История и традиции Транспорт, техника, снаряжение

«Летающая крепость» Сталина

О боевой работе экипажей дальних высотных бомбардировщиков Пе-8, которые получали боевые задания из ставки ВГК, на страницах газеты “Военно-промышленный курьер” рассказывает Виталий Орлов.

В хрониках Великой Отечественной войны практически нет подробных описаний операций с участием четырехмоторного дальнего бомбардировщика Пе-8. Его создание стало результатом реализации военной доктрины РККА, принятой в первой половине тридцатых годов прошлого столетия и предусматривающей нанесение бомбовых ударов по транспортным, промышленным и иным стратегическим объектам вероятного противника, расположенным на значительном удалении от линии непосредственного соприкосновения.

Тем не менее в боевой биографии Пе-8 (42, АНТ-42, ТБ-7) немало эпизодов, свидетельствующих о важности задач, которые с помощью этого самолета решало командование советских ВВС. Этот высотный скоростной бомбардировщик наносил бомбовые удары по столице фашистской Германии в августе 1941 года, успешно бомбил промышленные районы Данцига, Кенигсберга, Хельсинки, при его поддержке проводились масштабные войсковые операции в Сталинграде и на Курской дуге. И наконец, именно на этом самолете, недосягаемом для немецких истребителей и зениток, в 1942 году совершен беспрецедентный перелет советской правительственной делегации во главе с председателем Совнаркома Вячеславом Молотовым над территорией фашистской Германии в Лондон, а затем и в Вашингтон.

Впервые о необходимости создания тяжелого высотного бомбардировщика в ВВС РККА задумались в начале 30-х годов прошлого столетия. В июне 1931-го в ЦАГИ поступили тактико-технические требования к новому высотному бомбардировщику под шифром ТБ-7. Основными техническими и эксплуатационными характеристиками, по мнению военных, должны были стать следующие параметры: максимальная скорость полета – не менее 250 километров в час, боевой эшелон – порядка 7000 метров, дальность полета – 1500–2000 километров, экипаж – 10–14 человек.

Дополнительным пожеланием руководства ВВС стала возможность использования самолета в качестве «крейсера сопровождения» крупных бомбардировочных соединений. Неспокойная обстановка в Европе требовала наличия тяжелых боевых машин, отличающихся непривычно высокими для того времени показателями высоты и скорости полета, высокой степенью живучести и возможностью нести солидную боевую нагрузку. Другими словами – требовались «летающие крепости». Создание такого летательного аппарата поручили коллективу КБ Андрея Николаевича Туполева.

Летчики хотели видеть новый высотный бомбардировщик, способный не только вести прицельное бомбометание с достаточно больших высот при неуязвимости для зениток ПВО, но и обладающий скоростью, превосходящей возможности истребителей-перехватчиков.

Проработку проекта «АНТ-42» поручили бригаде Владимира Петлякова, представлявшей конструкторский отдел сектора опытного самолетостроения ЦАГИ, обладавшей на тот момент опытом создания тяжелого бомбардировщика ТБ-3.

В декабре 1936 года шеф-пилот ЦАГИ Михаил Громов поднял в воздух первый опытный образец изделия «42». И несмотря на то, что конструкция бомбардировщика пока не обрела оптимальных очертаний, летные испытания показали результаты, близкие уровню, который хотели видеть в руководстве ВВС Советского Союза.

Реальность выполнения поставленной задачи не вызывала сомнений ни у военных, ни у конструкторов, но в процесс создания столь необходимого РККА тяжелого бомбардировщика вмешалась запущенная во второй половине 1936 года машина репрессий. Арестованными оказались оба руководителя проекта «АНТ-42» – Алексей Николаевич Туполев и Владимир Михайлович Петляков. Во главе проекта, подошедшего в то время к стадии доводки и подготовки к серийному выпуску, встал ученик Туполева Иосиф Незваль.

К апрелю 1938 года изделие «42» было полностью доведено и принято на вооружение авиацией РККА. Для строительства новой боевой машины предполагалось использовать мощности Казанского авиазавода № 124, и несмотря на колоссальные трудозатраты для подготовки производства, можно было ожидать выход проекта на финальную стадию.

Но неожиданно возникло другое препятствие, вызванное изменениями взглядов руководства СССР на доктрину ведения будущей войны. Усиленно культивируемая в последние предвоенные годы отдельными военными специалистами концепция войны на чужой территории привела к признанию нецелесообразным уничтожение военных, промышленных и инфраструктурных объектов в глубоком тылу противника. Следует отметить, что руководство нацистской Германии придерживалось схожих взглядов, отказавшись от создания тяжелых бомбардировщиков дальнего радиуса действия.

В результате актуальность проекта «АНТ-42» оказалась под большим вопросом. Дров в костер, на котором вот-вот должен был сгореть новый советский дальний бомбардировщик, подбросили из ЦИАМа имени Баранова, отказавшись от серийного производства агрегата наддува, без которого ТБ-7 становился заурядным средневысотным самолетом.

Проект спасли два обстоятельства: отсутствие поддержки модной концепции в военно-политическом руководстве СССР и непрекращающаяся даже в сложный период напряженная работа коллектива КБ-1, возглавляемого Незвалем, позволившая довести боевую машину до требуемого уровня надежности и раскрыть ее уникальные технические и эксплуатационные характеристики. Несмотря на то, что проблемы с созданием тяжелого высотного бомбардировщика на этом не закончились, за год до начала Великой Отечественной войны первые машины под индексом ТБ-7 стали поступать в строевые авиачасти РККА. Справедливости ради следует отметить, что анализ боевых действий германской авиации на Европейском ТВД давал серьезный повод усомниться в целесообразности крупносерийного производства тяжелых бомбардировщиков и это в свою очередь отразилось на формировании авиапарка ТБ-7. Именно поэтому в предвоенном 1940 году было выпущено всего 12 машин.

Первое боевое испытание нового бомбардировщика пришлось на Зимнюю войну СССР и Финляндии и вышло неудачным. В январе 1940 года Пе-8, пилотируемый летчиком-испытателем НИИ ВВС Владимиром Дацко, вылетел в район Карельского перешейка, но потерпел аварию. Комиссия, разбиравшая инцидент, обвинила в случившемся пилота.

Одним из ярчайших эпизодов боевой биографии Пе-8 большинство военных историков считают бомбовый удар по столице фашистской Германии. В ночь с 9 на 10 августа 1941 года, спустя полтора месяца после начала войны десятка Пе-8 взяла боевой курс на Берлин. Запасной целью определен Кенигсберг. По различным причинам по целям отработали шесть экипажей. Несмотря на то, что только две машины вернулись на родной аэродром (остальные были сбиты или сели на вынужденную посадку из-за нехватки топлива и отказов техники), важность этого эпизода великой войны трудно переоценить. Особая значимость авиаудара по Берлину заключалась в том, что его нанесла полностью разгромленная, по словам рейхсминистра пропаганды Германии Йозефа Геббельса, советская авиация. Нанесла, несмотря на хвастливое заявление шефа люфтваффе Германа Геринга, гарантировавшего немцам, что никогда ни одна бомба не упадет на столицу рейха.

Не менее примечателен и еще один бомбовый удар: в конце апреля 1943 года Пе-8 стал первым самолетом в ВВС армий антигитлеровской коалиции, поднявшим и успешно применившим пятитонный авиационный боеприпас – ФАБ-5000НГ.

Советская авиация дальнего действия времен Великой Отечественной войны не могла похвастаться большим количеством боевых машин. К весне 1942 года был сформирован 746 БАП, летавший на Пе-8, – на его базе впоследствии создана 45-я авиадивизия дальнего действия. В штате полка находилось пятнадцать Пе-8, причем состав боевых групп, вылетавших на бомбежку, не превышал шесть – восемь машин. О важности заданий для бомбардировщиков можно судить по одному факту – цели для экипажей определялись исключительно Ставкой Верховного главнокомандования.

Весомую роль Пе-8 сыграл, участвуя в массированных налетах на Хельсинки, состоявшихся в феврале 1944 года и ставших частью войсковой операции по принуждению Финляндии к выходу из войны с Советским Союзом.

Несмотря на относительную малочисленность Пе-8, интенсивность их боевого применения впечатляет. За три с половиной военных года дальние высотные бомбардировщики совершили 1509 боевых вылетов, в ходе которых было применено более 5370 тонн авиационных боеприпасов различных калибров. В связи с техническими сложностями при взлете с грунтовых ВПП в конце 1944 года боевое применение самолетов этого типа было решено прекратить.

После победы бомбардировщик Пе-8 недолго оставался на вооружении ВВС, его стали широко использовать в качестве транспортного самолета, доставлявшего грузы в районы Севера и Арктики, в том числе и специального назначения.

Таким образом, несмотря на сравнительно недолгую боевую биографию, Пе-8 можно считать первым скоростным бомбардировщиком дальнего действия, в полном объеме отвечавшим требованиям своего времени.

Автор Виталий Орлов

Источник

Опубликовано в выпуске “Военно-промышленный курьер” № 2 (865) за 19 января 2021 года