Люди, аналитика, события, комментарии

Террористы-смертники

80% терактов с участием смертников с 1968 года были совершены уже после событий 11 сентября. Как бы то ни было, несмотря на расхожее мнение, большинство террористов идут на это вовсе не из религиозного фанатизма. Кто эти люди, которые умирая убиваю десятки и сотни невинных людей? На заглавном фото вы, кстати, видите, как американский солдат держит в руке останки одного из этих убийц, который совершил самоподрыв в Ираке.

Одним из главных инструментов новой мировой войны является суицидальный терроризм. Это явление нельзя назвать новым, но его стремительное распространение, фиксируемое с середины 90-х годов, свидетельствует о выявлении угрозы, противопоставить которой на сегодняшний день практически нечего. У смертников нет пути назад, нет стратегии выхода. Смертники приходят не для того, чтобы вести переговоры, а для того, чтобы умереть. Поэтому любой оперативный эпизод с их участием – это не просто террористический акт, это акт тотальной войны.

Террорист-смертник — террорист, который совершает террористический акт, жертвуя своей жизнью.

Первыми террористами-смертниками можно конечно считать ассасинов в ХI веке в Персии, о которых “Жетi Арлан” уже рассказывало .Их лидер Хасан ибн Саббах поручал своим последователям убивать высокопоставленных «грешников», и ассасины для этого были готовы пожертвовать своей жизнью.
В семидесятые годы ХХ века радикальные мусульманские духовные лидеры объявили самопожертвование в борьбе с врагами видом мученической смерти. В декабре 1981 года террорист-самоубийца взорвал себя в посольстве Ирака, расположенном в Бейруте (Ливан), при этом погибло 27 человек, несколько сотен получили ранения. Этот теракт был организован террористической организацией «аль-Дава». Одним из первых крупных терактов с участием смертников стал подрыв казармы американских войск и взрыв у штаб-квартиры французских войск в Бейруте 23 октября 1983 года. С тех пор теракты с участием смертников стали обычными для исламистских террористических организаций. Число терактов, совершенных смертниками, возросло с 31 в 1980-х до 104 в 1990-х годах. Самыми крупными по числу жертв из них стали террористические акты 11 сентября 2001 года в США. С 2000 г. использование террористов-смертников стало одной из основных тактик исламистского терроризма в России.
В ходе Иракской войны с 2003 по 2010 год от действий террористов-смертников погибли 200 солдат коалиционных сил (военнослужащие США, Великобритании, Италии, Болгарии, Таиланда) и не менее 12 000 мирных иракцев; из 4000 проанализированных жертв среди гражданских лиц 25 % составляли женщины и дети.
Террористы-смертники активно применяются талибами в Афганистане. В июле 2012 года афганская разведка сообщила, что за прошедшие два года ей удалось задержать 241 смертника, сорвав тем самым покушения на вице-президентов, министров, членов Верховного суда, губернатора северной провинции Балх и депутатов парламента.
Террористов-смертников применяли и неисламистские террористические организации, например, Рабочая партия Курдистана, Ливанская коммунистическая партия, Сирийская националистическая партия, шри-ланкийская террористическая организация Тигры освобождения Тамил-Илама, которая создала подразделение «Черные тигры», состоящее исключительно из смертников.

 

Почему смертник??

  1. Исполнитель теракта не нуждается в путях отхода после его совершения, поэтому подготовка теракта становится менее сложной задачей и значительно уменьшается возможность его предупреждения.
  2. Подобные теракты оказывают большее психологическое воздействие на общество, так как свидетельствуют, что террористов невозможно запугать ответными акциями возмездия.
  3. Создается «героический» образ «мучеников», что помогает террористическим организациям вербовать сторонников.
  4. Исполнитель теракта не может быть допрошен после его совершения, что усложняет расследование преступления и поиск его организаторов.

Примерный психологический портрет террориста-смертника.

Существуют различные разновидности терроризма: информационный, экономический, социальный (бытовой), политический, идейный, религиозный. В последнее время все чаще на первый план выходит такая разновидность терроризма, как суицидальный терроризм (использование террористов-смертников). Это обусловлено рядом причин:

– ростом числа подходящих кандидатов в террористы–смертники (ухудшение уровня жизни, возрастание количества вдов, сирот, одиноких, отверженных, обиженных, озлобленных, агрессивных людей, оказавшихся в трудных, на их взгляд, безвыходных ситуациях, потерявших чувство привлекательности жизни и готовых при определенных условиях, как позитивных (идея, вера, любовь), так и негативных (шантаж, дискредитация, страх), расстаться с жизнью. Остается только создать эти условия);

– наименьшим риском и наибольшей скрытностью при доставке взрывчатых веществ к месту скопления большого количества людей (возможность проноса под видом личных вещей, в том числе с размещением на теле под одеждой);

– относительной дешевизной подготовки террористов-смертников;

-возможностью уйти от ответственности организаторам террористических акций. Деятельность террористов-смертников осуществляется в рамках идеологических течений и общественно-политических движений, стремящихся повлиять на процесс общественного развития, исходя из собственных, агрессивных представлений о нормах жизни.

Теоретическое обоснование террористической деятельности, как известно, сводится к тому, что современное общество утратило способность к конструктивному и ненасильственному решению общественно-политических проблем. В результате этого объектом террористических акций становятся не только политические деятели, но и обычные люди, которые, по мнению террористов, должны быть патологически запуганы, чтобы легко поддаваться требованиям «нового порядка».

Как результат вышеизложенного, террористы-смертники стали широко использоваться для совершения крупных, масштабных террористических акций, вызывающих широкий общественный резонанс. Всему миру известны такие теракты с их участием, как взрывы 11 сентября в США, в феврале 2004 г. в Московском метро, в июне 2003 г. на рок-фестивале в Москве, двух самолетов в августе 2004 г. Активно используются террористы-смертники против правительственных сил и армии США в Ираке.


Для исполнения террористической акции наиболее подходят люди с определенными индивидуально- и социально-психологическими особенностями, возрастными данными и религиозными убеждениями.

В связи с этим для правоохранительных органов приобретает особую актуальность составление примерного психологического портрета террориста-смертника, учитывающего эти особенности.

Рассмотрим подобный портрет более подробно.

1. Общие сведения.

Это подростки 7-14 лет, молодые люди, девушки 15-17 лет, сироты из малообеспеченных семей, не имеющие влиятельных родственников, молодые вдовы, как правило, не старше 35 лет, глубоко верующие (мусульмане) мужчины среднего возраста, совершившие религиозные или бытовые преступления и осужденные шариатскими судами к смертной казни. Чаще это люди одинокие, не имеющие близких родственников или потерявшие связь с семьей.

2. Внешние признаки и признаки поведения
Террористы часто выглядят старше своих лет. Мужчины, как правило, чисто выбриты (подготовка к обряду погребения), в безукоризненно чистой обуви. Смертник может иметь отстраненный или, напротив, сосредоточенный взгляд, держаться настороженно, обособленно от других. В целях маскировки женщины-смертницы могут выдавать себя за беременных, могут использоваться лица с различными увечьями (без руки, ноги, глаза и т.п.). Могут иметь место подозрительные (неестественные) выпуклости в районе пояса, носимые объекты, замаскированные под бытовой предмет, рюкзак, сумку, детскую коляску и тому подобное, к которым террорист относится повышенно осторожно. Он обычно прижимает вещи к себе и периодически их непроизвольно ощупывает. Одет, как правило, в одежду, соответствующую местным условиям, стилю, погоде. Но одежда может и не соответствовать погоде для сокрытия на теле взрывного устройства (в зоне проведения может использоваться военная форма одежды). Приводом детонатора взрывного устройства обычно служит шнур или провод, зажатый в руке или виднеющийся из-под складок одежды (рукава).

Характерной особенностью поведения террористов-смертников является заметное немотивированное возбуждение, сопровождаемое обильным выделением пота, а иногда и слюны, повышенным вниманием к окружающей обстановке и людям. Некоторые из них произносят молитвы с переходом на шепот при приближении посторонних лиц.

3. Мотивация поведения.
а) религиозный, национальный, политический фанатизм;
б) кажущаяся безысходность жизни, вызванная совокупностью неблагоприятных обстоятельств: социально-экономических (нищета, отсутствие средств к существованию, жизненных перспектив, потеря близких, родных людей в военном конфликте, низкий образовательный, интеллектуальный, духовный уровень); этнокультурных (пережитки, устои прошлого, патриархальные традиции, обычаи, приниженность, бесправность роли женщины в семье); психологических (утрата смысла жизни, безразличие представителей власти, окружающих, духовная, эмоциональная, информационная, коммуникативная изоляция); психофизиологических (апатия, агрессия, фрустрация, страх, повышенная подверженность внушению идеологии «агрессивной исламизации», сопровождающейся прославлением и мифологизацией «подвигов» шахидов);
в) иная совокупность сложного мотиваци-онного комплекса, в основе которого лежит контраст негативных — нежелание продолжать жизнь, доведенное до отвращения к жизни, — и позитивных компонентов: благотворительных (материально обеспечить, хотя бы на некоторое время, семью, угодить родителям, роду, мужу, любимому человеку); идейных (вера в собственную миссию, избранность, служение высшей идее, духу, Аллаху, искаженное понимание своего родового, супружеского, религиозного, гражданского или корпоративного долга, выполнение ответственного и почетного задания, поручения); духовно-религиозных (желание очиститься от греха, искупить вину, прийти, слиться с Аллахом), психорегуляционных (избавление от тревог, страхов, фобий, чувства неполноценности); самореализационных (стремление к совершенству, соучастие в общей борьбе); эмоциональных (месть за вред, нанесенный товарищам по борьбе, единоверцам, соплеменникам, родственникам, соратникам по политической деятельности и т. д.).

4. Общая и специальная подготовка.
Уровень общей подготовки террористов-смертников не имеет принципиального значения. Вся специальная подготовка сводится к достижению беспрекословного подчинения наставникам и готовности к самопожертвованию.

В качестве дополнительного элемента идеологической подготовки молодых мужчин-смертников может использоваться:

  • противопоставление молодежи родителям и людям старшего поколения;
  • пропаганда среди мусульманской молодежи идеологии пренебрежения к труду, физической работе, социальной справедливости;
  • привитие чувства особенного ваххабитского достоинства и превосходства над лицами, исповедующими ислам другого толка;
  • компрометация обычаев и семейных устоев по традиционным для данной местности исламским традициям, привитие чувства неуважения к официальному мусульманскому духовенству, отрицание их учения в среде верующих;
  • пропаганда упрощенного исполнения мусульманских обрядов (совмещение нескольких молитв, отрицание требований традиционной школы ислама) в ваххабитских общинах и джамаатах;
  • навязывание (в том числе и методами физического давления) мыслей об уходе от национального обычая и переходе на позиции «чистого ислама»;
  • насаждение чувства безнаказанности за посягательство на имущество «неверных» (движимое и недвижимое), жизнь и здоровье «кафиров»;
  • призывы к проявлениям «джихада» с применением оружия, взрывчатых веществ, ядов;

В качестве элементов идеалогической подготовки молодых девушек («невест Аллаха») может использоваться:

  • предстоящее замужество;
  • сексуальное насилие, которое фиксируется на видео;
  • предупреждение жертвы и родителей, что запись насилия может стать известна всем друзьям и родственникам;
  • мощный идеологический и психотропный прессинг, цель которого — показать, что единственный выход — «смерть во имя Аллаха».

В качестве элементов идеалогической подготовки женщин средних лет («черных вдов») может использоваться:

  • отрыв этих женщин от семьи и максимальное подчинение джамаату (ваххабитской общине);
  • мощная идеологическая обработка и приучение к психотропным препаратам;
  • программирование действий по сценарию организаторов теракта.

В качестве элементов идеологической подготовки жителей различных национальностей конкретного региона может использоваться психопрограммирование.

5. Особенности социальной дезадаптации.
Особенности социально-психологической дезадаптации связаны с повышенной тревожностью, замкнутостью, ориентацией только на узкую группу наставников, повышенной пассивностью, деструкцией личностной сферы. В наличии постоянно неустойчивая, неадекватная самооценка. Причем она может быть как завышенной (до ощущения себя сверхчеловеком, решающим судьбы других людей), так и заниженной (нуждающейся в подтверждении за счет этих других людей). Целеустремленность является лишь фиксированным моментом психологической неустойчивости, достигающей уровня ненормальности. Личность акцентуированная, с необычно сильной, яркой, не вполне «нормальной» выраженностью некоторых черт.

6. Динамика психического состояния.
Психическое состояние террориста может меняться от едва заметного возбуждения до паники. Характер и степень изменения психического состояния террориста зависят от:

  • индивидуально-психологических особенностей;
  • сохранения подконтрольности психологического состояния при осознании: приближающейся смерти, наличия факторов, мешающих осуществлению террористического акта (сотрудников милиции, бдительных граждан, неблагоприятного стечения обстоятельств и т.п.);
  • использования психопрограммирования, психотропных и наркотических веществ.

 Одним из самых трагических примеров, безусловно, стало нападение на Всемирный торговый центр. Этот теракт, который совершили всего 19 исламистов, повлек за собой известные всем нам последствия: серьезный поворот в политике США, вмешательство в Ираке и Афганистане. Кроме того, это событие стало настоящей вехой в истории применения таких методов. Оценив последствия событий 11 сентября, использовать их начали сразу несколько террористических движений. По данным исследования, которое провел в 2007 вице-президент американского стратегического исследовательского центра RAND Брюс Хоффман (Bruce Hoffman), 80% терактов с участием смертников с 1968 года было совершено уже после 11 сентября 2001 года.

По большей части такие теракты совершаются в ходе асимметричных конфликтов (например, во время войн в Ираке и Афганистане). Так, например, талибы используют эти методы и их психологический аспект в качестве противовеса мощному военному арсеналу (танки, самолеты…), которым располагает афганская армия и ее союзники. «Теракт смертника оказывает серьезнейшее воздействие на врага: он вызывает страх своим эффектом неожиданности и производит сильное впечатление. Охваченные пламенем машины, врезающиеся в небоскребы самолеты – все это потрясающие воображение кадры, которые впечатываются в сознание противника», – отмечает Франсуа-Бернар Юиг. В военном плане такой теракт позволят нанести удар по агрессору и заставить его отступить, тогда как в информационном плане готовность человека пожертвовать жизнью ради многое говорит о его движении и целях. Как отмечает психоаналитик Надер Барзен (Nader Barzin), подобное послание нацелено на «членов общества противника для того, чтобы те могли повлиять на решения их государства».

«У нас нередко объясняют это явление религиозными и прежде всего исламскими верованиями: жизнь после смерти, гурии в раю и т.д. Тем не менее, по мнению американского политолога Роберта Пэйпа, все это совершенно ошибочно. Он утверждает, что теракты смертников не связаны ни с исламским фундаментализмом, ни с религией в целом, а направлены скорее на достижение относительно реалистичной стратегической задачи, которая заключается в том, чтобы вынудить демократические режимы вывести войска с их территории», – говорит Надер Барзен.

Несмотря на распространенное мнение, большинство групп, по всей видимости, идут на подобные действия не из религиозного фанатизма, а для того, чтобы заставить оккупантов уйти их страны. Американский политолог Роберт Пэйп (Robert Pape) продолжил эту мысль еще дальше. В опубликованном в 2005 году исследовании под названием «Смерть во имя победы: стратегическая логика террористов-смертников» (Dying To Win: The Strategic Logic of Suicide Terrorism) он говорит, что большую часть терактов за период с 1980 по 2003 год совершили вовсе не мусульмане (в первую очередь это касается «тигров» со Шри-Ланки).
Вообще, как отмечает директор Высшей школы практических исследований Пьер Лори (Pierre Lory), в Коране, который является краеугольным камнем мусульманской духовной культуры, не говорится ни слова о самоубийстве и смертниках. В основанном на хадисах (слова и записи пророка Мухаммеда) мусульманском законе жестко осуждаются любые виды самоубийства. В одном из хадисов говорится даже, что Мухаммед предрекал вечное проклятие в аду любому отважному мусульманскому воину, который бросится на острие своего меча, оказавшись не в силах терпеть боль от ран.

«Радикальные исламисты оправдывают свои теракты рассуждениями о священной войне, но я еще не слышал, чтобы в традиционном исламе допускалось самоубийство или убийство женщин и детей», – продолжает Надер Барзен. Таким образом, неудивительно, что действия смертников «Хезболлы» подверглись критике шейха Фадлаллы, который назвал их неприемлемыми, потому что ислам запрещает верующим сводить счеты с жизнью. Как говорит Матье Гидер, «использование подобных методов неоднозначно воспринимается среди исламистов. Одни говорят, что они допустимы, а другие – что нет, как видно на примере исламистского туарегского движения «Ансар-ад-Дин» в Мали».
Как бы то ни было, исламисты по-прежнему регулярно проводят подобные акции. Так, например, Движение за единство и джихад в Западной Африке (отколовшаяся ветвь «Аль-Каиды» в исламском Магрибе») организовало уже целую серию терактов с участием смертников по всему Мали. «Исламисты оправдывают использование этой тактики в том случае, если она отвечает интересам группы. Оно считается возможным в том случае, если направлено на врагов шариата, немусульманские державы и военных», – подчеркивает Матье Гидер.

По словам Надера Барзена, религиозная сторона дела служит лишь прикрытием в духе покрывающих воспоминаний Фрейда: это предлог для глубинной психической потребности выполнить свою нарциссическую цель. «С такой точки зрения террорист становится частью символической игры, в которой его смерть способствует сохранению идейной целостности группы людей, разделяющих те же чувства и заблуждения. Мы предполагаем, что психическое воздействие терактов смертников позволяет придать их действиям необходимый смысл для того, чтобы в будущем добровольцы продолжили считать, что вносят вклад в успех борьбы их сообщества», – отмечает психоаналитик.

В любом случае, в будущем эта тенденция вряд ли изменится. С начала апреля по всему миру было зарегистрировано по меньшей мере десять терактов с участием смертников, в результате которых пострадали около 100 человек.

При подготовке публикации использованы материалы  доктора психологических наук, доцента В.Н. Смирнова, заместителя начальника кафедры психологии, педагогики и организации работы с кадрами Академии управления МВД России.