Ножевой бой

Танто Дзюцу – назад в будущее

Нож постепенно и достаточно неумолимо, становится не только рациональным и достаточно универсальным рабочим инструментом на каждый день, но и мощным средством самообороны, дающим человеку шанс выжить в условиях преступных посягательств. Сегодня в разделе нашего сайта “Ножевой бой” рассказ о Танто-дзюцу кои но такинобори рю. Рассказывает Андрей Николаевич Кочергин.

Нож постепенно и достаточно неумолимо, становится не только рациональным и достаточно универсальным рабочим инструментом на каждый день, но и мощным средством самообороны, дающим человеку шанс выжить в условиях преступных посягательств .В этой связи “рынок” очень живо отреагировал на появившийся, “потребительский” интерес… Моментально появились зарубежные и отечественные преподаватели, школы и стили применения ножа. Как же разобраться в этом пёстром многообразии, при условии того, что каждый Мастер считает (и не “скрывает”) свой стиль “самым правильным”, а школу самой авторитетной.

Задача, мягко говоря, не простая, а учитывая, что многим приходится делать подобный выбор впервые, просто архисложная!

Но есть очень доступная система определения полезности любого явления, – здравый смысл и прагматичный подход:
  1. Зачем Вам нужны эти брутальные знания? Очевидно для овладения системой противодействия противнику, зачастую вооружённому. Данное противодействие не может быть лёгким, потому взяв в руки оружие, тот же нож, Вы моментально попадаете на грань где балансирует Ваша жизнь и жизнь другого человека, каким бы негодяем он не был! Ранить или убить человека очень сложно, потому Вам придётся переступить через огромный пласт заложенных с детства морально-этических норм, брезгливость и просто страх. Более того, применение оружие неминуемо будет рассмотрено в суде и так далее… Верите ли Вы теперь, в лёгкое обучение ножу? Как можно легко научиться тому, чему протестует всё человеческое естество?!
  2. Что именно, Вы представляет себе, как угрозу, готовы ли Вы к внешней агрессии, что Вы о ней знаете и как собираетесь ей противостоять? И почему именно нож должен решить эти Ваши проблемы? Чему именно Вы должны научиться при обращении с ножом, исходя из предполагаемой внешней угрозы?
  3. Как проверяют в данной школе степень готовности обучаемого, …как по уровню хореографии!!! (шутка)
  4. Что должно, на итог, убедить Вас в правильном выборе школы, исходя вышеперечисленных пунктов осознания и последующего осмысления?

Данные, вполне не профессиональные, но здравые размышления, способны уберечь Вас от “экзотической группы здоровья”, где Вам в свободное от работы время, в лёгкой и увлекательной манере преподнесут несколько эффектных “па” с оружием в руках и произнесут несколько авторитетных имён, стоящих как бы за спиной данного направления.

Но запомните одно, крайне важное уточнение, не заплатив за ужасные знания, ужасную цену, Вы, скорее всего, получите игрушечные “перчатки из дерматина, оплатив в кассе за лайковый вариант”. Не обманывайтесь, в деле боевой подготовке (а в части применения ножа, это именно она!) не бывает укороченных путей, облегчённых лазеек и скидок “по знакомству”.

Мы начали изучать боевой нож более 15-ти лет назад. Уникальность ситуации заключается в том, что изначально исследования носили исключительно военный характер, где в силу тактики армейских спец. подразделений, нож был скорее средством поражения живой силы противника и не подразумевал симметричного контакта. Если Вы ввязались в силовую борьбу, то видимо, не достаточно подготовлены в тактико-технической части применения оружия.

Созданная система боевой подготовки НДК 17, это комплексный продукт направленный, прежде всего, на психическую готовность и техническое совершенствование приёмов применения оружия, ножа в том числе.

Но эта военная система не вполне подходила под “гражданские задачи самообороны” и не имела, возможно, самого важного (для улицы) компонента, симметричного боя с ножом. Так как военный профессионал не имеет права доводить подавление противника до драки, нет у него для этого ни времени, ни тактической возможности, ни права нарушать режим секретности.

Именно эти размышления подвигли нас в 96 году создать тактико-техническую базу нового (назад в будущее) вида спорта, представляющего собой полноконтактные бои с ножом. Сразу оговорюсь, мы совершенно уверены, – выдумать (пускай даже с самими благими намерениями) новую систему мордобоя или систему применения холодного оружия, не возможно. Потому слишком много людей, слишком много тысяч лет раздумывали над “остроумными” способами уничтожения себе подобных… Единственное, что можно “изобрести”, это новые правила соревнований и содержание методики подготовки, а это, если верить спортивной науке и есть новый вид спорта! Именно так мы отличаем вольную борьбу от греко-римской, – по правилам соревнований и вытекающей методике подготовки.

Итак, перед группой исследователей, встала задача, на имеющемся материале создать полноконтактный, а значит максимально приближённый к реальности вид спорта, олицетворяющий собой бой противников на ножах. Ни много и не мало!

Как уже упоминалось выше, психическая готовность, есть главнейшая часть подготовки в применении оружия, единственный, действенный способ её укрепить, это заставить человека сражаться, преодолевая боль и страдания, осознавая всю реальность предполагаемой опасности, но оставаясь при этом в достаточных физических кондициях.

Эти соображения подвигли нас на исследование японского опыта применения ножа, – Танто. Почему именно Танто? А в силу удивительно стройной системы психотактического тренинга древних боевых школ (рю) Японии. Иккен хиссацу, – одним ударом на повал, так звучала наступательная доктрина подлинного самурая. Ни каких несущественных движений, лаконично и сдержано, то есть собранно и крайне целеустремлённо, как замечательно это напомнило нам СБП НДК 17, ни каких финтов и траты времени на “хореографические зарисовки”, – вперёд и только вперёд. Лучшая оборона, – это нападение!(с)

Помимо психической составляющей, не приемлющей право на поражение и абсолютную самоотдачу, мы изучили и взяли на вооружение основные технические элементы Танто Дзюцу, это стойки (Камаэ) и первичную техническую базу (Кихон).

В процессе эволюции, за эти годы, в нашем арсенале от первоисточника остались лишь хват ножа и правосторонняя стойка с положением спины и головы. А добавился биомеханический анализ и более чем длительные исследования, направленные на очистку движения в поиске максимальной скорости, представляющей собой воплощение кинетической энергии. Одно осталось неизменным и более чем нас устраивает, – это психическая доктрина самураев прошлого, – мы не стремимся к победе, мы всего лишь лишили себя права на проигрыш…

Что это значит, как победа отличается от “отсутствия проигрыша”, – спросите Вы? Согласимся, что данные понятия практически тождественны, но победа “любой ценой” слишком утомительна для психики и вызывает подсознательные сомнения в своих силах. Невозможность проиграть, означает, что бойцу с первых секунд появления в зале доказывают, что лучше рухнуть без чувств, сражаясь, чем проявить малодушие и оскорбительную слабость, мы сражаемся скорее с собственными слабостями, чем с противником, решившим нас в них убедить. Именно по этой причине мы сознательно не прибегаем к средствам защиты, оставив лишь паховые протекторы и капу на зубы. Деревянные Танто фирмы Kwon, это клинок, способный при уколе пробить куртку кимоно и оставить более чем настоящую дыру в теле. А при “лёгком порезе головы” зачастую течёт, настоящая кровь… Оценки в подобных боях крайне просты Иппон (чистая победа – 4 очка) – технически грамотный, мощный порез шеи, укол грудной клетки, оставивший след на теле и такой же грамотный укол спины. Вазаари (пол победы – 2 очка) порез головы, укол брюшной полости или не вполне качественные движения, предусмотренные на Иппон. При потере ножа бой ведётся иными средствами, то есть руки ноги, голова и всё что угодно, за исключением пары запрещений принятых в Танто Дзюцу, – нельзя колоть Танто в голову и выдавливать глаза, ах да, мы ещё запрещаем бить в затылок (нам, видимо, очень больно, – шутка). Всё что не запрещено, – разрешено! Только такой кровожадный подход способен показать бойцу, степень его боевой готовности и психической устойчивости и не на умозрительных тестах, а в процессе реальной схватки, с болью, ужасом и противником, не имеющим право на трусость.

Как Вы думаете, много ли народу с песнями и плясками кинулось к нам в залы, для занятий этим, – “мягко говоря”? А мы и не ждали обвальной популярности, – как выяснилось, зря не ждали… потому если в самом начале Танто Дзюцу Кои но такинобори рю (IUKKK) занималось 7 человек в Питере, то сейчас у нас уже и 3-и зарубежных отделения (Голландия, США, Мексика) и более чем востребованные и одиозные группы в Москве, Риге, Тирасполе, Челябинске и Питере, не считая наших молодых отделений, лишь недавно получивших сертификаты.

Удивительно, но данная разновидность Танто Дзюцу не нашла понимания в Японии и была охарактеризована, как пропаганда насилия, чем не мало нас повеселила. Майкл Канн (ФРГ), Давид Дрепак (Израиль), Любомир Врачарович (Сербия), профессор Сотис (ЮАР), Ричард Бустилло (США), профессор Родольфо Альварес (Мексика) вот перечень специалистов на уровне Гранд Мастеров, высоко оценивших этот российский проект в Танто Дзюцу. Хотя тот же Майкл Канн, уточнил, что на большей части территории Европы (очевидно, он исключил территорию России) не то, что преподавать, а показывать это будет запрещено, потому всё то же насилие…

А мы и не скрывали, что Танто Дзюцу Кои но такинобори рю, – это для тех, кто любит погорячее, в России таких оказалось не мало! Как я обычно добавляю, …скорее всего, в дурдоме, упал забор! (с) А. Кочергин

Статья Андрея Николаевича Кочергина. Опубликована на его официальном сайте www.koicombat.org