Бусидо Нокаут

Несколько набросков на тему “Пустое сознание” или “Мусин”. Рассказывает Игорь Горбунов. ( Часть 2)

Немного рассуждений в современных тонах на тему «Пустое сознание» или (яп.: 無心 [Мусин]) – сокращение от 無心の心 [Мусин-но син], выражения из дзена переводящегося как «ум без ума» . Начало публикации здесь.

К беседе с Глебом Николаевичем Музруковым: «…Вся эта изысканность в психологии называется динамическим стереотипом…».

*******
Глеб Музруков, думаю, что речь всё же идёт о другом, о чём-то более широком и глубоком чем динамический стереотип.

Одного динамического стереотипа будет недостаточно в условиях стресса критической ситуации, когда надпочечники вбрасывают в кровь избыток адреналина и эндокринная система в целом «вступает в конфликт» с ЦНС, что в конечном счёте приводит к угнетению нервной системы и не только может разрушить приобретённые двигательные стереотипы, но и их основу – двигательные навыки. Что в свою очередь зачастую ведёт к отключению не только физических качеств – особых базовых сторон моторики как совокупности двигательных возможностей, но и волевых качеств – способности человека достигать поставленных целей в условиях реальных трудностей.

Вот тут мы подходим к сути проблемы и следует определить понятия, ведь сказано:
名不正则言不顺言不顺则事不成

  1. «Если понятия не определены, то речь бессвязна. Речь бессвязна – дела не свершаются». Цитата Кунцзы из «Лунь Юй», XIII «Цзылу» (перевод Глеба Музрукова).
  2. Или так: «Если именования не точны, то речи сумбурны … Если речи сумбурны, то деяния ничтожны!» (перевод Игоря Горбунова).

Оставим за рамками этой публикации все уровни организации движений и ограничимся законом построения движения, согласно которому «сознательное действие, автоматизируясь, переходит в уровень бессознательного, рефлекторного, и наоборот, рефлекторное может приобрести самостоятельное значение, войти в сферу сознания».

Далее вернёмся собственно к динамическому стереотипу.

«Динамический стереотип – это закрепившаяся система временных нервных связей (условных рефлексов), образовавшаяся в ответ на устойчиво повторяющуюся систему условных раздражителей и позволяющая выполнять определенные действия без значительного напряжения сознания».

Однако этого не достаточно для рассмотрения обсуждаемого вопроса и нужно ещё учесть и особенности динамических стереотипов, которые:

  • «облегчают выполнение стандартных, повторяющихся действий (многократное повторение одних и тех же процессов в центральной нервной системе приводит к их максимальной дифференцированности, выраженности, делает осуществление динамического стереотипа легким, экономичным, автоматичным. Одновременно это освобождает остальные отделы мозга для творческой работы);
  • обеспечивают длительное сохранение опыта действий в привычных условиях, а также готовность действовать максимально эффективно в случае, если эти условия возникнут и в будущем;
  • вызывают по механизму временной связи повышение готовности к предстоящей деятельности;
  • обеспечивают наилучшее использование прошлого опыта в новых условиях, для выработки новых связей (взрослый человек, попав в новые условия, совсем не похож на новорожденного, в частности потому, что пытается разобраться в возникшей ситуации на основе своего опыта, используя все ценное в нем, т.е. видоизменяет и динамические стереотипы, приспосабливая их к новым условиям);
  • нередко направляют в течение некоторого времени многие мозговые процессы, так как, возникнув в результате какого-то одиночного возбуждения – “толчка”, стереотип начинает развертываться по привычной схеме и доминировать в высшей нервной деятельности».

Здесь обратим внимание на присутствие «импровизации» как вершины мастерства среди вышеперечисленных особенностей динамических стереотипов.

При этом, основой «динамического стереотипа» является «двигательный навык» – «выработанное вследствие тренировки движение, компоненты которого в значительной степени автоматизированы. Двигательный навык — основа формирования двигательного стереотипа. Двигательный навык характеризуется словесными «рабочими формулами», которые произносятся мысленно про себя (прим.: NB!) или в виде команд (прим.: в том числе тактильных и визуальных). Эти команды предполагают выполнение определенного движения или физического упражнения. Эти движения многократно повторяются и заучиваются. Так формируется двигательный навык».

И так, мы знаем, что человек не может сознательно управлять своей эндокринной системой. Хотя, возможно ряд дыхательных упражнений может влиять на сопротивляемость ЦНС негативному действию избытка адреналина в крови.

Далее мы выяснили, что динамические стереотипы, позволяющие выполнять определенные действия без значительного напряжения сознания, формируются на основе словесных «рабочих формул», которые произносятся мысленно про себя в ходе тренировочной практики – многократного повторения определенных движений, которое приводит к их автоматизации.

Теперь попытаемся определить, что можно противопоставить разрушительной силе стресса.

Ответ напрашивается один: Устойчивость и Уравновешенность, основанные на Физической и Психологической готовности, подробнее об этих понятиях читайте здесь.

И если Физическая готовность формируется в ходе тренировочного процесса, то считается, что Психологическая готовность – в ходе подготовки и участия в соревнованиях, что справедливо для состязательной практики.

Однако при всей схожести психологических состояний в ходе конфликтного объектно-субъектного взаимодействия на соревнованиях и конфликтного противостояния в столкновении с реальным риском для собственной жизни разрушительная сила воздействия стресса будет разная. И здесь на первый план выступает мотивация действий и убеждённость в своей правоте, что в нашем случае отражается в готовности к бескомпромиссной нейтрализации противника, в быту именуемой «Силой Духа».

В итоге, во главе угла уже оказывается решимость выполнить поставленную задачу, готовность к самопожертвованию а не стремление к пьедесталу. При этом вспомним, что честолюбие есть грех, а жертвенность – героизм.

Теперь основой уже становится отсутствие рефлексии как размышлений о своих последующих действиях, о своём психическом состоянии, анализа своих переживаний, страха возможного последующего наказания за эти действия или своей гибели. Что выступает единым фронтом с «импровизацией» как вершиной мастерства овладения динамическими стереотипами.

Тут и происходит единение в Устойчивости уравновешенных Физической и Психологической готовности.

Это состояние достигается, когда разум человека свободен от злости и ярости, страха или мыслей о самом себе. Отсутствуют пустые рассуждения и сравнения, так что человек становится способен действовать и отвечать оппоненту без сомнений и задержек.

Однако, это не расслабленное, полусонное состояние, тогда и динамические стереотипы будут бесполезны.

Можно сказать, что разум в этот момент работает на очень большой скорости, но без направления или плана, не опираясь в физическом и техническом плане на двигательный навык как основу формирования двигательного стереотипа, характеризующийся всё теми же мысленными словесными «рабочими формулами», но основываясь на определённом состоянии сознания. Которое и являет собой ни что иное как, определённое эмпирическим путём по итогам участия в боевых действиях, «Пустое сознание» или Мусин (яп. 無心), где «отсутствие мыслеформ» понимается как непродуцирование и неподавление «мыслеформ внутреннего диалога, шаблонов поведения и клише решений» замутняющих сознание.

Другими словами это – состояние восприятия изменений ситуации при сохранении «текущего/непрерывного» сознания с исполнением той или иной работы, когда адекватные реакции и действия совершаются автоматически, подобно вождению автомобиля опытным водителем.

Круг замкнулся!?

Автор Игорь Горбунов