Бусидо Нокаут

Несколько набросков на тему “Пустое сознание” или “Мусин”. Рассказывает Игорь Горбунов. ( Часть 1)

Несколько набросков на тему «Пустое сознание» или Мусин (яп. 無心) – сокращение от Мусин-но син (яп. 無心の心), выражения из дзена переводящегося как «ум без ума» или возвращаясь к Восприимчивой своевременности (敏感さ [Binkansa] или 敏感性 [Binkansei]).

«Мусин» означает отсутствие, не продуцирование и не подавление «мыслеформ внутреннего диалога, шаблонов поведения и клише решений» замутняющих сознание или восприятие изменения ситуации в состоянии «текущего/непрерывного» сознания при исполнении той или иной работы, когда адекватные реакции и действия совершаются автоматически, подобно вождению автомобиля опытным водителем.

Игорь Горбунов. Автор картины Федор Тамарский

Для достижения такого уровня реагирования и исполнения работы необходимо приобретение и постоянное совершенствование базовых навыков для формирования необходимых качеств – путь от закрепощающего «сознательного» к контролируемому «бессознательному».

Применительно к Каратэ я бы сказал, что этот путь состоит из:

  • На начальном этапе это – наработка базовой техники и её последующая трансформации в Ката. Что означает – загнать себя в «прокрустово ложе» Формы.
  • После того как «уже больше нечего отсечь» («идеал – не тогда, когда больше нечего добавить…») и осознание многовариантности «вошло в тело», это – выход из Формы и переход к импровизации, подобно Пути художников, музыкантов, шофёров.
  • Далее следуют проверка и закрепление приобретённых качеств через полученные навыки в практической деятельности, понимая, что ничто не защищает от фиаско…

Таким образом, практикой Основ (基本伎 [Кихон вадза]) мы осознанно загоняем себя в Форму (型 или 形 [Ката]), чтобы посредством Импровизации (組手 [Кумитэ]) обрести Искусство (術 [Дзюцу]) и следовать Пути (道 [До]). Ведь Искусство и есть умение выйти за рамки Формы, но чтобы откуда либо выйти, туда сначала нужно войти.

Однако вышесказанное относится к Физической готовности (身構え [Ми Гамаэ]) и без Психологической готовности (気構え [Ки Гамаэ]) результат, очевидно, не будет достижим. Тут на первый план практики выходит Мотивация и примером тому, опять становится Путь водителя – избежать аварийной ситуации предвидя её на дороге или в критической ситуации совершить невозможное, спасая даже не себя, но пассажиров…

В конфликтном же противодействии возникает необходимость умения «расчеловечить» агрессора и за счёт этого отринуть мысли о возможности собственной смерти или страх возможного последующего уголовного преследования, ведь такие мысли, безусловно, будут тормозить реакции и действия…

Состязательная практика, к сожалению, такого опыта не даст, поэтому «лучший бой – несостоявшийся!»

Продолжение публикации здесь

Автор Игорь Горбунов