Люди, аналитика, события, комментарии Тактико-специальная подготовка

Вольф Опс. Агрессия, агрессивность, жестокость. (Окончание)

Вольф Опс: “В свое время пытался сделать цикл статей, на тему агрессии, агрессивности и жестокости. Но тема заглохла. дальше 4-й части я не продвинулся. Что бы “добро” не пропало, свел это все в одну статью. Получилось как то так”. Продолжение, начало публикации здесь.

Агрессия, агрессивность и жестокость. Часть 3 – Агрессивность, агрессивное поведение и жестокость.

Говоря о понятиях агрессии и агрессивности надо понимать один момент. Дело в том, что понятие агрессии никто толком не может объяснить. То есть, существует примерно с десяток определений данного понятия, и каждое выглядит убедительно и актуально, Что в принципе ни на миллиметр не приближает к пониманию того, что такое агрессия.

В социальном плане всё гораздо проще. “Агрессия” – термин с однозначно негативной окраской и обозначает нечто, непонятное никому, но однозначно нехорошее.

Поэтому, говоря о данном явлении в нашем контексте, придётся с одной стороны отойти вообще от попыток разобрать понятие агрессии, а с другой стороны – запихнуть в него сразу несколько понятий, чтобы хоть как-то оправдать его существование.

Но начнём мы, пожалуй, с очень важного момента. Несмотря на то, что, как мы уже говорили выше, отношение в обществе к понятию “агрессия” очень негативное, ничего плохого в нём нет. Агрессия – это комплекс таких аспектов, как агрессивность (разделённая на внутреннее состояние и внешние проявления), и агрессивное поведение. И в принципе ни в чём из этого нет никакого негатива. Что бы там ни приводили в качестве определения агрессивности, но суть её не в том, чтобы причинять вред окружающим, а в том, чтобы добиваться поставленных целей любой ценой (в том числе, при необходимости прибегая и к силе). То есть, например, психологическое давление, выражаемое языком тела – это тоже агрессивность. Но это нифига не значит, что вы взглядом и позой испепелите и подавите оппонента до полного уничтожения. По сути, настойчивое отстаивание своего мнения – это тоже агрессия. Но это отнюдь не ведет к членовредительству.

Агрессивность – это естественная характеристика человека, более того – постоянно в нём присутствующая. И выражающаяся в ситуациях, когда человек любым способом отстаивает свои интересы (жизнь тоже является интересом, есличо).

Но говоря в нашем контексте, агрессия – это всегда определенное насилие в отношении окружающих или самого себя. В конце концов, заставить себя пересечь простреливаемую зону можно по-разному:
– От “соберись, тряпка!” (агрессия, направленная в отношении себя)
– До “щас сменю позицию, и вам пиздец” (агрессия, направленная в сторону противника).

Всё это сопровождается определенными внешними и внутренними проявлениями, которые в принципе неспецифичны, ибо, пока у нас всех одинаковые организмы с едиными принципами работы, ничего нового ожидать не приходится. То есть, например, у всех совершенно одинаково будет вырабатываться адреналин (“одинаково” – не значит, что в одинаковом объёме), и в зависимости от его объема будут происходить (или не происходить) физиологические реакции.
Тут мы опять сталкиваемся с нашим любимым стрессом (а без него в таких случаях никуда), потому как агрессивность и итоговое агрессивное поведение – это реакция на стрессовую ситуацию. И агрессивное поведение в данном случае будет попыткой устранить источник стресса и тем самым его ликвидировать.

И вот тут сидит очень важный момент, связанный с жестокостью. Чем больший стресс создает ситуация, тем более жёстко мы на неё реагируем. Чем жёстче мы на неё реагируем, тем более принципиальным для нас становится момент эффективного решения этой ситуации. причём, максимальной эффективности. То есть, недостаточно просто дважды выстрелить в грудь противнику и добиться того, что он упал. Нужно лупить в него до тех пор, пока он не перестанет шевелиться (об этом мы говорили в предыдущей части). Да, конечно, эффективность во многом зависит от уровня того навыка, который человек будет использовать для ликвидации стресса. То есть, того самого навыка, который и будет реализовывать в рамках агрессивного поведения. Опять же, возвращаясь к предыдущей части, многое зависит и от уровня навыка, и от объёма опыта разрешения ситуации, и чем этот уровень ниже, тем более жестоким будет это самое разрешение.

Но сама по себе агрессия не имеет прямого отношения к жестокости. По большому счёту, стресс запускает в нас механизм, отвечающий сначала за формирование внутреннего агрессивного состояния (выброс адреналина в кровь и сопутствующая этому психологическая накрутка), а потом и внешнего (сжатые кулаки, стиснутые зубы, прямой взгляд морские медленные волны не то, что рельсы в два ряда). И на этом, кстати, во многом построены стойки и движения как в боевых искусствах/системах, так и в стрелковой подготовке. Посмотрите на человека, который готовится к драке (речь о нормальном человеке, а не о маньяках, которые кидаются в бой из внешне расслабленного состояния), или на человека, который работает на стрельбище (например, двигается по стрелковому маршруту). Во многом его отношение к окружающему читается по его движениям. Если вам доводилось видеть работу грамотной штурмовой группы в помещении (в замкнутом пространстве такие вещи лучше видны, лишние детали не отвлекают), то процесс подхода и изготовки к штурму можно охарактеризовать довольно эмоционально. Это дает прямые ассоциации с чем-то неумолимым и неостановимым. Причём, в этот момент состояние бойцов будет примерно аналогичным, потому как их задачей является вход и максимально жесткое и агрессивное подавление и уничтожение противника.
Вот тут главное не думать, что речь идёт о каком-то психологическом воздействии и подавлении противника, наподобие “визуального поединка” у боксёров перед боем. Ничего подобного. Вот когда кто-нибудь психологически подавит и уничтожит террориста, захватившего самолет с заложниками, вот тогда об этом можно будет говорить всерьёз. Но в данном случае речь идёт о формировании внутреннего состояния через внешнюю механику. То есть, человек, который готовится к броску. Не важно – просто чтобы пересечь простреливаемую зону от укрытия к укрытию, или через дверь/окно “в гости”, каким бы профессионалом он ни был, себя в той или иной степени накручивает. Сила накрутки зависит от того, насколько эта ситуация для него является стрессовой (а по факту – новой). И вот тут возникает второй момент связи с жестокостью.

Человек, который имеет мало опыта, с большей вероятностью проявит жестокость в отношении противника, в силу того, что он либо ещё не знает, либо не до конца уверен в том, что и в каком объёме нужно выполнить для нейтрализации/уничтожения противника. Отсюда, кстати, и берутся сломанные руки при попытке застегнуть задержанного в наручники. При минимальном сопротивлении молодой сотрудник воспринимает это, как нечто из ряда вон, и начинает стараться со всей дури. То же самое касается и уничтожения противника. Об этом мы говорили в предыдущей части. Когда человек, видя судорожные движения (да ещё и накрученный инструктажем, что все враги в бронежилетах) палит в тело, хотя то уже всего лишь судорожно дёргается и просто предается мышечной рефлексии.

Конечно, помимо опыта есть ещё и такой момент – насколько быстро произошёл переход от эскалации внутреннего состояния до непосредственно агрессивного поведения. Так, например, если процесс внутренней эскалации прошёл полностью и начал затухать, и тут надо работать, то вероятность особо сильного проявления агрессивного поведения (а вместе с ним и жестокости) снижается. Потому как уровень стресса снижается, в силу того, что человек перебрал кучу вариантов действий, выбрал наиболее перспективные (с его точки зрения) и теперь работает уже достаточно спокойно. А если ситуация потребовала перехода к активным действиям внезапно, то уровень стресса ломится в стратосферу, унося за собой все планы и мысли, и как результат – агрессивное поведение становится менее контролируемым (то есть основывается больше на рефлексах). И вероятность вот той самой неосознанной жестокости, вызванной быстрой эскалацией стресса, устремляется ввысь, стараясь догнать уровень стресса. То же самое происходит и в ситуации, когда происходит нарушение планов. Как видно, всё дело в волшебных пузырьках в том, какой уровень стресса испытывает человек. Ну и естественно, что речь здесь не столько о том, что человек испытывает на уровне понимания, а о физиологической реакции на гормональный выброс. Причём опять же – чем меньше у человека опыта, тем сильнее этот выброс будет (потому как практически любая ситуация новая). И чем больше опыта, тем сложнее будет этого человека “удивить”. Хотя, если удастся, гормонов будет не сильно меньше, чем в случае с неопытным (человек с большим количеством опыта, особенно типового, сильно отреагирует на изменение, которого раньше никогда не было и которое меняет ситуацию и картину мира)

Какие выводы из всего этого можно сделать? Ну, самые для меня обычные. О необходимости разнообразной стресс-подготовки, о необходимости совершенствования тактики и индивидуального навыка владения оружием (любым, от самого себя любимого до пулемёта). Ну и понятное дело, о том, чтобы обеспечить максимально возможным в рамках подготовки и учебного процесса опытом, чтобы попытаться (именно попытаться, больше всё равно не получится) минимизировать воздействие стресса на бойца и, соответственно, сделать так, чтобы его агрессивность и агрессивное поведение стали более управляемыми.

Агрессия, агрессивность и жестокость. Часть 4. Агрессия и адекватность.

“We’re killing strangers
So we don’t kill the ones that we Love”
(с) Marilyn Manson

И все таки, давайте попробуем разобраться что же такое агрессия и с чем ее едят. Прежде чем приступать к обсуждению темы психопатов и прочих аспектов. Напомню так же, что речь у нас идет об агрессии в определенных жизненных обстоятельствах, так что рассматривать агрессию в целом как социальное явление мы не будем, оставим это дело для профессионалов в данной области.

Как уже говорилось в предыдущей части, во многом проблема в том, что сам термин “агрессия” сейчас сильно опохаблен социальным контекстом. Агрессия считается чем то ненормальным и из ряда вон выходящим.
Прикол в том, что сама по себе агрессия это не хорошо и не плохо. Это нормально. Естественная реакция на некоторые события в жизни. Ненормальным и неадекватным ее делает совокупность силы и причины возникновения. То есть одно дело когда вас пытаются ограбить, или как то очевидно навредить и в ответ вы проявляете агрессивное намерение. При чем речь не только о том, что бы нанести вред физический. В ответ на моральное давление тоже может быть агрессивный ответ, просто надо понимать что если вас кто-то подрезал и назвал козлом, будет ли адекватным бег за дорожным хамом с топором и последующее его расчленение? То-то и оно. Агрессия это нормальное состояние человека, если она проявляется адекватно.

Как раз одна из причин того что мы говорим о “агрессии” как о явлении, в теме про жестокость, связана с тем, что люди будучи не в состоянии адекватно оценить степень угрозы, не в состоянии выбрать адекватную ответную реакцию и правильно определиться с тактикой и действием в сторону угрозы. Отсюда берется и аффектация, и 238 ножевых ранений (реальный случай) и расстрел неподвижного уже тела (а тут и любимый нами стресс подключается). И в итоге агрессия очень часто связывается именно с такими – весьма одиозными случаями. В результате чего и возникает связка, агрессия – неадекватное поведение. Что в принципе не есть правильно.

И вот вопрос адекватности уже полностью лежит на плечах самого человека. Тут мы упираемся в то, что обычно называется “уверенность в себе”, “самооценка”. То есть те причины, которые могут заставить даже сильного человека воспринимать самого себя как слабого. А слабый человек, гораздо более склонен именно к неадекватному проявлению агрессии. Причем слабый в первую очередь, уж простите за пошлость, в моральном плане. Тут мы влезаем в тему психологии напрямую, но постараемся из нее вылезти, а то придут специалисты и тапками погонят.
По большому счету степень агрессивности напрямую зависит от того, насколько сильную угрозу себе человек ощущает. И насколько он готов с ней бороться или взаимодействовать. Так как большая часть людей к угрозам как правило не готова и интерпретировать их не умеет (в силу отсутствия опыта) то фактически любая ситуация может спровоцировать ответную агрессию. А если человек при этом еще и ощущает свою слабость (испытывает ощущение виктимности) то степень реакции может быть не сильно адекватной ситуации. Фактически, человек может решить применить крайние меры в ситуации когда они попросту не нужны. Когда можно обойтись игнорированием, или элементарной сменой положения в пространстве, человек может начать бить, резать или стрелять. При этом есть любопытный вариант, человек может испытывать огромное желание резко отреагировать, но при этом либо не иметь навыка и средств для исполнения этих действий, либо просто бояться применить имеющиеся навыки в силу неуверенности в них.

Сразу оговоримся, что есть такая категория людей которая предпочитает навыки в быту не применять по той причине что не уверены в том что смогут остановиться или адекватно их применить. Проще говоря люди не идут на конфликт по причине того, что просто боятся сорваться и покалечить или убить оппонента. И тут тоже есть свои категории. Есть люди уверенные в себе, которые осознанной не применяют силу и не “выпускают” агрессию наружу, при этом не испытывая никакого внутреннего конфликта. А есть такие, которые имеют навык и опыт, но при этом испытывают внутренние психологические проблемы, и агрессию хоть и не “выпускают” но после ситуации (да и в процессе) переживают ее, и эскалируют состояние внутренней агрессии. Второй тип это вообще грустно, потому как рано или поздно их все таки прорывает, и хорошо если это не приводит ни к каким проблемам а просто обходится бытовыми ссорами и скандалами. Впрочем это ситуацию не решает… Но тут уже надо к специалисту, и лечить-лечить-лечить.

Но мы с вами говорим о нормальных людях. Для которых агрессивное поведение это всего лишь адекватный ответ на угрожающую их жизни ситуацию. Агрессия в данном случае проявляется “по всем фронтам”, и вербально и невербально и физически. С вербальной все понятно:
– Мудила!
– Сам мудила!
(с) Антикиллер.
С физической тоже, применил силу, так что бы оппонент не мог нанести вреда (убивать и калечить при этом необязательно) и как вменяемый человек оставил его размышлять о своем печальном бытие.
С невербальной все в принципе тоже понятно. Показал всем всем своим видом что ты готов применить силу и не боишься ответных действий, а дальше по ситуации.
Это кстати к вопросу о тех, кто может “отболтаться”. Отболтаться в конфликте есть возможность не всегда. Хотя некоторым просто удается так удачно встать и скроить такой комплекс рожи и положения тела в пространстве, что к ним просто подойти боятся. При этом, некоторые из этих людей вовсе не похожи на Валуева и статями не отличаются. Но это уже больше к вопросам самообороны.

Фактически в любом конфликте, если человек чувствует что он в состоянии отстоять свою позицию и точку зрения, в первую очередь все начинается с невербальных сигналов. Увеличение в размерах, нависание, изменение позы и положения в пространстве… Стоп! Вот тут как раз и кроется один любопытный момент. Думаю все хоть раз конфликтовали с близкими и родными, и я думаю не у всех есть чудесная привычка чуть что лупить их по организмам. Но обратите внимание, что как только спор или ссора переходит в “горячую” фазу мы инстинктивно занимаем положение наиболее удобное для удара, при том что бить не собираемся. Это происходит если все остальные вещи (опять же, предельно упрощая, увеличение в размерах, занятие “доминирующего положения”) не помогли. Так вот если они не помогли, мы всегда переходим в стадию демонстрации угрозы. А чем мы демонстрируем угрозу? Правильно – демонстрацией агрессивных намерений. Демонстрацией силы. При этом, вы ж не собираетесь быть человека. Вот если реально собираетесь, или был успешный опыт побоев, то это опять же повод обратиться к специалисту (если что контакты в обеих столицах есть, обращайтесь). И вот вам вопрос:
– Если мы даже в нормальном общении с близкими инстинктивно и механически обращаемся к агрессии что в ней плохого?
А ничего. Если она не вылезает за пределы адекватного реагирования, и не приводит в дальнейшем к развитию внутреннего конфликта. Ведь даже если просто понаблюдать за энергичным спором людей, которые не собираются друг друга бить и убивать, то вы все равно увидите все признаки проявления агрессии. А если точнее само проявление агрессии, просто адекватное.

Дело в том, что нас пугают тем что агрессия это плохо. Ну ок, это плохо, а что взамен? Какой природный биологический механизм может это заменить? А никакой. Ведь проявления агрессии далеко не всегда (на самом деле в мизерном процентном соотношении) приводят именно к ее проявлению в физическом и механическом смысле. Агрессия это механизм аналогичный страху. Если у человека нет страхом… То это… Мммм… Очень странный человек. И скорее всего пиздабол. Точно так же и с человеком, который говорит что он вообще не агрессивный. Во-первых он по-любому врет, а во-вторых у человека в голове такие тараканы, которых одним дихлофосом не вывести.

И вот тут мы наконец то подходим к теме о психопатах, о которых будем говорить в следующей части.
Что же касается итогов данной части, то каждый их сделает для себя сам, но очень важно понимать что как и любое понятие “агрессия” само по себе стерильно, оно не обладает ни “черно” ни “белой” окраской. Вы ж в туалет ходите без моральной оценки этого действа? Нет. Если упростить схему до предела, то вот надавило вам на кишечник или мочевой пузырь, и вы бежите до горшка. Естественный процесс? Абсолютно. Так и с агрессией, случилась ситуация, в кровь ахнулся в немалом количестве следующий список:
– тестостерон, кортиколиберин, вазопрессин, кортизол, адреналин и норадреналин.
Организму на это надо как то реагировать? Надо. Вот он и реагирует. А почему он весь этот коктейль в себя выгрузил? Потому что был повод. А вот тут уже вступает в дело вопрос адекватности восприятия этого самого повода, и соответственно адекватность реакции. Да, частично истоки агрессии лежат в социальном окружении, но и забывать о ее биологической основе (как сейчас любят делать) нельзя.
Потому как социальная среда она переменчивая (сегодня норма, завтра нет), а биология у нас весьма стабильна уже хренову тучу лет.

Автор Вольф Опс.