Криминальная Традиция

Урки, воры, жиганы

ИЗ ИСТОРИИ ДВИЖЕНИЯ

Воры в законе пользовались огромным ува­жением и практически неограниченной властью в преступном мире СССР. В нас­тоящее время их роль значительно уменьшилась. Вор в законе, или просто — вор, считается хранителем Кодекса, т.е. воровского закона, который управляет как его поведением, так и поведением тех, кто придерживается воро­вской идеи.

Обычные воры существова­ли в Российской Империи в течение всей ее истории, как, впрочем, и в лю­бой другой стране. Во времена Петра I Россия изобиловала ворами, грабителями и разбой­никами, чему осталось немало свидетельств совре­менников. Только в предместьях Москвы воров было несколько десятков тысяч. Уровень органи­зованности и взаимодействия между воровскими «бригадами» в то время был незначительный. Как правило, жили они обособленно и на дело ходили отдельными, изолированными «бригадами». «Во­рами» в то время назывались именно те, кто совер­шал кражи, т.е. брал собственность другого.

В те­чение XVIII столетия уровень организации и вза­имодействия постепенно увеличивался. Создава­лись преступные группы, условием «членства» в которых становились определенные финансовые вклады. Значительное развитие получило арго (феня). К концу XIX века в преступном мире про­изошло четкое распределение по «воровским спе­циальностям» и появились первые признаки по­явлений лидеров преступных группировок.

После революции 1917 года на «преступный путь» вступи­ла определенная часть бывших «политических», которым не нашлось места в условиях образовавшейся новой коммунистической бюрократии. Безусловно, уровень грамотности и организованности у этих лиц был значительно выше, чем у «традиционных» воров. Именно эти, новые, лица стали называться жиганами.

Жиганы позаимствовали и адаптировали часть традиций и обычаев преступного мира. Жиганами были разработаны и первые воровские зако­ны, а именно:

– запрещалось работать или принимать какое-либо участие в общественной жизни;
– запрещалось иметь постоянную семью;
– запрещалось принимать оружие от государства для защиты страны;
– запрещалось сотрудничать с государством в любом качестве участника уголовного процесса (свидетель, потерпевший, обвиняемый и т.д.);
– необходимо было вносить деньги в общак.

Это была первая стадия в формировании новых традиций и обычаев. Другие атрибуты — татуировки, жаргон, клички, жесты — оставались прак­тически теми же. Не претерпели особых измене­ний и эмоциональные элементы криминальной субкультуры — песни, стихи и др.

В 20-30-х годах в сложившемся криминальном сообществе произошел первый крупный конфликт. Часть преступного мира отказалась повиноваться жиганам и поддержала новых выдвинувшихся лидеров — урок. Урки были менее «политизированы», нежели жиганы, и придерживались того мнения, что преступное сообщество не должно заниматься «социальными» вопросами, а должно сосредоточиться исключительно на «профессионализме» преступников.

Постоянный конфликт между урками и жиганами создал потребность в изменении и совершенствовании «кодекса» преступного мира. Постепенно, основываясь на еще дореволюционных преступных обычаях и традициях, был принят единый «закон», позволяющий регулировать поведение высших представителей преступной среды. По этому закону самые авторитетные преступники, пользо­вавшиеся уважением «рядовых» членов преступ­ного сообщества, стали называться ворами в законе.

«Исправительные учреждения» всегда являлись хорошей средой для быст­рого распространения новых традиций. Получен­ные в тюрьмах знания вышедшие из них распространяли на воле, и, таким образом, власть во­ров в законе постепенно укреплялась и распрост­ранялась на всю страну.

К началу Великой Отечественной войны воры в законе стали самой мощной силой в преступном мире СССР. Однако война разделила воров в законе на два лагеря: часть из них решила изме­нить воровскому кодексу и взять в руки оружие, т.е., «встать на защиту страны». Другая часть предпочла остаться в лагерях, верная «истинной присяге».

В конце войны та часть воров в законе, которая «изменила присяге» и взяла в руки ору­жие, захотела вновь интегрироваться в преступ­ное сообщество. Но оставшимися ворами в зако­не они рассматривались как «суки», т.е. предатели воровского закона. Этот конфликт среди прес­тупной элиты привел к «Сучьей войне».

Вой­на между «истинными» ворами в законе и «сука­ми» – была необычайно кровавой. Суки разработали альтернативный кодекс, разрешавший сот­рудничество с властями. Необходимо отметить, что администрация лагерей с успехом использовала возникшие противоречия с целью разобщения и ослабления преступного мира.

Воюющие группировки специально размещались в одних лагерях, одних бараках. А возникающую резню всегда прекращали «не сразу». В результате всех этих событий, воровской закон был несколько изменен. Ворам в законе разрешалось в порядке исключения занимать некоторые должности, ко­торые позволяли им делать поблажки для своих подчиненных. Занятие определенных долж­ностей рассматривалось как необходимость для поддержки преступного мира.

В конце 50-х — начале 60-х годов у властей сло­жилось впечатление, что им удалось полностью разрушить «институт» воров в законе. Но это далеко не было так, хотя необходимо признать, что удалось-таки довольно серьезно подорвать влияние преступной элиты.

Количество воров в законе значительно сократилось. Однако, бесчеловечные и жестокие меры, постоянно применяемые властями в деле «перевоспитания», к победе над воровским движением не привели. Кроме того, социальные и экономические усло­вия поощряли увеличение преступности. А коль скоро преступность увеличивалась, постепенно восстанавливалось и начало расти и влияние воров в законе.

В это время начали проводиться специальные сходки воров в законе для определения стратегии и тактики в борьбе с государством. Декларируемые цифры «побед» над преступностью были не более чем цифрами. Значительное количество преступлений просто не регистрировалось. Значительное количество преступлений «раскрывалось» за счет невиновных людей. А количество лиц, прошедших «школу жизни» в лагерях, росло.

За период с 1961 по 1985 год через систему ГУЛАГа — ГУИТУ прошло более 30 (!) миллионов человек.

В КГБ СССР, который располагал наиболее достоверными фактами о криминальной ситуации в стране, была подготовлена первая програм­ма борьбы с «организованной преступностью», само существование которой в то время напрочь отри­цалось.

ВОРОВСКИЕ И ТЮРЕМНЫЕ ЗАКОНЫ

Не следует путать воровские и тюремные зако­ны. Воровской закон — это свод правил и норм, обязательный для воров в законе. Часть его поло­жений распространяется не только на воров в за­коне, но и на всех других заключенных и лиц, от­носящихся к криминальным сообществам. Эта часть воровского закона, обязательная для всех остальных, называется тюремным законом. Та­ким образом, тюремный закон — это правила, обя­зательные для всех заключенных, независимо от их принадлежности — масти. Тюремный закон ре­гулирует отношения как между заключенными, определяет механизмы разрешения возникающих конфликтов, как между отдельными лицами, так и между группами лиц.

Воровской закон:

– преданность и поддержка воровской идеи;
– недопустимость, отсутствие контактов с право­охранительными органами;
– быть честными по отношению друг к другу;
– вовлечение в свою среду новых членов, особенно из числа молодежи;
– запрет на занятия политической деятельностью;
– следить за порядком в ИУ и СИЗО, устанавли­вать там власть воров в законе;
– обязательное умение играть в карты;

Из этих семи основных законов вытекают сле­дующие дополнительные:

– отказ от сотрудничества с любыми властными структурами;
– никогда не давать показания следственным и судебным органам;
– никогда не признавать вину в совершенном преступлении;
– не иметь собственности и сбережений;
– не иметь семьи;
– периодически садиться в места лише­ния свободы;
– не брать в руки оружия;
– не работать ни при каких условиях;
– держать порядок в зоне, т.е. разбирать конфликты, не допускать ссор, поножовщины и т.д.;
– «греть» изолятор, тюрьму;
– дополнение общака (касса);
– чтить родителей (особенно мать);
– не состоять ни в каких партиях, объединениях;
– учить правильной жизни молодежь, разъяснять, что такое правильные понятия;
– не иметь прописки (регистрации);
– быть честным в картежной игре между ворами.

Тюремный закон:

– выделять долю в общак;
– нельзя поднять руку на вора в-законе;
– почитать Старших;
– почитать родителей;
– непримиримое отношение к доноси­тельству;
– запрет отнимать что бы то ни был у кого бы то ни было без оснований;
– запрет предъявлять кому бы то ни было обвинение без доказательств;
– запрет оскорблять любым образом;
– запрет материться;
– поддержка семейников;
– не вступать в секции правопорядка;
– не воровать у своих (не крысятничать).

Наказания:

В основе сплоченности лежит довольно хорошая организованность и очень жесткие санкции по отношению к нарушителям воровского (тюремного) закона.

У воров в законе существует три вида санкций, которым они могут быть подвергнуты:

– публичная пощечина за мелкие провинности (чаще всего за безосновательное оскорбление). Причем, дать пощечину может только вор в законе;
– дать по ушам – т.е. перевести в низшую масть;
– смерть.

В случае нарушения воровского закона вор не может рассчитывать ни на какое снисхождение. Он будет разыскиваться, пока его не найдут со всеми вытекающими последствиями. После вынесения приговора воровской сходкой, каждый уважающий себя арестант обязан при встрече с приговоренным привести приговор в исполнение.

К преступникам, не имеющим ранга вора в за­коне, может быть применено большее число санк­ций, основными из которые являются:

– избиения;
– «опускание» (совершение насильственного акта мужеложства);
– лишение занимаемого статуса;
– изгнание из семьи;
– ломание рук (ног) – применяется к лицам, безосновательно избившим кого-либо;
– объявление фуфлыжником — применяется к лицам, проигравшимся в карты и не уплатившим проигрыш в срок. О таких людях идет от­писка по лагерям;
– смерть — применяется достаточно редко и только за грубейшие нарушения тюремного закона (доносительство, воровство крупной суммы из общака и т.д.); на убийство провинившегося должна быть санкция вора в законе.

Преступная жизнь, благодаря наличию в ней доли романтики, таинственности, героизма, быстро усваивается, осо­бенно молодежью. Важную роль играет и то, что этой жизни свойственен эмоциональный харак­тер. А кто из настоящих мужчин не любит риск?

Приверженность к ней, усвоение ее ценностей, преданность Закону осуществляется обычно сильной личностью, не получившей в силу различных причин признания, неудовлетворенной своим низким статусом, с обостренным чувством жизненной несправедливости — решившей добиться его в преступном мире.

Имея ряд достоинств, приобщение к воровскому движению происходит быстро и является своеобразным спосо­бом компенсации неудач, преследующих все выдающиеся личности в современном демократическом обществе, которое стремиться подавить любые проявления непокорности режиму.

Понятия воровской жизни, можно сформулировать следующим образом: это образ жизни людей, объединившихся в группы и придерживающихся определенных криминальных законов и криминальных традиций.