12,7мм, а также сделают кумулятивные ВОГи для ГП и АГС. Против БТР такие ВОГи не нужны, ибо для надежного поражения техники нужно иметь бронепробиваемость струи не менее 150мм без учета брони (чтобы сдетонировал БК и надежно вырубить экипаж), а ВОГи дадут максимум 80-100мм.

А вот против ИБМ это то, что нужно – струя, летящая со скоростью 10-12км/c, проколет броню и разорвет человека внутри. Повесить же на ИБМ 80-100мм даже разнесенной брони по указанным выше причинам (масса и габариты) не получится. Однако эффективность стрельбы будет не ах. Попробуй гранатой, летящей со скоростью 50-60м/с (76 мс начальная скорость), попасть по человеку, бегущему со скоростью 20 кмч. Да с учетом точности ГП-25/30 в 60 см на 100м. Поэтому нормально работать из подствольника по ИБМ можно будет только на дистанции не более 50м. При этом, расклад дуэли обычного пехотинца с кумулятивным ВОГом против ИБМ, самым слабым оружием которого будет “Печенег” с тепловизионной оптикой, будет подобен дуэли мужика с обрезом одностволки против спецназовца с автоматом. АГС конечно будет работать и на 100м, но он больше и каждый боец его под мышкой не потаскает. Из РПГ попасть по ИБМ также не очень просто, дальность действительного огня также не превысит 100м. Короче, расклад войны обычной пехоты против ИБМ будет подобен войне колхозников с ружбайками против спецназа.

Я говорю так, ибо в ИБМ не будут сажать кого попало, в такую дорогую индивидуальную бронетехнику будут идти только лучшие. Вот подкалиберные пули – это интереснее. Они и летят быстрее, и стрелять ими можно точнее. Против 12,7мм с подкалиберной стрелкой из ВК12 или урана ИБМ противопоставить что-то будет сложно. Поэтому скорее всего будет сделан упор на вооружение снайперов линейных подразделений КСВ, к которым будут придаваться по паре магазинов “спецпатронов” – спецпатроны то дорогие, патронная промышленность разрушена, а нужны они будут всем и срочно.

Пулеметчикам и снайперам с обычными винтовками будут выдаваться также по паре магазинов или звеньев лент с подкалиберными 7,62мм, пробиваемость которых дойдет до 20-25мм броневой стали. ИБМ сначала будет немного, и такие меры помогут на время улучшить ситуацию.

В дальнейшем на ИБМ второго поколения будет применена разнесенное бронирование по типу танков, которое очень эффективно против пуль, летящих со скоростью свыше 1300мс, но бессмысленно против обычных скоростей. Это позволит снизить эффективность подкалиберных пуль и обычные 7,62 уже не будут брать ИБМ, хотя 12,7мм скорее всего останется.

Оружейники к тому времени разработают новый крупнокалиберный промежуточный патрон калибра 9-10мм с начальной скоростью 1100-1200мс обычной пулей, который будет иметь неплохую бронепробиваемость при приемлемых габаритах оружия. Для поражения всяких там Дронов, “Рейвенов” и прочих носимых БЛПА, движущихся с большой скоростью и имеющих маленькие габариты уязвимых частей, хорошо себя покажет новый промежуточный патрон 6х42 (в настоящее время уже разработанный в Туле).

Поэтому будет наблюдаться постепенный переход оружия на патроны с нач скоростью свыше 1000мс и хорошей баллистикой. Это вызвано увеличением скоростей и уменьшением размеров целей, что потребует минимального времени полета пули к ним.

Также будут разработаны кумулятивные активно-реактивные гранаты для АГС и подствольников с большой скоростью и наводкой по лазерному лучу (от ЛЦУ). Это потребует уже определенного времени на разработку и появление подобного оружия следует ожидать лет через 20.  28.10.09.

Опять же появится новое минное оружие. Мины нажимного действия (ПМН-“поминалки”) вместо осколочных и фугасных станут кумулятивными (по типу противотанковых противоднищевых кумулятивных мин), осколочные мины (ОЗМ-“озимые”) вместо бракованных шариков и роликов диаметра 6,35-8мм будут снаряжаться крупными отходами подшипниковой промышленности диаметром ф10-ф12,7мм, которые при начальной скорости больше 1000мс будут весьма уверенно “брать” ОЗБК и ИБМ в заднюю полусферу, а также поражать конечности.

Мины направленного действия (МОН – “монки”) будут комплектоваться стреловидными поражающими элементами (бракованными пулями от спецпатронов), или даже простыми игольчатыми роликами от подшипников. Вологодский ГПЗ щас много брака делает, на мины хватит.

В принципе, появление бронепехоты вызовет появление бронебойного противопехотного оружия – бронебойных подкалиберных пуль (БПП) и кумулятивного противопехотного оружия (КППО). Появление “адекватного ответа” для ИБМ и ОЗБК (панцирей 2-го поколения) ориентировочно произойдет через 4-5 лет после появления оных и отдачи “приказа Родины”.

Соответственно, в ИБМ 2-го поколения будет применена защита от БПП и КППО. Для защиты от БПП хорошо себя покажет разнесенное бронирование. А вот с КППО будут проблемы. Кумулятивные “поминалки” обычному пехотинцу будут отрывать ногу, а бойца в ИБМ будут размазывать по броне, т.к. струя будет резко поднимать давление в скафандре до пары тысяч атмосфер. Вышибные экраны на ногах и перегородки помогут сохранить жизнь бойца, но ногу будет отрывать все равно, а от кумулятивных ВОГов защититься будет вообще сложно. Поэтому будет применена электромагнитная броня (ЭМБ).

Смысл ЭМБ прост как две копейки. В разнесенном бронировании мы имеем внутреннюю прослойку из пенополиуретана или стеклотекстолита, которая является изолятором, а внутренний и внешний слои брони – обкладками конденсатора. Если подключить к ним потенциал (скажем от другого мощного кондюка), то при пробитии брони БПС или КС (кумулятивной струей) замыкают контур и по бронеэелементу пробивает мощный разряд. Разряд такой силы, что БПС разносит на куски, а КС испаряет. Заряжаться конденсатор может от движка (ИБМ или танка). Все вроде хорошо – при тонкой броне мы можем обеспечить хорошую защиту. Однако конденсатор не может зарядится мгновенно и от очереди БПП это не поможет, хотя для защиты от КППО будет незаменимо.

Появление ИБМ 2-го поколения с разнесенным бронированием и ЭМБ следует ожидать где-то через 5 лет после появления БПП и КППО, т.е. где-то 25 лет. А до того времени новое оружие хорошо себя зарекомендует не только против обычных ИБМ, но и против бронетехники. Кумулятивные поминалки будут портить гусеницы танкам и те не смогут ездить по ним, как по гороху. Новые ВОГи будут неплохо работать по БТРам, хоть и не уничтожая технику, но оглушая экипаж и выводя его из строя на пару часов. 12,7мм БПП будут также неплохи по бронетехники, а 7,62мм – по ОЗБК. Поэтому следует ожидать применения ЭМБ кроме ИБМ еще и на легкой технике типа БТР и БМП, а ОЗБК получат разнесенное бронирование для защиты от 7,62мм БПП.

Все эти радости (ОЗБК, ИБМ и БМП 2-го поколения с ЭМБ) следует ждать где-то через 25 лет. Дальше 25 лет я заглядывать не буду – получается уже гадание на кофейной гуще. Все выше описанное может появиться и через 15 лет, и через 40, 25 лет – это просто средневероятная цифра при современном темпе развития вооружений.

10. ТАКТИКА С УЧЕТОМ ИБМ

Появление ИБМ будет широко разрекламировано в СМИ, во всех уголках Интернета будут твердить о неуязвимости новоявленных “Терминаторов”. Везде будут ужасающие видео, как это чудище бегает по улицам со скоростью легкоатлета, залезает на балконы (усиленные, чтобы не отвалились), стреляет, вися на одной руке, и стоит под градом пуль из “калашей” и разрывами от ВОГов.

Будет создано впечатление, что вся пехота будет заменена на ИБМ (интервью у генералов, экспертов и прочих умников). Но сначала машина будет очень сырая и неудобная. И дорогая, ведь ОКР, рекламу в СМИ нужно отбить, и еще в карман положить. Сервоприводы будут отказывать, обзор будет не ахти, теплообмен тоже. Первых машин будет мало, и они поступят на вооружение контртеррористическим подразделениям, где будут отлажены.

После опыта применения ИБМ в спецназе возможно его постановка на вооружение в армии. Заказ будет наверное тысяч 5, но сделано будет меньше, тысячи две где-то. Даваться они будут самым подготовленным частям (типа 1-й бронекавалерийской бригады или “Дельты”), где сначала не будут знать, как их использовать.

Спецназ конечно быстро дойдет до применения их для вооружения отдельных групп, а армейцы сначала распылят их по мотопехотным отделениям, перемешав с обычной пехотой. Применяться ИБМ будут на самых горячих участках, где опасность для пехоты максимальна. Поэтому даже при небольшой численности они хорошо запомнятся не только противнику, но и всему миру (через СМИ).

Так было с русскими добровольческими отрядами в Югославии, общая численность которых не превысила 400 человек, а отряды были обычно не крупнее 15 чел. Но применение этих отрядов на самых активных участках фронта и их эффективность принесла им мировую известность.

После применения ИБМ в реальных конфликтах (это будет, как уже говорилось выше, лет через 15), будет разработана тактика как их применения, так и противодействия им.   Применять ИБМ будут в отдельных группах, т.к. обычная пехота снижает подвижность подразделения и увеличивает его уязвимость. Крайне эффективными окажутся отдельные разведдиверсионные группы спецназа на ИБМ, которые смогут бегать по горам и лесам в 3-5 раз быстрее обычных спецназеров и тащить при этом в разы больше всяких “вкусностей”. Они могут легче уходить от облав, тащить раненых, а в случае прорыва иметь огневой перевес перед обычный пехотой. Получится своеобразная мобильная группа индивидуальных малогабаритных проходимых БРДМов.

Главные претензии будут к надежности и экономичности движка и сервоприводов. При бое в городе они будут использоваться для зачисток зданий и непосредственно штурма. Обычная пехота будет уже занимать позиции, брать их будут ИБМ. БТР они конечно не заменят и лбом на БМП не попрут – для 30мм они не противники при “честном” бое. Но в штурмовых отрядах и в разведгруппах они покажут себя хорошо.

При огневом контакте с ИБМ сначала будет не сладко: стрелковое оружие брать их не будет, на всякие взрывные противопехотные радости им будет также наплевать, а РПГ будет мало и попасть по ним будет сложно. Мужикам придется как всегда быстро думать и что-то импровизировать. Будут созданы специальные команды “застрельщиков” с КСВ или ПТР, спрос на которые резко возрастет.

Повысятся требования к гранатометчикам, в которых будут брать самых лучших стрелков и которых будут холить и лелеять.

Изменится минные постановки. Фугасы станут мощнее, растяжки будут снабжаться не гранатами Ф-1, а противотанковыми минами ТМ-83, повешенными на стену (применялось в Югославской войне), обычными ТМ-54 и артснарядами 122 и 152мм, закопанными или спрятанными радом с местом прохода ИБМ. Возможна стрельба по ИБМ из ПЗРК, хоть их и жалко.

Через пару лет станут по капельке поступать новое оружие, описанное выше. Но и ИБМ будет тоже немного. Тут уже станет полегче. Оружие новое есть, враг известен, так с ним бороться, тоже понятно. Все бойцы будут в подствольнике (а к тому времени уже скорее всего в надствольном многозарядном гранатомете) постоянно таскать кумулятивный ВОГ на случай встречи с ИБМ в темном углу, снайперы будут приматывать второй магазин с БПП, на который будут менять обычные патроны при появлении ИБМ на горизонте, пулеметчики и АГСчики будут таскать спецкоробку для тех же целей. Саперы будут все заставлять новыми кумулятивными “поминалками”, МОНками и ОЗМами с крупными элементами. АГС и РГ-6 получит комплекс наведения управляемых активно-реактивных ВОГов по лазерному лучу.

Появятся специальные учебные гранаты с краской для РПГ, которые будут применяться для отработки стрельбы по ИБМ. В качестве мишени будет применяться либо трофейные ИБМ (с вышедшим во время боя движком или сервопроводами и в последствии захваченном и починенном), либо отечественные, которые также начнут поступать в войска, правда в мизерном количестве. Чел в ИБМ будет бегать по полю, а бригада гранатометчиков будет стрелять по нему гранатами с краской разного цвета. Болванками по живому человеку лучше не стрелять.

Возможно, организуют курсы гранатометчиков, где будут компьютерные тренажеры для отработки стрельбы по малоразмерной быстродвижущейся цели. Появятся новые снайперские винтовки, адаптированные для городских боев против ИБМ под новый патрон, может, ПК новый сделают в Коврове под тот же патрон. Конечно, всего этого будет очень мало, и воевать придется в основном старым оружием – АК с ГП, ПК, СВД и РПГ7, может АСВК будет еще. Но будет уже легче.

Через 5 лет, после распространения нового оружия – БПП и КППО, появятся новые ИБМ 2-го поколения с разнесенной и электромагнитной броней. Как уже говорилось выше, это будет через 25 лет. Бороться с ними будет уже тяжелее. По пассивному бронированию они будут устойчивы к 7,62мм БПП, а 12,7мм БПП будет уничтожаться ЭМИ. Также резко снизится их уязвимость КППО. Пока не будет придумано новое оружие для поражения таких машин, мужикам придется опять что-то придумывать “на коленке”. В частности, новые ИБМ будут обстреливать снайперские пары дуплетом, когда первая пуля нейтрализует ЭМБ, а вторая наносит поражение бойцу в ИБМ. Очередь из АГСа кумулятивными ВОГами также будет валить новое чудо техники. Бойцы с автоматами возможно сначала будут обстреливать ИБМ из автомата БПП, снимая заряд ЭМБ, а потом уже лупить с подствольника на поражение. Даже упражнение новое появится – двойка плюс выстрел из подствольника с минимальной задержкой. Пулеметчики будут примитивно долбить по ИБМ, постоянно снимая заряд и подставляя ее под огонь других средств. РПГ будут работать тандемными гранатами, а саперы ставить две мины одна над другой. Короче как всегда, че-нибудь придумают из веревочной петли и палки. Правда, за эту науку заплатят кровью. Тоже как всегда.

По опыту применения ИБМ будет сделан вывод, что, хотя они и защищают бойца, но все равно бойцу приходится лезть к черту в зубы, идя на штурм развалин, забитых гранатометчиками, или на зачистку здания, напичканного фугасами. Будет высказано пожелание, что лучше бы, чтобы в ИБМ человека в этот момент не было. Т.е. в “мясо” лучше посылать роботов, а не спецназ. Но разработка нормальной координации у роботов – дело сложное, создание искусственного саморазвивающегося интеллекта – дело будущего, да кроме того оно может попасть под запрет, как и генная модификация человека.

Что делать? А все просто

Мы сажаем человека в костюм с датчиками, надеваем на голову шлем виртуальной реальности, и он у нас начинает бегать. Т.е. бегает не он, а робот, на приводы которого передаются сигналы с датчиков костюма человека, а с видеокамеры робота передается информация на шлем оператора. Мы получаем полностью вынесенное управление – дистанционно управляемую машину, заменяющую человека.

Однако остается проблема передачи информации. Тащить за таким безпилотно-бегающим аппаратом (БПБА) шлейф проводов не удобно – в деревьях путаться будет, и в зданиях тоже. По лазеру управлять – нужна прямая видимость. Остается из того, что известно на сегодняшний день, только радиосвязь. Но ее могут глушить, да и роботы будут друг другу мешать, засоряя эфир.

Поэтому вероятно применение (до изобретения новых способов передачи информации) связи между оператором и роботом либо по средством маломощного передатчика (типа PRM или LPD), что удобно, но не надежно, либо с помощью управления по проводам, что неудобно, зато надежно. Но связь могут глушить, а провода может перебивать осколками. Поэтому на большие расстояния такие связки “БПБА -оператор” работать не будут. Мне видится вариант, когда оператор сидит в БМП в обычной ИБМ, но подвешенной над землей и с опущенным перед лицом экраном монитора, и болтает руками и ногами. А робот бегает на доразведку, на зачистку и на штурм близлежащих зданий и зеленки. Если его отрубят, он просто остановится, а другой робот его подберет и оттащит к БМП, либо потом заберут.

Боец в ИБМ в это время сидит в бэхе, а после израсходования всех БПБА, может уже и сам выбраться из БМП и принять участие в празднике. Роботы при этом могут быть любых размеров, хоть гномик с автоматом массой в 30-40 кг. За счет отсутствия человека внутри БПБА резко уменьшается забронированный объем, что ведет к уменьшению размеров и увеличению защищенности при той же массе.

В итоге мы получаем ситуацию, когда в бою в передней линии бегут БПБА, над ними летят разведывательные дроны, за ними едут танки и БМПТ, а за этим всем добром едут БМП, в которых в ИБМ сидят операторы БПБА и болтают ногами. Жуткая картина… Против лома нет приема, будем мочить бегающих, ползающих и летающих роботов, глушить и отрубать им управление, а после того, как они кончатся, будем мочить всех остальных. Но роботы получатся маленькими, хорошо бронированными и быстробегающими. По ним обычными патронами стрелять не с руки, тут нужны быстролетящие элементы, чтобы, как уже говорилось выше, уменьшить время полета пули к цели и, соответственно, поправки и погрешности при стрельбе.

Посему очень желательно, чтобы к тому времени (т.е. через 25 лет) на вооружении массово стояли образцы стрелкового оружия с высокоскоростными пулями.

11. СТРАТЕГИЯ ВПК С УЧЕТОМ ИБМ

Теперь посмотрим, как будут обстоять дела в военно-промышленном комплексе с появлением ИБМ. В Штатах компании постараются максимально разрекламировать новую технику и нажиться за счет Минобороны. Конгресс будет посылать их на х… с такими ценами, уменьшать объемы заказов и пытаться отбить свои “бабки”, вложенные в ИБМ в локальных очередных войнах ради “жизненно-важных национальных интересов”. Business is Business.

Франция будет опять сама по себе пытаться создать собственную ИБМ, напичкает ее электроникой (благо она во Франции неплохая), примет на вооружение из-за недостатка средств несколько сотен машин вместо нескольких тысяч. Новая техника сразу же попадет в департамент юстиции, где будет использована в городских столкновениях с французами арабского происхождения, албанцами и прочими европейцами. Такова жизнь.

Немцы посмотрят на всех и разработают свою машину, надежную, удобную и дорогую. Для себя.

Израиль сразу же уцепится за ИБМ, созовет конструкторов, вояк, медиков и создаст машину под себя, после чего массово внедрит ее в войска. И в очередном Ливане 20** мы в городских зачистках по ящику увидим уже не перебегающих евреев в зеленке с М4, а в основном ИБМ. Оно и понятно – евреев мало, а арабов много.

Китай, охреневший от свалившегося на него в 2009г бремени самой сильной страны в мире, в “головокружении от успехов” попробует создать свои дешевый аналог из стыренной ИБМ, после чего поставит его на вооружение, проведет пару тысяч ИБМ по Пекину и попробует реализовать свои амбиции на мировое лидерство в какой-нибудь войне за ресурсы, с Вьетнамом, с Кореей или с нами.

Япония же создаст свое чудо техники, не продаст его никому и будет лелеять планы отнять у кого-нибудь что-нибудь. Возможно, впишется в войну с Филиппинами или Австралией. Саудовская Аравия закупит по тысяче ИБМ у Франции, США и еще кого-нибудь, после чего будет их обкатывать в пустыне друг против друга. Иран сам с усами, он уже большой мальчик, так что попытается создать свою собственную машину.

Ирак с Афганистаном ничего не будут пытаться – им не до того. Пакистан с Индией сначала у кого-нибудь закупят, а потом наладят выпуск у себя. Южная Америка, будет смотреть на все это движение и думать, закупить себе пару сотен “Терминаторов”, или плюнуть.

Что же будет в России? Для того, чтобы предсказать, создадим мы ИБМ, и если да, то когда и сколько, нужно понимать, как это вообще делать. Разработкой панцирей и новых СИБЗ может заниматься только НИИ Стали, может еще “Спецтехника и Связь”. Частные компании не могут себе позволить НИОКР из-за принципа принятия военной техники на вооружение. Кто не знает, у нас существует принцип тендера. Т.е., кто-то создает новую технику, ее испытывают, Минобороны принимает ее на вооружение, забирает себе чертежи и объявляет тендер на изготовление. Посе чего фирма “Рога и копыта” говорит, что она сделает новую машину дешевле, чем профильное предприятие. И заказ отдают ей. Чудо фирма в лучшем случае сделает машину по принципу “каши из топора”, т.е. нескоро и дорого, а обычно деньги уходят х.з. куда и армия ничего не получает, или получает дерьмо. Уголовное дело через некоторое время тихо закрывают. Разработчик же фигу с маслом получает за свои труды. А опытно-конструкторские работы не оплачивают – за свой счет пожалуйста. Так что че-то новое пытаться делать фирмам без смысла – проще дождаться тендера, сказать, что сделают дешевле, и после получения заказа “варить кашу из топора”. В НПО “Спецматериаллов” в Питере даже конструкторской группы по разработке броников нет – все делают несколько конструкторов “за все”. А зачем? Ведь все равно не заплатят, а заказ украдут? Прецеденты уже были. Такая же ситуация была и в Российской Империи.

Что делать с этим – вопрос другой работы. Мы же можем сказать, что скорее всего, ИБМ первыми мы не создадим, а создадим только после массового распространения ее у “вероятного противника”. Так что в случае войны у нас их считай не будет. Для их создания необходимо объединить усилия НИИ Стали, КБМ, завода “Звезда”, разрабатывающего скафандры, КБП и, возможно, еще кого-нибудь.

Вся эта корпорация должна работать в одной связке, где броню и защиту разрабатывают в НИИ Стали, экзоскелет в КБМ и КБП, системы жизнеобеспечения на “Звезде”, а силовую установку и электронику еще где-нибудь. В этом случае возможно создание ИБМ в России. Но будет это не раньше, чем лет через 5 после применения ИБМ в конфликтах другими странами. Лидерами же в разработке ИБМ следует считать США, Израиль и, возможно, Японию.   Поэтому следует свыкнуться с мыслью, что ИБМ у нас раньше, чем через 20 лет не появятся. Посему упор необходимо сделать на создание и массовое распространение ОЗБК, а также разработку БПП и КППО.

Сейчас же желательно разработать и принять на вооружение патроны с высокой начальной скоростью и оружие под них. Один патрон есть – 6х42. Под него разрабатываются снайперские винтовки с дальностью эффективного огня более 500м. Второй крупнокалиберный промежуточный патрон предстоит сделать. Я вижу его как 9х80 с большой степенью бутылочности гильзы, хорошей баллистикой и начальной скоростью пули 1200-1300м/с. Пока что под него можно сделать горную снайперскую винтовку с дальностью стрельбы от 1000 до 2000м.

В дальнейшем, при наличии патронов и оружия под них, можно разработать пулемет на бронетехнику и единый пулемет. Патрон 6х42 можно применить в новых автоматах. Параллельно желательна разработка стрелко-гранатометного комплекса по типу американского OICW или австралийского комплекса на базе “Steyr” AUG. Разработка для него при появлении ИБМ кумулятивных управляемых гранат позволит создать весьма неплохое личное оружие для боя в условии применения ИБМ и БПБА. Кумулятивные противопехотные мины и усиленные МОНки и ОЗМки можно легко пустить в серию с минимальными переделками.

Стреловидные подкалиберные пули несложно разработать, но не так просто наладить их массовый выпуск. Так что их будет не хватать. Этим всем следует заморочится в ЦНИИТочМаш и КБП. ОЗБК – прерогатива НИИ Стали, им и карты в руки. А войскам пока следует готовится воевать против ИБМ тем, что есть, как ни неприятно это говорить. Удачи мужики. Лет 10-15 у вас есть. А мы пока попробуем вам че-нибудь новенькое дать.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В этой статье я попытался обобщить всю известную мне информацию по средствам индивидуальной бронезащиты, на основе этого попытаться прогнозировать на среднесрочную перспективу (до 25 лет) их развитие и то, как это повлияет на тактику боя и оружие, а также дать рекомендации по тому, что делать сейчас. Насколько я прав, а насколько ошибался – покажет время. Надеюсь, что эта статья будет полезна военным, производственникам и всем тем, кто интересуется вооружением и будущим нашей страны.

Автор Смирнов Василий

Источник